online

Мозаика Еревана. Церковь Св. Погоса-Петроса

ПорМозаика Ереванатал «Наша среда» продолжает публикацию глав из книги Эдуарда Авакяна «Мозаика Еревана».

Предыдущие главы:

МУЖИ И ОТЦЫ ЕРЕВАНА

ШАЛЬНЫЕ ЕРЕВАНЦЫ

ЦЕРКВИ ЕРЕВАНА

 

ЦЕРКОВЬ СВ. ПОГОСА-ПЕТРОСА

Старый Ереван на своем историческом пути потерял много прекрасных памятников. Но среди этих утрат, несомненно, самой тяжелой стала церковь Св. Погоса-Петроса – прекрасный памят­ник был разрушен не землетрясением, вражеским нашествием, а самими армянами, их собственными руками. «Архитектурный па­мят­ник – книга, – свидетельствует Анатоль Франс, – где каждое поколение пишет свою страницу». Да, мы поколение XX века, напи­сали свою страницу, разрушили, уничтожили кусочек исто­рии. Но ведь церковь Св. Погоса-Петроса являлась свиде­тель­ст­вом нашего исторического существования двух веков, принадле­жа­щего не только Еревану, но и всей Армении. Об этом расска­зы­вают прекрасные фрески, которые, как выяснилось, имеют историю пятнадцати веков.

В 1924 году, работая над новым проектом Еревана, А. Тама­нян сделал все, чтобы сохранить церковь – она оставалась в сто­ро­не от других зданий, в центре овальной площади.

Но в жестокие 30-е годы поголовного разрушения новые власти города, решив, что церковь – «пережиток прошлого», не­нуж­ного, решили ее снести, и на этом месте построить кинотеатр.

Армянская интеллигенция попыталась выразить свое воз­му­щение, помешать новому вандализму. В феврале 1930г. пред­се­датель Комитета по охране памятников Александр Таманян обра­тился с письмом к Наркому А. Егиазаряну, объяс­няя огром­ное значение церкви. «Ее исчезновение, – писал А. Таманян, – создаст значительный пробел в истории строительства Еревана».

Но все попытки спасти церковь, многочисленные жалобы интеллигентов и специалистов оказались тщетными. Когда от име­ни властей вещает невежество, вся борьба напрасна. И нача­лось. Сначала разрушили колокольню, обезглавили церковь. Рас­ска­зывают, как все были повергнуты в ужас, люди плакали тай­ком, чувствуя себя бессильными и беспомощными.

А. Таманян с болью в сердце снова обратился к А. Егиа­за­ря­ну: «Во время разрушения церкви Св. Погоса-Петроса, во вре­мя проводимых Комитетом по охране памятников археоло­гичес­ких работ выяснилось, что здание имеет ряд историко-археологи­чес­ких ценностей: барельефов, письменных свидетельств и осо­бен­но редчайших фресок – единственных и исключительно цен­ных в научном отношении, которыми были покрыты стены церк­ви».

Комитет по охране памятников и вся армянская интелли­ген­ция стремились не допустить разрушение церкви, уничтожить фрески, которые являлись исключительными образцами мирово­го искусства. Вопрос сохранения этих фресок стал предметом дис­куссии многих искусствоведов и ученых, не только в Арме­нии, но и за ее пределами. Фресками заинтересовались русский искусствовед-художник Игорь Грабарь, немецкий археолог Шнай­дер.

Для изучения шедевров Средневековья Комитет пригласил в Ереван русского искусствоведа и художника Гр. Чиркова. Он приехал в Ереван и на протяжении нескольких месяцев детально изучал фрески церкви Св. Погоса-Петроса, представил прави­тель­­ству свои выводы и заключения. В документах русский кол­лега подтвердил то, что шесть слоев фресок на стенах созданы в разное время, принадлежат разным векам и являются материаль­ным свидетельством прошлого, а значит, представляют неоспори­мые документы истории. «…Пройдя через технологию художест­вен­ных слоев, – пишет Гр. Чирков, – и познакомившись с армян­ской литературой и другими исследованиями материальной куль­ту­ры, можно сказать, что глубокое изучение рукописей Востока, в частности, Армении, а также живописных материалов, может изменить имеющееся в европейском научном мире мнение о вре­мени возникновения масляной краски – важное уточнение в изу­че­нии художественного живописного искусства». Ученый тем самым доказывает неоспоримый факт, что фрески церкви Св. Погоса-Петроса не только по мастерству своего исполнения, но и по технике предшествовали, и на несколько веков, Европе.

Эти доказательства, наконец, в какой-то степени изменили отношение разрушителей к фрескам церкви. Не отказываясь от решения разрушить церковь, Наркомпрос обратился в Комитет по охране памятников, предложив осторожно отделить фрески от стен, сложить в соответствующие ящики для дальнейшего изуче­ния. И началась трудная, кропотливая работа по отделению фре­сок.

Так, агония церкви Св. Погоса-Петроса растянулась еще на один год.

Александр Таманян вновь обратился в Наркомпрос: «Год изу­чения церкви Св. Погоса-Петроса, – пишет он, – которое про­во­­дилось как нашими учеными, так и известными всесоюз­ны­ми учеными (Чирков, Грабарь), как и известным немецким археоло­гом, специалистом по фрескам Шнайдером, доказало древ­ность строения (V–VIвв.) и особенную ценность 6–7 слоев фресок раз­ли­чного периода, покрывающих его стены. Исследо­ва­ние их может произвести революцию в истории искусства…» Эти слова, написанные с болью за исчезающие фрески, казалось, мог­ли повлиять на разрушителей, остановить их на полпути, сохра­нить хотя бы развалины, на которых еще были остатки фресок. Но… варварство не признает искусства. Оно – его враг.

В течение пяти лет специалистам удалось слой за слоем отделить фрески от стен для передачи в музей. В 1939 году Коми­тет по охране памятников поручил Е. Байбуртяну, а также прие­хав­шему из Киева реставратору П. Юркину заняться фресками.

П. Юркин был восхищен, увидев остатки фресок. Он писал: «Некоторые узоры поражают своим очарованием. Чистота линий и возвышенность красок дает право думать, что мы имеем дело с единственным и подлинным произведением яркого периода Юсти­ниана (483–565гг.) в нашей стране» (имеется в виду СССР).

Все, что было спасено, было передано в Государственный исторический музей Армении и Музей истории города Еревана. Не случись такого разрушения, в центре Еревана мог бы возвы­шаться прекрасный образец древнего искусства с фресками, – свидетельствами высокого искусства, таких, как редкие образцы, чудом спасенные в ереванских музеях: «Воин», «В миг молит­вы» – на ней изображены последний армянский царь Трдат с женой Ашхен и сестрой Хосровдухт. Они коленопреклонены, руки под­ня­ты вверх – все динамично, в движении, а во взорах – надежда и вера.

В Музее истории города Еревана хранится фреска Св. Вар­фо­ломея. Это две большие гирлянды цветов в потускневших от времени красках. Здесь же хранится дверь церкви с чудесным орнаментом. Это – дверь из старого Баязета, которая с большими трудностями была перевезена в 1835 году в Ереван и подарена церкви Св. Погоса-Петроса.

Остается только сожалеть о потери памятника – невозв­ра­ти­мого свидетельства нашей истории.

 

Эдуард Авакян

Продолжение

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top