• Ср. Май 29th, 2024

Артак Магалян. Генеалогия Мелик-Егаянов – владык Дизака

Фев 9, 2024

“Наша Среда online”Продолжаем публикацию монографии известного армянского историка Артака Владимировича Магаляна “Арцахские меликства и меликские дома в XVII–XIX вв.”, посвященная одному из важнейших этапов армянской истории – истории меликств Арцаха.
Благодарим автора за согласие на публикацию книги.

Введение
Глава первая. Арцахские меликства как проявление армянской государственности
1. Войско арцахских меликств
2. Судопроизводство в арцахских меликствах
3. Налоговые обязательства
4. Участие меликов Арцаха в духовных делах своих гаваров
Глава вторая. Генеалогия меликских домов Арцаха
1. Генеалогия Мелик-Бегларянов – владык Гюлистана
2. Генеалогия Мелик-Исраелянов – владык Джраберда
3. Генеалогия Атабекянов – последних владык Джраберда
4. Род Асан-Джалалянов – владетелей Хачена в XVII–XIX веках
5. Генеалогия Мелик-Шахназарянов – владык Варанды

  1. ГЕНЕАЛОГИЯ МЕЛИК-ЕГАНЯНОВ – ВЛАДЫК ДИЗАКА

Территория гавара Дизак (Тизак, Дузах) начиналась от горного пояса Дизапайт и Ишханагета и простиралась до реки Аракс у моста Худаферина. В начале XVIII в. владыками гавара Дизак были Мелик-Еганяны (Мелик-Аваняны), крепость которых находилась в селении Тох, напротив монастыря Гтич. «Из строений, входящих в первоначальный комплекс, сохранились ворота главного входа, две комнаты и двухэтажная приемная, а также другие соседние комнаты и кое-какие участки крепостных стен»[526]. Здесь мы вкратце представим родословие и генеалогическое древо Мелик-Еганянов[527].

Сведения о происхождении Мелик-Еганянов довольно противоречивы. Так, историограф XIX в. Мирза Юсуф Нерсесов считает, что: «Мелики этих мест – старинные переселенцы из Турции (Рум)»[528]. А по мнению настоятеля Гтчаванка Ар. Костанянца[529], Мирзы Адигезаль-бека[530], С. Джалалянца и Раффи, Мелик-Еганяны переселились в Арцах из Лори. С. Джалалянц и Раффи происхождение последних напрямую связывают с Лорис-Меликянами, а их первоначальным местом поселения считают село Арду гавара Лори[531]. По этому поводу Лео пишет: «В то время как одна ветвь преданий считает меликов Дизака переселенцами из города Урмия, что в Персии, другая утверждает, что они прибыли из Лори, а третья ветвь поправляет вторую версию, утверждая, что те не были коренными лорийцами, а переселились в Лори из той же страны Дизака»[532].

По преданиям, в начале XVIII в. «Мелик-Еган, сын вардапета Гукаса из области Лори, из села Арду[533], из рода Лорис-Меликянов, враждовал со своим родственником Элизбаром, который был в то время правителем двух областей – Лори и Ташир, за исключением Мжавета и Бабажанадзора, но ничего не получив, вместе со всем семейством отца переселился в село Тох области Дизак, страны Арцах»[534]. То, что упомянутый Элизбар был реальной исторической личностью, становится очевидным из опубликованной С. Джалалянцем памятной записи: «В году 1133 армянского летосчисления (1684), в память десницы епископа Погоса и в усладу Ованесу Одзнеци: да благословит Господь усопших епископа Саргиса, епископа Акопа, и тер Григора, и тер Аракела, что был служителем калантарства (градоначальства – А. М.) Бегдашбека и Элизбар-бека»[535]. Однако поскольку до сих пор нет достоверных фактов о переселении Мелик-Еганянов, то последнее слово пока остается за преданиями.

На двери северных ворот церкви Св. Ованес села Тох сохранились очень важные сведения о семье мелика Егана: «Дабы благословил господь Христос: сей подкресник – в память мою, парона Мелик-Егана, и родителей моих Мовсеса – вардапета Гукаса, его матери Шхо и родительнице моей Мариам, и брата моего Арама, и сестры моей Ханум, супруги Ханум ага, сына Арама, Эсаи (Есаи), Бахтама, Овсепа, Багира, Аракела, Сафара, Пагума, Верта, супруги Гезал, дочери Тавар, Ханпаджи, Хатуна Хатаи, и других живших помяните, аминь»[536].

Отремонтировавший Гтчаванк вардапет Гукас, как гласит его надгробие[537], скончался в 1715 г.

За проявленную доблесть во время персидско-турецкой войны Надир-шах назначил сына вардапета Гукаса мелика Егана главным управляющим в меликствах Хамсы. Члены рода стали называться его именем – Мелик-Еганяны (Мелик-Аваняны). Персидский историк Мухаммад-Кязим мелика Егана представляет как мудрого деятеля, наделенного чрезвычайными способностями тонкого политика, который удостоился большой любви и доверия Надир-шаха[538]. Он в феврале 1736 г. принял участие в Муганском курултае (собрание знати)[539], во время которого Надир взошел на престол Ирана. Мелик Еган в 1737 г. указом Надир-шаха был назначен главным управляющим меликств Хамсы. «В это время владыка Дизака был седовласым, уже искушенным и мудрым правителем, прославившим свое имя великими антитурецкими подвигами»[540].

Сохранилась надпись у входа в приемную мелика Егана, где в хронологическом порядке вкратце описаны некоторые примечательные события периода его властвования. Представляем эту надпись в расшифровке известного историка А. Папазяна: «В году 1186 армянского летосчисления (1737). Сия приемная есть память. Было так, что я – сын вардапета Гукаса, а имя мое Мелик-Еган, вначале собрался народ и назначил меня [сельским] старостой. После этого, когда страна подверглась раздорам, я оказал некоторые услуги царю шаху Тахмаспу – сыну шаха Султан-Хусейна, и он назначил меня меликом [над] ними. Затем пришел османец и отобрал у него [страну]. Ему тоже оказал столько услуг, что когда привели в Дизак, я не допустил, чтобы из Армении увели пленных. Потом из Араха [Центральный Иран] пришел могучий царь Надир-шах со своим войском и отвоевал страну у османцев. Ему я тоже оказал столько услуг, что он назначил меня ханом и бекларбеком над шестью христианскими магалами – Талишом, Чарабердом, Хаченом, Варандой, Кочизом, Дизаком, и оказал почести. Кто потом прочтет, [тот] узнает из этой надписи, что таковыми были деяния наши, пусть хоть раз скажет: помилуй, отче. Конец. Аминь»[541].

В нашем распоряжении есть несколько нововыявленных документов, могущих пролить свет на события, описанные в вышеупомянутой надписи. Так, в Национальном архиве Армении хранится договор о купле-продаже от 1166 г. армянского летосчисления (1717), согласно которому сын Джилаванц Тиха Чали продает мельницу своему племяннику – «сыну Саргиса Исо»[542]. Этот документ важен не столько своим содержанием, сколько тем обстоятельством, что на нем стоит печать Егана с надписью «Еган танутер свид.». Итак, благодаря этому документу становится ясным, что в 1717 г. Еган был танутером Тоха.

Продолжая тему, отметим, что в той же папке хранятся два других документа 1727–1728 гг., в которых Еган упомянут уже как носитель титула мелик. В первом из этих документов Еган фигурирует как свидетель одной сделки по купле-продаже, с подписью «свидетель Мелик-Еган»[543]. Второй документ уже выдан им самим. Учитывая его важность, приводим его почти полностью: «Я – Мелик-Еган, свое Арчадзорское поместье, по своей воле, за тридцать туманов отдал ходже Гасуму Хцеци и Тер-Мовсесу (далее перечисляются составные части поместья – А. М.). Год 1177 арм. летосчисления (1728), месяц январь»[544]. Эти документы говорят в пользу мнения А. Папазяна, согласно которому меликские права Егана были утверждены шахом Тахмаспом II (1722–1732) в 1724–1725 гг., когда последний, гонимый афганцами, нашел пристанище в Атрпатакане[545]. В Матенадаране, в конце рукописи под номером 1915, есть памятная запись, оставленная вардапетом Месропом, согласно которой «29-го октября 1172 года армянского летосчисления (1723) шах Тахмасп вошел в город Нахичеван»[546]. Сефевидский шах пытался объединить силы для противостояния османской армии, вторгшейся в Закавказье и Атрпатакан. По всей видимости, именно в это время и были утверждены меликские права Егана.

Документы, отражающие армяно-русские отношения, дают возможность для более конкретного определения даты назначения Егана меликом. В одном из этих документов, датированном 20 марта 1724 г.[547], Еган впервые упоминается как носитель титула мелика. Следовательно, по всей вероятности, меликские права Егана были утверждены шахом Тахмаспом II в 1723 г. либо в начале 1724 г.

Впоследствии, как повествует вышеупомянутая лапидарная надпись, Надир-шах назначил мелика Егана главным управляющим арцахских меликств. Он был самым могущественным владыкой в двухвековой истории меликств Арцаха. Не случайно Надир-шах называл его «бабалыг» (вроде отчима), а удостоиться симпатии такого тирана, как Надир-шах, было далеко не просто.

Мелик Еган и его сын мелик Арам были известны и как очень состоятельные люди. Мелик Еган скончался в 1744 г. и был похоронен в притворе церкви села Тох, где и находилась родовая усыпальница Мелик-Еганянов. На его надгробном камне высечено:

«Это могила храброго князя,
Великого мелика по имени Еган,
Сына благочестивого
Вардапета Гукаса.
Был он любим всеми,
И шахом Надиром.
Он властвовал над своей страной,
Краем Алуанк.
Весьма уважаем был персидским народом
Как князь страны Армянской.
В год 1193 армянского летосчисления (1744)»[548].

Раффи и ряд других исследователей в некоторых случаях ошибочно отождествляли мелика Егана (Авана) с Аваном-юзбаши (приблизительно 1670–1735), а потомков последнего – Смбатянов, Меликянов и Айрапетянов – считали потомками мелика Егана и его брата[549].

Сестра мелика Егана – Анна-хатун – была женой правителя Варанды мелика Хусейна (умерла в 1736 г.). Женой мелика Егана была Гоар-ханум.

Мелику Егану наследовал его старший сын мелик Арам (умер в 1745 г.), затем младший сын мелик Есаи (1720–1781). Сохранился указ, выданный мелику Есаи Надир-шахом в 1746 г. следующего содержания: «Назначаю его меликом или управляющим гавара Дизак, обязав его всегда предпринимать деятельные шаги для выполнения всех наших требований и следить за государственными интересами, проявлять усердие в отношении к правительству»[550]. Современники характеризовали его как «образованного человека, увлеченного учебой»[551]. Мелик Есаи семь лет непрерывно воевал против Панах-хана, затем против его сына Ибрагима. По приказу последнего коварно «в 1230 году армянского летосчисления (1781) убили Мелик-Есаи из Тоха»[552]. В связи с этим русский военачальник А. В. Суворов написал в рапорте, посланном в 1781 г. князю Г. А. Потемкину: «Ибраим-хан шошинской, требуя под пристрастием некоторой суммы денег от мелика Есая Дузагского и сим мучительством умертвил оного»[553]. О его жизни вкратце повествует его надгробие:

«Это могила мелика Есаи, сына великого мелика Егана. Он был назначен князем Надир-шахом. 33 года правил он Дизакской страной и совершил много подвигов, одержал много побед над неверными. Он был смелее и благороднее своих предков. Жил он 61 год, скончался в лето 1230 (1781 г.) 2-го октября, во вторник. Кто прочтет надпись, пусть хоть раз скажет: Помилуй, отче. Аминь»[554].

Мелик Есаи, по имеющимся сведениям, имел одного сына – Багдад-бека и дочь Сону, которая была одной из жен владыки Варанды мелика Шахназара II и матерью мелика Хусейна и Хюри-зат ханум. Отец Хюри-зат выдал ее замуж за Ибрагим-хана.

Мелику Есаи наследовал его племянник, сын мелика Арама – мелик Бахтам, который в памятной записи уже известной нам рукописи «История Сюника» описывается «как очень знатный и богатый человек»[555]. Ибрагим-хан вероломно арестовал его и отравил в 1787 году[556]. Это подтверждает и надпись на его надгробном камне: «В сией могиле покоится прах храброго и мужественного мелика Бахтама, сына мелика Арама. Принял он смерть и конец свой от яда Ибрагим-хана. Кто посетит сию могилу, пусть скажет: Помилуй, отче. Аминь»[557]. Младший сын мелика Арама, Багир-бек, скончался в 1789 г.

Мелику Бахтаму наследовал его сын мелик Абас, который правил меликством Дизак в 90-ые годы XVIII века. В Национальном архиве Армении нами выявлены три купчии, составленные «благодаря Мелик-Апазу». Первая из них датирована 1796 г., а две другие составлены в 1797 году[558]. Его имя как владетеля Дизака упоминается и в прошении царю Павлу I, направленном 23 декабря 1798 г. владыкой Варанды меликом Джумшудом[559]. Однако правление мелика Абаса длилось недолго. Он был предательски убит в селе Цор людьми Ибрагим-хана. Этому убийству предшествовали многократные неудачные попытки Ибрагим-хана заставить мелика Абаса поменять веру. По поводу стремления насильственной мусульманизации представителей меликских родов известный историк А. Г. Иоаннисян заметил: «Религиозная нетерпимость ханов в основном была направлена к меликским домам, обострялась политическими, а также имущественно-правовыми проявлениями»[560]. Мусульманизация представителей меликских родов со стороны ханов рассматривалась как наикратчайший и самый эффективный путь избавления от них.

Два нововыявленных документа свидетельствуют, что мелик Бахтам имел также сына по имени Беглар. Он упоминается в двух купчих 1811 г., где, в частности, написано: «Беглар, сын покойного Бахтама»[561].

Мелику Абасу наследовал его сын – мелик Каграман (Багир-бек). Во время его владычества в Арцахе начался голод, а затем и эпидемия чумы. Вот как вардапет Иоанн Воскерчян описывает события тех времен, очевидцем которых он был: «Сгустились тучи голода над миром Арцаха так, что народ превратился в стадо травоядное, которое в весеннее время, как стадо коров, выходило на поля и ело траву, дабы не умереть от голода. Но это было смертельным ядом для них, ибо их кишки воспаля лись, разбухали и чернели, и потом они внезапно умирали»[562]. Спасаясь от голода и чумы, мелик Каграман со своими подданными переселился в Грузию, но «неизвестно, где именно поселился»[563]. От имени Мелик-Еганянов он поставил свою подпись под письмом меликов Арцаха от 1806 г., направленным в Санкт- Петербург Минасу Лазаряну[564], которое «вероятно, было последним совместным письмом меликов Арцаха, выражающим их объединенный образ, их волю, чаяния, решение жить свободно и самостоятельно в своем крае, а также их надежды»[565].

Оставшихся в Дизаке сына мелика Есаи Багдад-бека и его сыновей Аслана и Вагана Ибрагим-хан насильственно мусульманизировал. Однако, не довольствовавшись этим, убил Багдад-бека, а затем и его сына мелика Аслана. Сведения о Вагане не сохранились.

Мелик Аслан оставил лишь одного сына – Фархад-бека. Его имя упоминается в справке о земельных угодьях Гтчаванка[566], направленной Ар. Костанянцем в декабре 1856 г. в консисторию Карабаха. В 1881 г. Раффи видел его[567].

Фархад-бек отуречился и отошел от родных корней. Мусульманизированные потомки мелика Аслана стали называться Мелик-Аслановыми, причем все состояние рода перешло именно к ним, оставив потомков–христиан без наследства. О принявших мусульманство потомках Мелик-Еганянов Ар. Костанянц в 1884 г. писал: «Эти принявшие магометанство так ревностно соблюдают все его законы, что даже сам Магомет их так не чтил»[568]. В связи с этим Лео добавляет: «Эти мусульманизированные армяне теперь являются беками селения Тох и носят армянские фамилии – Мелик-Асланов и Мелик-Еганов. Но религия предала забвению все национальные обязанности далеких потомков армянских меликов. Хотя они отлично знают, что они армяне, но, подчиняясь мусульманской религии, настолько преданы понятиям толпы, что религию считают национальным признаком. Следовательно, ассимилируясь с татаро-магометянами, зачастую выступают против своих сородичей-армян. В 1904– 1906 гг., во время армяно-татарских столкновений, один из этих Мелик-Аслановых, занимающий должность пристава в гаваре Зангезур, совершил неописуемые зверства против армян. Даже высшее образование не препятствовало этому и не помогло вспомнить о своем происхождении. Один из тех же Мелик-Аслановых, инженер по образованию, в 1918 г. был министром в мусаватистском правительстве Азербайджана, когда в Баку по приказу этого правительстава было истреблено около тридцати тысяч армян»[569]. Фамилия последнего встречается и в списке влиятельных парламентариев в мусаватистской фракции Закавказского Сейма, приводимом видным общественно-политическим деятелем С. Врацяном: «По числу депутатов второе место занимала фракция «группа Мусават и беспартийные», в количестве тридцати членов, в которую входили самые видные деятели Азербайджана – Топчибашев, Джафаров, Расул-Заде, Усуп-бегов, Агаев, др. Султанов, Хан-Хойский, Мелик-Асланов»[570]. Эти ссылки приведены с целью показать, как далеко может завести вероотступничество потомков армянских меликов.

Таким образом, в данном разделе мы составили и обобщили родословие Мелик-Еганянов, показали разделение данного рода на две ветви – христианских Мелик-Еганянов и исламизированных Мелик-Аслановых, а также передвижения этих ветвей.

Артак МАГАЛЯН
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории НАН РА и Матенадарана им. Маштоца.

Источник: Арцахские меликства и меликские дома в XVII–XIX вв./А. В. Магалян. – Ереван: 2012

Окончание

Ссылки:
[526] Гулян А., указ. соч., с. 30; см. также: Саркисян М., Меликский жилой комплекс в поселке Тох, «ИФЖ», 1987, № 3, с. 132-140 (на арм. яз.).
[527] Зарубежный армянский автор К. Дедеян в своей книге «Дедеяны» приводит таблицу родословия Мелик-Еганянов (см.: Dedeyan C., Les Dedeyan, Venise, 1982, вкладыш), однако составленное им генеалогическое древо основано исключительно на сведениях Раффи, а в датах властвования меликов допущены некоторые неточности.
[528] Мирза Юсуф Нерсесов, Правдивая история, с. 40.
[529] Костанянц А., Меликство Дизака, с. 12-13.
[530] Мирза Адигезаль-бек, Карабаг-наме, с. 57.
[531] Джалалянц С., указ. соч., т. 2, с. 259; Раффи, указ. соч., с. 428.
[532] Лео, Собрание сочинений, т. 3, кн. 2, с. 257.
[533] Арду (Ардви) – известное старинное село. В древности входило в состав гавара Таширк края Гугарк Великой Армении. По преданиям жителей, раньше поселение называлось Меликгюх (Меликское село), так как оно было имением меликов Лори (Лорис-Меликянов) и калантаров (Калантарянов) (см.: Акопян Т., Мелик-Бахшян Ст., Барсегян О., Словарь топонимов Армении и прилегающих областей, т. I, Ереван, 1986, с. 415-416, на арм. яз.).
[534] Матенадаран, микрофильм № 367, с. 4.
[535] Джалалянц С., указ. соч., т. 1, с. 50 (подчеркнуто нами – А. М.).
[536] Бархутарянц М., Страна Алуанк и соседи, Арцах, с. 198; ср.: Свод армянских надписей, V, Арцах, с. 178, № 633, где пропущена одна строка. О дате 1107 армянского летосчисления (1658), приведенной М. Бархутарянцем, эпиграфист С. Бархадарян правильно отметил: «Несомненно, в дате есть ошибка – пропущено десятичное число». Предполагаем, что как и на лапидарной надписи у входа в приемную мелика Егана, в этом случае тоже десятичное число должно быть «Ձ» («80»). Учитывая и то обстоятельство, что перестройку церкви Св. Ованес села Тох мелик Еган осуществил в 1185 году армянского летосчисления (1736), то данная надпись, естественно, могла быть оставлена только после этого. Следовательно, датой надписи должен быть 1187 г. армянского летосчисления (1738).
[537] Свод армянских надписей, V, Арцах, с. 178.
[538] Папазян А., указ. соч., «ВЕУ», 1972, № 2, с. 76.
[539] Абраам Кретаци, Повествование, с. 80, 217.
[540] Улубабян Б., История Арцаха с древнейших времен до наших дней, с. 149.
[541] Папазян А., Надпись на входе в приемную мелика Егана, «ВОН», 1985, № 5, с. 77 (на арм. яз.).
[542] НАА, ф. 57, оп. 1, д. 3, л. 4.
[543] Там же, л. 3.
[544] Там же, л. 2. Этот документ издал историк А. Акопян, однако он датировал документ 1137 г. армянского летосчисления (1688) (неразбериха произошла из-за графической нечеткости буквенного изображения «Լ» и «Հ» (буквы армянского алфавита наделены цифровыми значениями, которыми обозначались даты)), тем самым он на полвека оторвал мелика Егана от своего времени (см.: Акопян А., Строительная надпись Гтчаванка и границы епископства южного Арцаха, «Андес амсореа», 1999, № 1–12, с. 283, ком. 66, на арм. яз.). Очевидно, что Еган не мог хотя бы до 1717 г. выступать в качестве мелика, так как в этом году он себя упоминает в качестве сельского старосты. Не случайно упомянутое здесь имя Гасума встречается в другом документе от 1178 г. армянского летосчисления (1729), пришитом к следующей странице того же дела.
[545] Папазян А., указ. соч., «ВОН», 1985, № 5, с. 77.
[546] Матенадаран, рук. № 1915, с. 280б.
[547] Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века, т. II, ч. II, с. 92.
[548] Свод армянских надписей, V, Арцах, с. 178.
[549] Раффи, указ. соч., с. 446, 530. Эта ошибка исходит из одной записки О. Аргутяна от 1790 г., в которой мелик Еган (Аван) и сотник Аван отождествлены (см.: Сборник актов, относящихся к обозрению истории армянского народа, ч. II, М., 1838, с. 57). Эту ошибку заметил и исправил Лео (см.: Лео, Собрание сочинений, т. 2, кн. 2, с. 176, его же: Ходжаякан капитал, с. 362). Об этом см. также: АСЭ, т. 1, с. 604, однако автор статьи проф. А. Абраамян, указав на эту неточность, сам тоже повторяет распространенную ошибку, отмечая, что «Аван-юзбаши в 1717 г. вместе с родственниками из Лори перебрался в Варанду и обосновался в селе Шош» (с. 603). Разъяснению этого недоразумения может способствовать хранящаяся в Матенадаране под № 9300 рукопись «Книга церковных песнопений», написанная в 1756 г. писарем Аствацатуром, сыном «Азарии Аваняна Шамахеци» (с. 1), который, думаем, и является одним из потомков Авана-юзбаши, обосновавшихся в России.
[550] Погосян Ф., указ. соч., с. 204.
[551] Новая тетрадь, называемая увещеванием, с. 103.
[552] Матенадаран, рук. № 3881, с. 86б.
[553] Армяно-русские отношения в XVIII веке, т. IV, с. 172; Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике. Документы и комментарий, сост. Ю. Барсегов, т. I, М., 2008, с. 79.
[554] Джалалянц С., указ. соч., т. 2, с. 260; Костанян К., Летопись на камнях, СПб., 1913, с. 214-215 (на арм. яз.); Свод армянских надписей, V, Арцах, с. 179; Мкртчян Ш., Историко-архитектурные памятники Нагорного Карабаха, Ереван, 1989, с. 83.
[555] Матенадаран, рук. № 1488, с. 218а.
[556] Иоаннисян А. Р., Россия и армянское освободительное движение…, с. 186.
[557] Свод армянских надписей, V, Арцах, с. 178.
[558] НАА, ф. 57, оп. 1, д. 3, л. 9, 10 и 49.
[559] Армяно-русские отношения в первой трети XVIII века, т. IV, с. 493.
[560] Иоаннисян А. Г., Очерки истории армянской освободительной мысли, кн. II, Ереван, 1959, с. 256 (на арм. яз.).
[561] НАА, ф. 57, оп. 1, д. 3, л. 42-43.
[562] Иоанн Воскерчян, Летопись для современной национальной истории, «Крунк Айоц ашхарин», Тифлис, 1862, № 4, с. 287-288 (на арм. яз.); Армянские источники о Закавказских походах Ага Мухаммад хана, с. 103.
[563] Лео, Собрание сочинений, т. 4, с. 31.
[564] «Кавказская старина», Тифлис, 1872, № 2, с. 40-41.
[565] Улубабян Б., История Арцаха с древнейших времен до наших дней, с. 176.
[566] Матенадаран, Католикосский архив, пап. 182, док. 449.
[567] Раффи, указ. соч., с. 530.
[568] Костанянц А., История Гтчаванка, Матенадаран, рук. № 3966, с. 6а; см. также: Магалян А., Труд Аракела Костанянца «История Гтчаванка», «Вестник Матенадарана», № 18, 2008, с. 297 (на арм. яз.).
[569] Лео, Собрание сочинений, т. 4, с. 31.
[570] Врацян С., Республика Армения, Ереван, 1993, с. 74 (на арм. яз.).

Top