• Ср. Июл 17th, 2024

Артак Магалян. Арцахские меликства и меликские дома в XVII–XIX вв.

Ноя 18, 2023

“Наша Среда online” – В 2012 году в Ереване вышла монография известного армянского историка Артака Владимировича Магаляна “Арцахские меликства и меликские дома в XVII–XIX вв.”, посвященная одному из важнейших этапов армянской истории – истории меликств Арцаха. В работе на основании нововыявленных архивных документов, лапидарных надписей и историографической литературы исследованы вопросы, связанные с правами и обязанностями меликов Арцаха, а также представлена генеалогия меликских домов Арцаха. В книге показана непрерывность армянского владычества в Арцахе вплоть до присоединения этого края к России.

С любезного согласия автора, мы начинаем публикацию глав книги.

ВВЕДЕНИЕ

Данное исследование посвящено более чем двухвековому периоду истории меликств Арцаха, являющейся важнейшим звеном в истории Армении.

Несмотря на то, что досоветскими и советскими армянскими авторами написан ряд трудов, посвященных истории Арцаха позднего средневековья, все же история армянских меликств недостаточно изучена и многие вопросы истории этих княжеств нуждаются в новом освещении. В частности, одним из таких вопросов является подробное исследование рамок деятельности арцахских меликов. До сих пор недостаточно изучена и генеалогия меликских домов Арцаха. Именно исследованию этих вопросов и посвящена данная монография.

Актуальность исследования, помимо научного аспекта, обусловлена также и тем, что история Арцаха представляется азербайджанскими псевдоисториками в антинаучном, вымышленном виде. Азербайджанская историография долгие годы не щадит сил и средств, чтобы в кривом зеркале доморощенной исторической науки отразить в извращенном и искаженном виде историю Армении и всего армянского наследия. Очевидно, что основной мишенью азербайджанского «историостроительства» стало прошлое и настоящее армянского Арцаха. Практически нет ни одного периода арцахской истории, который не был бы сфальсифицирован азербайджанскими лжеисториками. Одним из основных объектов подлога стала, в частности, история меликств Хамсы, являющаяся ярким проявлением сохранения армянской государственности в Арцахе. Азербайджанская пропагандистская машина переводит эти антинаучные трактаты на разные языки и распространяет по всему миру.

Приступая к данному исследованию, мы поставили перед собой цель на основании неопровержимых исторических документов и фактов изложить правду о меликствах Арцаха.

Монография состоит из введения, двух обширных глав и заключения. В первой главе затронуты различные вопросы, связанные с правами и обязанностями меликов Арцаха. Обращено внимание на ведение судебных разбирательств и сбор налогов. Специальный раздел посвящен отношениям меликов с духовенством края, в частности, вопросам назначения священнослужителей и участия в строительстве церквей.

Во второй главе представлены меликства Арцаха и родословие меликских домов. Глава построена так, что одновременно с родословием каждого меликского дома представлена и история данного меликства, основанная на нововыявленных архивных материалах. Здесь четко показана непрерывность армянского владычества в Арцахе, вплоть до присоединения Восточной Армении к России.

Мы уверены, что для полного осознания пути, пройденного меликствами Арцаха, важное значение имеет непосредственное изучение родословий меликских домов. Такой подход позволил нам избежать ряда ошибок, допущенных предыдущими авторами.

Данное исследование изложено на основании изучения большого количества рукописей, архивных документов, трудов армянских историографов XVII–XVIII вв., а также историков досоветского и советского периода.

Крупнейшим представителем армянской историографии XVII в. является Аракел Даврижеци. Свою «Историю» он начинает писать с 1651 г. и с некоторыми перерывами завершает в 1662 г. Труд Даврижеци охватывает шестидесятилетний период истории армянского народа (с 1602 по 1662 гг.). Его труд является также ценным первоисточником по истории Ирана [1], Турции и Грузии. Безусловно, достоверность и актуальность труда послужила поводом к тому, что книга Даврижеци вышла в свет в Амстердаме в 1669 г., еще при жизни автора, став первым изданным трудом в армянской историографии.

Для нас особую ценность представляют сведения, изложенные Даврижеци, о турецко-персидских войнах, о насильственном переселении армян по приказу Шах-Аббаса в 1604 г. и об осколках армянского дворянства. Даврижеци сообщает важные сведения об армянских дворянах, обратившихся к Шах-Аббасу с просьбой спасти их от османского деспотизма, которые были «из края Алуанк и от народа армянского – Сарухан-бек и брат его Назар из села Восканапат, Кешиш Оглан и брат его Галабек из села Атерк, Джалал-бек с племянниками из Хачена, мелик Суджум из Дизака, мелик Пашик из села Кочиз, мелик Бабе из села Бритис, епископ Меликсет из села Меликзата из Верхнего Закама, мелик Айказ из села Ханацах из края Кштах»[2]. Даврижеци с особым восторгом говорит о мелике Шахназаре из Гегаркуника, который был «из армян и христианин по вере, князь славный и могущественный»[3]. Имена многих из этих владык сегодня известны благодаря труду Даврижеци. Кроме того, вышеприведенные строки говорят о том, что, несмотря на непрерывные нашествия чужеземцев, потомки армянского дворянства продолжали свое существование.

В книгу Даврижеци включены также главы из произведений других авторов, в частности, летопись Ованесика Цареци, оригинал рукописи которой хранится в Матенадаране им. Месропа Маштоца, под номером 2776[4]. Это произведение отдельно, как самостоятельное сочинение, было опубликовано в 1859 г. в журнале «Чраках»[5], затем во втором томе «Мелких хроник»[6], составленном В. Акопяном. Летопись Ованесика Цареци начинается с 1572 г. и длится до 1600 г. Она содержит примечательные сведения о разрушительном нашествии османца Мустафы Лала паши на Закавказье в 1578 г., страшном голоде и море в Арцахе в 1579–1580 гг. Это произведение важно и в том смысле, что автор был очевидцем большинства описанных событий.

Другим первоисточником XVII в., использованным нами в работе над данным трудом, является дневник купца Закарии Агулеци[7], который включает отрезок времени с 5 марта 1647 г. по 11 октября 1681 г. и кратко описывает памятные события, случившиеся в жизни автора. Этот дневник содержит важные сведения о социально-экономической жизни населения[8], и, как правильно отметил историк Л. Бабаян, «ни один из наших средневековых историографов не описал социальную жизнь народа, его эксплуатацию, ущемление и грабеж так, как это сделал Агулеци»[9].

Для истории Закавказья первой четверти XVIII в. очень ценным первоисточником является «Краткая история страны Алуанк» католикоса Гандзасара и видного деятеля армянского национально-освободительного движения Есаи Асан-Джалаляна[10]. Несмотря на то что из данного труда сохранился лишь отрывок, содержащий описание важных исторических событий, имевших место в промежутке времени между 1699 и 1723 гг., тем не менее из него можно почерпнуть богатый материал о переписи, проведенной в 1699–1702 гг. по приказу персидского шаха Султан-Хусейна, о сборе налогов в Арцахе в 1702 г. наместником Атрпатакана Мирзой-Тахиром и об опустошительном нашествии лезгинов на край в 1722 г. Здесь для нас важно сообщение о владыке Варанды мелике Багире Мелик-Шахназаряне, которому удалось при помощи крупного выкупа спасти своих подданных от лезгинского пленения. Ценны также сведения о прибытии грузинского царя Вахтанга VI в Гандзак и организации там встречи войск, из чего узнаем, что в то время мелики Арцаха совместно могли выставить десяти – двенадцатитысячное войско.

История Есаи Асан-Джалаляна очень важна в том плане, что автор был очевидцем или непосредственным участником описанных событий. К сожалению, дошедшая до нас часть его «Истории» прерывается 1723 г., иначе мы имели бы цельную летопись армянского освободительного движения 20-х годов XVIII в.

При описании событий последущего десятилетия мы пользовались трудами Абраама Кретаци, Акопа Шамахеци и Кючука Арутина. В списке этих произведений особое место занимает «Повествование католикоса Абраама Кретаци о событиях его жизни и о Надир-шахе персидском» Католикоса всех армян Абраама Кретаци[11], которое включает исторические события 1734–1736 гг. Кретаци описывает нашествие Тахмасп-Кули-хана (будущего Надир-шаха) на Закавказье, свои встречи с ним и коронацию Надира в Муганской степи (1736). Из этой истории нам становится известно, что мелик Еган из Дизака принимал участие в коронации Надир-шаха.

Из труда Акопа Шамахеци[12] мы узнаем об усилении Надира, о низвержении им в 1732 г. шаха Ирана Тахмаспа II и восшествии на трон его малолетнего сына Аббаса. Таким образом Надир фактически становится правителем Ирана.

Следующим армянским первоисточником, посвященным деятельности Надир-шаха, является «История Тахмаза-Кули», написанная армянскими буквами на турецком языке тамбуристом Кючуком Арутином в виде мемуаров, текст которой ныне хранится в Матенадаране под номером 2722[13]. Это небольшое по объему произведение впервые было издано на турецком языке, но армянскими буквами в 1800 г. в Венеции. Затем было переведено и издано на французском[14]. Армянский перевод был опубликован в 1941 году[15]. Автор труда, Кючук Арутин, в составе турецкого посольства был отправлен из Стамбула в Иран, принимал участие в индийском походе Надир-шаха и оставил достоверное описание происходящего. Автор красноречиво представил также человеческие качества названного «вторым Александром» Надир-шаха, его безграничную жестокость даже по отношению к близким, коварство, жадность и завистливость.

Важной составной частью труда являются главы, посвященные описанию восшествия на престол Надир-шаха в Муганской степи и убийства по его приказу низложенного шаха Тахмаспа II. Автор повествует об этих событиях, основываясь на рассказах очевидцев. Вообще, это произведение является важным первоисточником не только для истории Ирана эпохи Надир-шаха, но и для истории Афганистана и Индии.

Из числа первоисточников середины XVIII в. важное значение имеет малообъемная хроника в конце рукописи, хранящаяся в Матенадаране под номером 7816[16], большая часть свидетельствований которой относится к примечательным собы- тиям, происходившим в 1734–1758 гг. в Арцахе. Хроника заканчивается 1758 г., следовательно, по всей вероятности, она составлена в конце 1750-х и в начале 1760-х гг. Этот маленький исторический документ, несмотря на свой скромный объем, передает точные сведения о конкретных месяцах убийств двух меликов Арцаха: Алахкули-султана из Джраберда и мелика Тамраза из Гюлистана. Это еще один яркий пример того, как маленький отрезок пятнадцатистрочной хроники, оказавшийся в неприметном уголке рукописи, может содержать ценные исторические сведения.

Для истории XVIII в. католикосата Гандзасара, духовного центра армянских меликств, важным первоисточником является «Джамбр» – произведение Католикоса всех армян Симеона Ереванци[17]. В главе 10 этого ценного труда автор стремится обосновать право верховенства Святого Эчмиадзина над католикосатом Гандзасара, приводит примечательные сведения о борьбе католикосов Гандзасара и антипрестольных самозванных католикосов, а также об участии Католикосов всех армян в примирении сторон. В 1760 гг. Симеон Ереванци был свидетелем и непосредственным участником возникшего противостояния между Ованесом Асан-Джалаляном и Исраелом Джрабердци, отдав предпочтение первому как признающему верховенство Эчмиадзина.

Из первоисточников второй половины XVIII в. нами уделено внимание опубликованному патриотической группой Мадраса политико-публицистическому труду «Новая тетрадь, называемая увещеванием»[18] и памятной записи Овсепа Аргутяна (Иосифа Аргутинского)[19]. В них содержатся важные сведения о меликствах Арцаха. В обоих случаях представляются те же мелики: мелик Адам из Джраберда, мелик Овсеп из Гюлистана, мелик Есаи из Дизака, мелик Шахназар из Варанды и мелик Мирзахан из Хачена. Наряду с общими сведениями из «Новой тетради» в памятной записи О. Аргутяна имеются конкретные данные о военной силе меликов. Дело в том, что в 1780-х гг. во внешнеполитической повестке России вновь появилась программа расширения границ империи в южном направлении, и составленные по просьбе царских властей сведения О. Аргутяна имели практическое значение.

Примечательно также сообщение «Новой тетради» о причине ослабления меликств Арцаха: «Персы не какой-то храбростью и насилием вторглись в их владения, а они сами ввели персидского князя в свою страну, увлеченные свойственными им хитрыми иллюзиями, и с того дня до сих пор он властвует над ними. Но они (арцахские армяне – А. М.) не в том положении, в каком наши сородичи в других местах, ставшие абсолютно подвластными, а пока что имеют надежду на спасение». Затем автор призывает армян к сплочению и совместной борьбе, так как «обычно более мощна та, возможно и маленькая нация и племя, которая сплочена, чем несплоченная великая нация»[20]. Автор «Новой тетради» путь восстановления армянской государственности справедливо видит в сплоченной борьбе. Поэтому не случайно, что главы книги, посвященные истории и географии Армении, сразу были переведены на русский язык и изданы[21].

Примечательные сведения о меликствах Арцаха содержат также историографические труды, созданные в середине XIX в., из которых хочется отметить «Историю области Арцах» Акопа Закаряна Шушеци, «Правдивую историю» Мирзы Юсуфа Нерсесова (Овсеп Нерсисянц) и «Историю Арцаха» Аракела Костанянца.

В этом списке важное место занимает историографичес- кий труд иерусалимского священнослужителя Акопа саркавага Закаряна Шушеци «История области Арцах», написанный в «1853 году в святом Иерусалиме»[22], рукопись которого хранится в Матенадаране под номером 2734. Один из скопированных в начале XX в. экземпляров этой рукописи также хранится в Матенадаране под номером 10659. Другой, переписанный экземпляр этой истории, выполненный бывшим заведующим архива Матенадарана А. Абраамяном, хранится в его личном фонде в Матенадаране[23].

Произведение начинается со времен обоснования в Арцахе предводителя ветви сарыджаллу тюркского кочевого племени дживаншир Панах-хана и перестройки крепости Шуши. За этим следует глава «Война шаха против хана Карабаха», в которой говорится о поражении вторгшихся в 1793–1794 гг. в Арцах персидских войск под командованием сардара Сулеймана, затем о закавказских походах персидского шаха Ага-Мухаммад-хана, о его убийстве и паническом бегстве персидской армии. В конце этого отрывка автор представляет подписание Кюракчайского соглашения, имевшее место 14 мая 1805 г., однако ошибочно местом подписания соглашения отмечает Тифлис. Затем, не обращаясь к русско-персидской войне 1804–1813 гг., автор переходит к описанию некоторых примечательных эпизодов последующей русско-персидской войны. Эта часть произведения под заголовком «Повествование о свершениях армянина Ованеса Мадатова – генерала российского» посвящена подвигам В. Мадатова (1782–1829) во время русско-персидской войны 1826–1828 гг. Здесь автор с романтическим пафосом рассказывает о Шамхорской битве, состоявшейся 3 сентября 1826 г., о взятии Гандзака и карадагском походе В. Мадатова. История А. Закаряна, несмотря на некоторые фактические ошибки и определенные преувеличения, является важным первоисточником для истории Арцаха конца XVIII и начала XIX вв.

Годом позже после создания вышеупомянутого произведения на персидском языке был написан исторический труд М. Ю. Нерсесова «Тарих-е Сафи» («Правдивая история»)[24]. Автор этого произведения родился в Гадруте в 1798 г. В младенческом возрасте был взят в плен персами и угнан в Иран, где был представлен шаху, мусульманизирован и получил образование. Во время русско-персидской войны 1826–1828 гг. он состоял во вторгшихся в Арцах войсках Амир-хана сардара – дяди Аббас-Мирзы и был очевидцем развернувшихся военных действий. В 1828 г., после подписания Туркменчайского соглашения, вернулся в Арцах и был крещен архиепископом Багдасаром Асан-Джалаляном. М. Ю. Нерсесов свой труд написал в 1854 г. по заказу управляющего Северного Дагестана князя Г. Орбелиани. Историческую ценность представляют лишь VIII и IX главы труда, в которых изложена история Арцахских меликств, Карабахского ханства и русско-персидских войн XIX в. Особо ценны сведения М. Ю. Нерсесова о границах меликств Арцаха, на основе которых можно уточнить конкретные границы каждого меликства. Отметим, что в трудах Раффи и Лео границы меликств даны в общих чертах и в этом смысле сведения Нерсесова имеют очень важное значение. Вообще, представленные М. Ю. Нерсесовым исторические сведения в большинстве случаев верны и объективны, порою и единичны, поскольку приведенные им достоверные факты отсутствуют в других источниках[25].

Во второй половине XIX в. был создан двухтомный труд настоятеля монастыря Гтчаванк вардапета Аракела Костанянца «История Арцаха»[26], который является одним из источников исследования Раффи «Меликства Хамсы». В этом смысле будет уместным привести слова Раффи об этом труде: «Правда, хотя вардапет Аракел в своей истории не следовал хронологическому порядку, не систематизировал собранные им разнообразные материалы и его труд представляет собой скорее беспорядочное собрание, чем связную историю, тем не менее его книги содержат в себе богатый материал для истории. Два его тома состоят из семидесяти пяти обширных глав и 428 страниц… В двухтомнике вардапета Аракела есть и такие главы, которые могут послужить источником и для истории меликов Карабаха… Но самое интересное – это перечень памятных событий, происшедших в Карабахе с 1721 по 1813 г., составленный в хронологическом порядке. Эту хронологию, по словам автора, он выписал из одной рукописи Маштоца, написанной священником тер Гаспаром»[27].

На основании последних строк историк Баграт Улубабян ошибочно предположил, что «если хронология начинается с 1721 г. и кончается в 1813 г., значит, он жил в первой половине XIX века»[28]. Однако в матенадаранской рукописи под номером 3881, написанной самим Ар. Костанянцем в 1886–1888 гг. и представляющей сборник исторических материалов, есть другая редакция этой хронологии, которая заканчивается 1838 г.: «Русский царь приехал в Тифлис и Ереван, прогулялся и поехал обратно в году 1838»[29]. А в памятной записи первого тома «Истории Арцаха» А. Костанянц четко пишет: «В 1858 году начал и в 1868 году завершил, не имея больше примечательных сведений»[30]. В памятной записи второго тома того же труда уже читаем: «И прошу помнить о негодном создателе этой книги вардапете Аракеле Костанянце – священнослужителе святого Гтчаванка. Начал в 1870 году и завершил в 1880 году»[31]. Значит, сей труд написан в течение 1858–1880 гг.

Кроме того, когда по поводу возврата рукописей этого произведения, которые были переданы Раффи во время его путешествия по Арцаху, недоброжелатели писателя в прессе затеяли полемику против него, великий писатель со всей мощью своего пера им ответил: «Если почтенный святой отец хочет заполучить свои тетради, мы с великой радостью возвратим ему – святому отцу (подчеркнуто Раффи – А. М.), но не отдадим в чужие руки. Только нам нужно сперва вести с ним переговоры: если он не хочет видеть напечатанными те отрывки из своих тетрадей, которые имеют историческое значение, тогда отправим обратно»[32]. Из вышеприведенного четко видно, что А. Костанянц жил во второй половине XIX в., т. е. был современником Раффи, что нисколько не умаляет историографическую значимость его труда. Без этого труда мы вообще не имели бы историю Дизакского меликства. По всей вероятности, имея в виду данное обстоятельство, Армянское этнографическое общество эту часть произведения А. Костанянца издало как выпуск I серии «Материалы об армянских меликствах»[33].

Об арцахских меликствах примечательные сведения имеются также в труде Мирзы Адигезаль-бека «Карабах-наме»[34]. Очень важное значение имеет сообщение автора о том, что Надир-шах выводит меликов Хамсы из-под подчинения гандзакских ханов Зиадоглы и берет под свою опеку. Фактически мусульманский историк свидетельствует об установлении независимого от бекларбекства Гандзака армянского автономного владычества. Далее автор говорит об этническом происхождении Панаха, усилении его власти, выклянчивании рагама (шахский указ) ханства у правителя Ирана Адиль-шаха и обосновании в Арцахе с попустительства мелика Шахназара из Варанды. В произведении представлена также упорная борьба Панах-хана и его сына Ибрагим-хана, стремящихся подчинить меликства Хамсы и добиться верховенства в Арцахе, что по существу, им так и не удалось. Несмотря на то что в произведении Адигезаль-бека влияние карабахских ханов в Арцахе переоценено, все же при определенном критическом подходе этот труд может служить важным источником для изучения истории меликств Хамсы.

Об истории Арцаха есть множество материалов, рассеянных в разных сборниках архивных документов, среди которых следует выделить трехтомник «Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа», изданный московским Лазаревским институтом в 1833–1838 гг.[35], который по сей день не утратил свою историографическую значимость, двенадцать томов «Актов», изданных в Тифлисе в 1866–1904 гг. Кавказской археографической комиссией[36] и общеизвестный четырехтомник «Армяно-русские отношения в XVIII веке», изданный Институтом истории АН Армении.

Особо хочется отметить важность сборников персидских документов. Мелики Арцаха, будучи персидскими служащими, на свои должности утверждались указами персидских шахов. Даже права Католикосов всех армян и Гандзасара утверждались шахскими указами. В этом смысле для изучения данной темы важное значение имеют два выпуска цикла «Указы» серии «Персидские документы Матенадарана»[37], составленные А. Папазяном, и третий и четвертый выпуски[38], составленные продолжателем его дела К. Костикяном.

Без изучения упомянутых источников просто невозможно было бы создание данного труда.

Много публикаций по изучаемой теме встречается и на страницах армянской прессы второй половины XIX и начала XX вв. Нами были использованы следующие периодические издания: «Чраках» (Москва), «Крунк Айоц ашхарин», «Мегу Айастани», «Пордз», «Лума», «Мурч», «Тараз», «Кавказская старина» (Тифлис), «Арарат» (Вагаршапат), «Базмавеп» (Венеция) и другие. Из этих материалов следует отметить статью историка А. Ерицова «Карабагские мелики в Грузии с 1800 по 1808 год»[39]. В конце статьи автор разместил переводы нескольких писем меликов Арцаха, адресованных Минасу Лазаряну. Можно выделить также статью известного армянского писателя Григора Тер-Ованнисянца (Мурацана), который на основании хранившихся в шушинской консистории документов представил биографию первого епархиального предводителя Арцаха Багдасара Асан-Джалаляна[40]. Однако надо отметить, что в статьях, рассеянных в прессе, освещались лишь отдельные эпизоды истории меликств Арцаха, а целостная история этих княжеств все еще пребывала во мраке неизвестности.

Первым исследователем, взявшимся за изложение целостной истории меликств Арцаха, был выдающийся писатель Раффи. Путешествуя в 1881 г. по Арцаху, он смог собрать значительное количество материалов, касающихся истории меликств. Великий писатель ставил целью показать, что после падения армянского царства в Армении продолжали существовать осколки армянской государственности. В итоге год спустя он представил читателю свой капитальный труд «Меликства Хамсы»[41], тем самым доказав, что является не только великим писателем, но и талантливым историком и исследователем. «До нас армянская история начиналась с Айка и заканчивалась Левоном VI. Мы были первым, кто из неизвестности обнаружил одно утерянное армянское владычество, когда изложили «Меликства Хамсы»[42], – так оценил выполненную им работу автор. Раффи также заметил, что народные предания занимают особо значимую часть истории меликств Арцаха. В своем труде он уделил большое место преданиям, что и послужило основной причиной недостатков его работы. При всем том труд Раффи, со всеми своими недостатками, является настоящим научным подвигом для того времени и достоин самой высокой оценки.

Наша работа была бы неполной без каменной летописи края. Множество свидетельств, рассказывающих о деятельности меликов Арцаха, сохранилось в строительных надписях, выполненных на стенах дворцов, крепостей и на надгробных камнях, которые имеют особенно важное значение для уточнения хронологии событий и родословия меликских домов, в дополнение к отсутствующим звеньям и освещению внутренней жизни этих меликств. Порой местные литографические надписи передают сведения, которые отсутствуют в произведениях современных историков. Поэтому не случайно, что эти материалы, как правдивые первоисточники, уже давно привлекали внимание исследователей. Еще в начале XVIII в. католикос Гандзасара Есаи Асан-Джалалян[43] приступил к изучению литографического наследия Арцаха, а в XIX в. его дело продолжили О. Шахатунянц[44], С. Джалалянц[45] и другие. Однако сборники скопированных ими надписей, имеющие важное значение для исследования каменной летописи края, все же не были систематизированы и не охватывали весь литографический материал Арцаха.

Известный исследователь Макар Бархутарянц был первым, кто в 1890-х гг., странствуя по армянонаселенным регионам левобережной Куры и Арцаху, почти полностью собрал и изучил местный эпиграфический материал, издав ценные труды «Страна Алуанк и соседи» (Тифлис, 1893) и «Арцах» (Баку, 1895)[46], которые до сих пор не потеряли свое историографического значения. Автор не только с большой тщательностью собрал и расшифровал эпиграфические надписи, но и скопировал памятные записи рукописей, находившиеся в монастырях и у частных лиц. «Описание исторического Алуанка и Арцаха М. Бархутарянц рассматривал как подготовительный этап сбора материалов для изложения истории Алуанка»[47].

На основании собранных материалов он написал двухтомный труд «История Алуанка»[48], в котором, однако, как справедливо заметил Б. Улубабян, автор «иногда приходит к заключениям, неуместным по отношению к сведениям, приведенным в имеющихся материалах, и, что более неприемлемо, вместо отсутствующего материала по поводу того или иного звена исторического процесса навязывает свое воображаемое и предполагаемое»[49]. Поэтому его научные заслуги наиболее ценны вышеупомянутыми произведениями топографического характера, которые «впоследствии многократно использовались в научных исследованиях, служили ориентиром для дальнейшего описания Арцаха»[50]. При составлении пятого тома «Свода армянских надписей»[51] известный эпиграфист С. Бархударян взял из книги «Арцах» М. Бархутарянца многие из не обнаруженных на месте или умышленно уничтоженных надписей. В данном исследовании при изучении деятельности меликов Арцаха, уточнении дат их рождения и смерти, составов семей мы также часто обращались к этому труду.

Из поля нашего зрения не выпали также исследования этнографического характера, касающиеся истории Арцаха. В этом смысле особо хочется отметить заслуги Е. Лалаяна, который в своих трудах «Варанда» и «Гандзакский гавар»[52] приводит богатые сведения об общественной и правовой деятельности меликов, их имуществе, войсках и видах вооружений, порядке осуществления судебных разбирательств, ведении быта, одеянии, а также о женах и потомках меликов. Большинство этих сведений сегодня нам известно благодаря Е. Лалаяну. Большую ценность для изучаемой темы представляет изданная в 1913–1914 гг. серия «Материалы об армянских меликствах». О выпуске I данной серии мы уже говорили, а в качестве II выпуска был издан труд «Допяны и Мелик-Шахназаряны» К. Тер-Мкртчяна[53], в котором автор указал на происхождение Мелик-Шахназарянов из княжеского рода Допянов. Надо отметить, что в этой книге автор в основном концентрируется на истории гегаркуникских Мелик-Шахназарянов, а их варандинской ветви касается мимоходом, считая, что «это материал для отдельного изучения»[54]. Богатый документальный материал об истории Арцаха содержится в четырехтомном исследовании знаменитого историка Лео «История Армении»[55]. На основании имеющихся в свое время первоисточников, трудов и документов он представил героический путь, пройденный меликствами, и их ключевую роль в армянском национально-освободительном движении XVIII века. Труды Лео подняли на новый уровень изучение истории меликств Арцаха.

В деле изучения истории Арцаха большие заслуги имеет известный историк Б. Улубабян. Его труды[56] – новое слово в области истории Арцаха древнего и средневекового периодов. Одновременно надо отметить, что в своих работах он лишь мимоходом затрагивает вопросы истории меликств Арцаха, опираясь в основном на уже изданные материалы. В наши дни примечательный труд о дворцах меликов Арцаха и Сюника издал А. Гулян[57].

Необходимо также отметить, что в условиях постоянного возрастания интереса к истории Арцаха в последнее время появились также книги любительского уровня. В качестве примера приведем лишь книгу политолога Д. Бабаяна[58], в которой автор на основе односторонней и произвольной трактовки общеизвестных фактов выдвинул нелепую гипотезу – будто Панах-хана в Арцах «пригласили» местные мелики после предварительных совещаний. Тем самым он игнорирует ту общепризнанную истину, что властвование Панаха и его сына Ибрагима с первых же дней их обоснования в Арцахе своим острием было направлено против местных армянских меликств и их духовного центра – католикосата Гандзасара. Не случайно Д. Бабаян до конца так и не разъясняет, какие именно мелики «пригласили» Панаха в Арцах. Хотя имена всех меликов, властвовавших в то время в Арцахе, известны и любой более или менее знакомый с историей края знает, что двое из этих меликов – Алахкули-султан из Джраберда и мелик Алахверди из Хачена – были убиты именно Панах-ханом соответственно в 1749 и 1755 гг., т. е. вскоре после обоснования последнего в Арцахе. При этом убийством мелика Алахверди был нанесен непоправимый урон светской власти знаменитого рода Асан-Джалалянов из Хачена. Сыном Панаха Ибрагимом в 1781 г. был убит мелик Есаи из Дизака, а в 1786 г. – католикос Гандзасара Ованес Асан-Джалалян. Ибрагим-ханом были убиты также мелик Бахтам, мелик Абас и сын мелика Есаи Багдад-бек из Дизака. А одна ветвь дизакских Мелик-Еганянов была насильственно мусульманизирована. Во времена этих ханов как раз и началось проникновение инородного и иноверного враждебного элемента в Арцах, которое, вопреки ошибочному мнению Д. Бабаяна (стр. 58), стало настоящим бедствием для арцахского армянства. Было бы полезнее, если бы автор вместо вольного сочинительства попробовал указать хотя бы на какую-либо мизерную пользу, которую получило армянское население Арцаха от шушинских ханов. Последствия проведенной ими пагубной для армян политики удалось ликвидировать лишь в результате Арцахской национально-освободительной борьбы, ценою огромных усилий и больших потерь. К сказанному можно добавить, что эта книга переполнена множеством искаженных фактов и вопиющих недоразумений[59] и представляет историю в перевернутом виде. Очевидно, что такая подача материала, без обсуждения и согласования со специалистами, в трудах по истории Арцаха, особенно в наше время, недопустима.

И, наконец, вопросами истории меликств Арцаха занимались и зарубежные исследователи, среди которых особо хочется отметить Р. Хюсена[60]. Однако серия его статей касается не конкретно арцахских меликств, а вообще меликских родов всей Восточной Армении. В этих публикациях меликским домам Арцаха уделено всего несколько страниц, содержащих в основном сведения энциклопедического характера.

В области изучения истории армянских меликств свои первые шаги делает молодой итальянский историк Альдо Феррари[61].

Несмотря на то что зарубежные исследователи лишены возможности изучения архивных материалов Армении и свои статьи пишут на основании изданных трудов, все же их публикации тоже имеют важное значение для доведения этих героических страниц армянской истории до широкого круга зарубежных читателей.

Мы приступили к изложению данного исследования после долгих поисков материалов в ереванском Матенадаране и в Национальном архиве Армении. Использовались также некоторые документы Российского государственного военно-исторического архива (РГВИИ), копии которых великодушно предоставил нам бывший министр образования, культуры и спорта Нагорно-Карабахской Республики К. Атаян.

В изучении истории меликств важным источником являются также хранящиеся в Матенадаране разные фонды, особенно Католикосский архив. На основании документов этих фондов нам удалось уточнить даты правления некоторых меликов, а также даты их рождения и смерти. Некоторые документы позволили нам внести ясность в родовые списки меликов и дополнить отсутствующие звенья. Особое внимание уделено документам, которые позволили в какой-то мере осветить внутреннюю жизнь меликств и взаимоотношения их владык. Мы использовали также некоторые персоязычные документы из Католикосского архива. За переводы этих документов выражаем благодарность кандидату исторических наук К. Костикяну. В этих документах исторические события даны в летосчислении хиджры. В таких случаях мы рядом с датой по летосчислению хиджры в скобках указываем и даты по европейскому летосчислению. А при переводе летосчисления хиджры на европейское пользовались книгой «Синхронистические таблицы хиджры и европейского летосчисления», составленной И. Орбели[62].

Об истории меликств Арцаха конца XVIII и начала XIX вв. нами также выявлены десятки ценных документов в фондах Нерсеса Аштаракеци, Александра Ерицяна, Лазарянов, Кюрега Срапяна и Арутюна Абраамяна, хранящихся в Матенадаране.

Отдельные интересующие нас архивные документы хранятся в личном фонде Лео – в архиве Института истории Национальной академии наук Республики Армения.

Данный труд писался в течение 2000–2007 гг., после изучения вышеупомянутых, а также множества иных первоисточников, монографий и нововыявленных архивных материалов.

В заключение выражаем большую благодарность сотрудникам отдела истории средних веков Института истории НАН Республики Армения за ценные предложения, высказанные при обсуждении данной книги.

Артак МАГАЛЯН,
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории НАН РА и Матенадарана им. Маштоца

Источник: Арцахские меликства и меликские дома в XVII–XIX вв./А. В. Магалян. – Ереван: 2012

Продолжение

Ссылки:

[1] Данегян Л., Труд Аракела Даврижеци как первоисточник по истории Сефевидского Ирана XVII века, Ереван, 1978 (на арм. яз.).
[2] Аракел Даврижеци, История, Вагаршапат, 1896, с. 16 (на арм. яз.).
[3] Там же, с. 96.
[4] Матенадаран, рук. № 2776, с. 266а-271а.
[5] Краткая история вардапета Ованесика о пройденных происшествиях в верхних краях Армении по хронологическому порядку, «Чраках», М., 1859, тетрадь № 3, с. 69-76, тетрадь № 4, с. 105-113 (на арм. яз.).
[6] Мелкие хроники XIII–XVIII вв., т. II, составил В. Акопян, Ереван, 1956, с. 235-255 (на арм. яз.).
[7] Закария Агулеци, Дневник, Ереван, 1938 (на арм. яз.).
[8] Об этом произведении см.: Иоаннисян А., Дела и дни Закария Акулисского,
«Историк-марксист», М., 1937, № 1, с. 139-152; Бабаян Л., Очерки историографии Армении XIV–XVIII вв., Ереван, 1984, с. 162-168 (на арм. яз.).
[9] Бабаян Л., указ. соч., с. 165.
[10] Есаи Асан-Джалалянц, Краткая история страны Алуанк, Иерусалим, 1868 (на арм. яз.).
[11] Абраам Кретаци, Повествование католикоса Абраама Кретаци о событиях его жизни и о Надир-шахе персидском, Вагаршапат, 1870 (на арм. яз.). Имеется русский перевод этого труда, см.: Абраам Кретаци, Повествование. Критический текст, перевод на русский язык, предисловие и комментарии Н. Корганяна, Ереван, 1973.
[12] Тер-Аветисян С., Походы Надир-шаха (В описании Акопа Шамахеци), Ереван, 1940 (на арм. яз.); его же: Походы Тамас-Кули-хана (Надир-шаха) и избрание его шахом в описании Акопа Шамахеци, Тифлис, 1932.
[13] Матенадаран, рук. № 2722, с. 34-49.
[14] Aroitine Tambouri, Journal sur la Conquete de l’Inde par Nadir Schah traduit du tare par V. Artin Pacha, “Bulletin de l’Institut Egyptien”, V, vol. VIII, Cairo, 1914, pp. 168-232.
[15] Кючук Арутин, История Тахмаза-Кули, «Сборник научных материалов Матенадарана», № 1, 1941, с. 101-128 (на арм. яз.).
[16] Матенадаран, рук. № 7816, с. 20б. Изд. см.: Мелкие хроники XIII–XVIII вв., т. I, составил В. Акопян, Ереван, 1951, с. 396 (на арм. яз.).
[17] Симеон Ереванци, Джамбр, Ереван, 2003 (на арм. яз.). Этот труд имеется и на русском языке, см.: Симеон Ереванци, Джамбр. Памятная книга, зерцало и сборник всех обстоятельств Святого Престола Эчмиадзина и окрестных монастырей. Перевод С. Малхасянца, М., 1958.
[18] Новая тетрадь, называемая увещеванием, Мадрас, 1772–1773 (на арм. яз.). Перевод с древнеармянского см.: Новая тетрадь, называемая увещеванием. Перевел и комментировал П. Хачатрян, Ереван, 1991 (на арм. яз.).
[19] Памятная запись католикоса Овсепа, «Крунк Айоц ашхарин», 1863, № 7, с. 505-519; Архив армянской истории, кн. IX, Иосиф Аргутинский, Тифлис, 1911, с. 1-48 (на арм. яз.).
[20] Новая тетрадь, называемая увещеванием, с. 103-104.
[21] Краткое историческое и географическое описание Царства Армянского из древних писателей сего народа, яко верных источников, собранное и на Арменском языке в Индии изданное Яковом Шамировым, а ныне с Арменского на Российский язык переведенное подпоручиком В. Вагановым, СПб., 1786.
[22] Акоп Закарян, История области Арцах, Матенадаран, рук. № 2734, с. 1. Изд. этого труда с нашим предисловием и комментариями, см.: Магалян А., Труд А. Закаряна «История области Арцах», «Андес амсореа», Вена – Ереван, 2006, № 1–12, с. 317-394 (на арм. яз.).
[23] Матенадаран, архив А. Абраамяна, пап. 98, док. 259.
[24] Мирза Юсуф Нерсесов, Правдивая история. Перевод, введение и комментарии К. Костикяна, Ереван, 2000 (на арм. яз.).
[25] Об этом см.: Костикян К., История Карабаха XVIII века по «Тарих-е Сафи» Мирзы Юсуфа Нерсесова, «Историко-филологический журнал» («ИФЖ»), 1999, № 2–3, с. 351-352 (на арм.яз.).
[26] Матенадаран, рук. № 7822, 7823.
[27] Раффи, Собрание сочинений, т. 9, Ереван, 1987, с. 351 (на арм. яз.).
[28] Улубабян Б., Церковь и культура Восточного края Армении, Ереван, 1998,
с. 351 (на арм. яз.).
[29] Матенадаран, рук. № 3881, с. 90а-б. Другую копию этой хронологии см.: Ахумян А., Материалы национальной истории, «Арарат», 1914, № 4, с. 371- 374 (на арм.яз.).
[30] Матенадаран, рук. № 7822, с. 6б.
[31] Матенадаран, рук. № 7822, с. 8а.
[32] Раффи, Собрание сочинений, т. 12, Ереван, 1999, с. 15-16 (на арм. яз.).
[33] Костанянц Ар., Меликство Дизака, «Материалы об армянских меликствах», вып. I, Вагаршапат, 1913 (на арм. яз.).
[34] Мирза Адигезаль-бек, Карабаг-наме, Баку, 1950; арм. перевод этого труда см.: Мирза Адигезаль-бек, Сведения о ханах Гандзака и Карабаха, Матенадаран, рук. № 4463. Отрывок, посвященный меликствам Арцаха, в изд. см.: Магалян А., Сведения об арцахских меликствах в труде Мирзы Адигезаль- бека «Карабах-наме», «Андес амсореа», Вена – Ереван, 2011, № 1–12, с. 375- 408 (на арм. яз.).
[35] Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа, ч. I– III, Москва, 1833–1838.
[36] Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссией (АКАК), т. I– XII, Тифлис, 1866–1904.
[37] Персидские документы Матенадарана. Указы, сост. А. Папазян, вып. I, Ереван, 1956, вып. II, Ереван, 1959.
[38] Персидские документы Матенадарана. Указы, сост. К. Костикян, вып. III,
Ереван, 2005, вып. IV, Ереван, 2008.
[39] Ерицов А., Карабагские мелики в Грузии с 1800 по 1808 гг., «Кавказская старина», 1872, № 2, с. 34-45.
[40] Тер-Ованнисянц Г., Краткая биография митрополита Багдасара Асан-Джалалянца, «Пордз», 1880, № 5, с. 131-164 (на арм. яз.).
[41] Последнее изд. см.: Раффи, Собрание сочинений, т. 9, Ереван, 1987, с. 417- 639 (на арм. яз.).
[42] Раффи, Собрание сочинений, т. 12, с. 145.
[43] Матенадаран, рук. №№ 7821 и 9923. При этом, как видно из памятной записи, рукопись № 7821 скопировал с оригинала Багдасар Асан-Джалалян: «В году 1809 в Святом Престоле Гандзасара вновь скопированы надписи со старой копии рукою вардапета Багдасара Джалаляна, сына тысячника Даниела, владыки Хачена» (с.18а). А рукопись № 9923 переписана писарем Св. Эчмиадзина Ованесом Кримеци: «Первого июля 1822 года, вместе с лучезарным католикосом Ефремом были в чудесном монастыре Гандзасар, где увидели надписи многих храмов, церквей и хачкаров, скопированных и собранных в одной старой тетради католикосом Алуанка Есаи в 1167 армянского летосчисления (1718), повторно скопировал я – ваш покорный слуга, епископ Ованес, иногда и писарь Св. Эчмиадзина» (с. 2а).
[44] Шахатунянц О., Описание соборной церкви Эчмиадзина и пяти Араратских провинций, т. 2, Эчмиадзин, 1842 (на арм. яз.).
[45] Джалалянц С., Путешествие в Великую Армению, т. 1, Тифлис, 1842, т. 2, Тифлис, 1858 (на арм. яз.). С. Джалалянц оставил также несколько неопубликованных трудов, в том числе «Краткая история и география Алуанка» (Матенадаран, рук. № 2622, с. 304а–312б) и «Католикосы Алуанка» (Матенадаран, рук. № 8066, с. 61а–62б), которые представляют некритическое изложение переданных сведений Каланкатуаци и других армянских историков.
[46] См. Бархутарянц М., Страна Алуанк и соседи. Арцах, Ереван, 1999 (на арм. яз.).
[47] Там же, с. 8.
[48] Бархутарянц М., История Алуанка, т. 1, Вагаршапат, 1902, т. 2, Тифлис, 1907 (на арм. яз.).
[49] Улубабян Б., Княжество Хачена в X–XVI веках, Ереван, 1975, с. 18 (на арм. яз.).
[50] Бархутарянц М., Страна Алуанк и соседи, Арцах, с. 9.
[51] Свод армянских надписей, вып. V, Арцах, сост. С. Бархударян, Ереван, 1982 (на арм. яз.).
[52] «Азгагракан андес», 1897, кн. 2, с. 5-244; 1899, кн. 5, с. 213-269; Лалаян Е., Труды, т. 2, Ереван, 1988 (на арм. яз.).
[53] Тер-Мкртчян К., Допяны и Мелик-Шахназаряны, «Материалы об армянских меликствах», вып. II, Эчмиадзин, 1914 (на арм. яз.).
[54] Там же, с. 137.
[55] Лео, Собрание сочинений, т. 3, кн. 2, Ереван, 1973, т. 4, Ереван, 1984 (на арм. яз.).
[56] Улубабян Б., Княжество Хачена в X–XVI веках, Ереван, 1975; Золотая цепь, Ереван, 1979; Очерки истории Восточного края Армении, Ереван, 1981; Гандзасар, Ереван, 1981; История Арцаха от начала до наших дней, Ереван, 1994; Церковь и культура Восточного края Армении, Ереван, 1998 (на арм. яз.).
[57] Гулян А., Дворцы меликов Арцаха и Сюника, Ереван, 2001 (на арм. яз.).
[58] Бабаян Д., Политическая история Карабахского ханства в контексте арцахской дипломатии XVIII века, Ереван, 2007.
[59] Так, согласно Д. Бабаяну, автором «Новой тетради» является… И. Эмин (с. 68), или же Т. Тер-Григорян, живший в середине XX в., в 1868 г. издал «Краткую историю страны Алуанк» Есаи Асан-Джалаляна в «Эривани» (с. 109). Ему кажется, что ставленник Панах-хана мелик Мирзахан из Хачена чеканил собственную монету, тогда как он был просто заведующим чеканного двора Панаха и чеканил серебряные монеты «Панахабад» (об этой денежной единице см.: Мирза Юсуф Нерсесов, указ. соч. с. 55-56).
[60] Hewsen R., The Meliks of Eastern Armenia, “Revue des Etudes Armeniennes”, 1972, IX, pp. 285-329, 1973–74, X, pp. 282-300, 1975–76, XII, pp. 219-243, 1980, XIV, pp. 459-470, The Armenian Noble Families of the Russian Empire, «Аск», 1981–82, с. 389-400, The house of Aghamaleanc Meliks of Erevan, «Базмавеп», 1984, № 3–4, с. 319-334.
[61] Le guerre di Dawit Bek, un eroe armeno del XVIII secolo. Introduzione, traduzione e note a cura di A. Ferrari, Milano, 1997; Ferrari A., Nobility and Monarchy in Eighteenth Century Armenia: Preliminary Remarks and Methodological Questions, «Нынешнее состояние и перспективы развития арменоведения», Ереван, 2004, с. 329-337; его же, Ян Потоцкий и его проект освобождения Армении, «Базмавеп», 2006, № 1-4, с. 552-567; его же, Раффи и армянское дворянство Карабаха, «Прошлое, настоящее и будущее НКР», Ереван, 2007, с. 229-240; Raffi, I Melik del Karabakh (1600–1827). Materiali per la storia moderna degli Armeni. Traduzione, introduzione e note a cura di A. Ferrari, Milano, 2008.
[62] Орбели И., Синхронистические таблицы хиджры и европейского летосчисления, М.–Л., 1961.

Top