• Чт. Июн 20th, 2024

Артак Магалян. Генеалогия Атабекянов – последних владык Джраберда

Янв 19, 2024

“Наша Среда online”Продолжаем публикацию монографии известного армянского историка Артака Владимировича Магаляна “Арцахские меликства и меликские дома в XVII–XIX вв.”, посвященная одному из важнейших этапов армянской истории – истории меликств Арцаха.
Благодарим автора за согласие на публикацию книги.

Введение
Глава первая. Арцахские меликства как проявление армянской государственности
1. Войско арцахских меликств
2. Судопроизводство в арцахских меликствах
3. Налоговые обязательства
4. Участие меликов Арцаха в духовных делах своих гаваров
Глава вторая. Генеалогия меликских домов Арцаха
1. Генеалогия Мелик-Бегларянов – владык Гюлистана
2. Генеалогия Мелик-Исраелянов – владык Джраберда

3. ГЕНЕАЛОГИЯ АТАБЕКЯНОВ – ПОСЛЕДНИХ ВЛАДЫК ДЖРАБЕРДА

Род Атабекянов произошел от сотника (юзбаши) Атабека, который жил в селении Кусапат гавара Джраберд. По его имени род и получил название Атабекян. Согласно Макару Бархутарянцу, Атабекяны произошли от прежних владык Джраберда – Мелик-Исраелянов[288]. Эта версия основана на стремлении епископа Макара представить род Атабекянов в качестве правопреемников владык указанного гавара.

Между тем, согласно местной традиции, род Атабекянов ведет свое происхождение от Асан-Джалалянов, знаменитых правителей Хачена[289]. В пользу этой версии также свидетельствует тот факт, что титул «атабек» стал личным именем именно в династии Асан-Джалалянов, став одним из самых распространенных имен в этом роду[290]. Характерно, что Католикос всех армян Ефрем в свидетельстве, выданном им 20 декабря 1809 г., пишет: «От отпрыска к отпрыску владычествовали до 1678 [года], до времен Атабека II Великого, прозванного сотником, [который был] из потомков и отпрысков упомянутого князя Джалала»[291]. Здесь речь идет о хаченском князе Асане Джалале Дола, следовательно, данным свидетельством католикос Ефрем подтверждает происхождение Атабекянов от рода Асан-Джалалянов. Основываясь на свидетельстве католикоса Ефрема, члены высшего совета Св. Эчмиадзина в удостоверении, выданном в октябре 1821 г. Аслану Атабекяну, подтвердили его происхождение от рода Асан-Джалалянов[292]. И наконец, сами Атабекяны также считают себя потомками Асан-Джалалянов.

Относительно сотника Атабека сохранились лишь обрывочные данные. Известно, что он «оставил после себя двух сыновей: Вани и Гулия. Потомки Вани впоследствии переселились в Россию, где живут и поныне; потомки Гулия остались в Карабахе»[293]. Из уже знакомого нам свидетельства, выданного в 1809 г. католикосом Ефремом одному из потомков дома Атабекянов, нам становится известно, что «от Гули родился Саргис, а от Саргиса Арутюн».

Что касается потомков Вани, то упомянутое свидетельство сообщает более подробные данные о них. Католикос Ефрем пишет: «Вани, сын Атабека, родил сотника Атабека III, а от Атабека родился Арутюн – отец сего парона Аслана, который в году 1205 летоисчисления армянского и в 1756 г. от рождества Христова по некоторым причинам оставил свое княжество и вотчину своим единородцам, а сам, странствуя по разным краям, наконец пришел и поселился в Тифлисе во времена грузинского царя Тамраза и принял чин его военного знаменосца, а затем во времена царя Ираклия был возведен в чин стража окрестностей града Тифлиса при грузинском князе Хатхадове (Хахамхазе), и сопровождал того [в войнах] против горских племен лезгинов, издревне занимающихся грабежом. И венчавшись во граде Тифлисе, родил Мовсеса, Ованеса и Аслана»[294]. Последний в конце XVIII – начале XIX вв. развернул значительную политическую деятельность.

***

Внук Гули Арутюн (Туни) жил в конце XVIII в. Сыновья Арутюна – Вани (Ованес, 1766–1854) и Акоп (ум. 1844) отличились в борьбе арцахского армянства против армии, возглавляемой персидским наследным принцем Аббас-Мирзой. Вани, который был сотником и служил в коннице у мелика Ровшана Мелик-Алахвердяна, завладевшего гаваром Джраберд, участвовал в русско-персидской войне 1804–1813 гг. и благодаря своим многочисленным заслугам получил от российского правительства чин прапорщика, золотую медаль и пенсию в размере 200 рублей в год. В 1814 году сотник Вани также получил титул мелика и правление над Джрабердским меликством. «Из ханской талаги, выданной им в 1814 г., видно, что Вани своими стараниями населил семь армянских деревень в Челябертском магале, находившемся в полном разорении после персидских нашествий, уничтоживших в крае все признаки когда-то существующей здесь цивилизации»[295]. Этими деревнями были Кусапат, Оратах, Мартакерт, Мец Шен, Мохратах, Кармираван и Цахкашен, с которых до 1823 г. мелик Вани взимал малоджахат* в свою пользу[296].

В 1822 г. гостивший в доме мелика Вани известный писатель Месроп Тагиадян писал о нем: «Добрались до Циранакара (Кусапат – А. М.), который обычно называли селением Мелика-Вани, что в гаваре Хачен, и спустились вниз к дому самого Мелика-Вани, мужа благочестивого и богобоязненного, но вместе с тем и мощного в войнах. Само имя его наводило дрожь на соседние народы, вплоть до горцев Кавказа. Страна его была богата хлебом и медом; кони его были отборными, и все население армяне, мощные и правоверные»[297].

В июле 1826 г. многочисленная персидская армия под командованием наследного принца Аббас-Мирзы вторгается в Арцах и осаждает город-крепость Шуши. Шушинский гарнизон под командованием полковника И. Реутта и местное армянское население оказывают героическое сопротивление грозному противнику[298]. Историк Мирза Юсуф Нерсесов, бывший свидетелем тех событий, пишет: «Армянские жители города, во всех вопросах действуя совместно с русскими, не жалели усилий, дабы верно служить им… До той степени, что через некоторое время разозлившийся на армян Аббас-Мирза приказывает, что тот, кто принесет голову армянина, получит 10 ашрафов. По этой причине многие из армян были убиты»[299]. А в труде местного историка Аракела Костанянца «История Арцаха» читаем: «Военачальник вместе с советниками своими принял ядовитое решение о разрушении страны и массовой резне: тот, кто принесет голову верующего отрезанной, получит великие награды от нас и двора нашего»[300]. Другой свидетель событий, шушинец Зохраб Тарумян, в письме от 3 ноября 1826 года, посланном Нерсесу Аштаракеци, так описывает осуществление приказа Аббас-Мирзы: «Головы многих армян отрезали и отнесли сыну шаха, и тот за каждую голову давал 10 папаханов золота. Когда армяне выходили за скотом или за сеном, попавшимся турки отрезали головы»[301].

В эти катастрофические для арцахского армянства дни с целью смягчить ярость Аббас-Мирзы к нему пришли три видных армянских деятеля: арцахский митрополит архиепископ Саргис Асан-Джалалян, мелик Вани Атабекян и правитель Гюлистана мелик Овсеп Мелик-Бегларян. В письме, написанном католикосу Ефрему, мелик Вани следующим образом представляет мотивы своего посещения Аббас-Мирзы: «Если бы и я не пошел к нему, народ мой вовсе бы пропал. Лишь сие было в мыслях моих: даже если я пропаду, как бы народ мой уберечь от пленения беззаконными (т. е. персами – А. М.). И хотя я бы мог пропасть, пойдя к нему, тысячи душ народа моего сохранились бы и жили; все пошли, вот и я пошел вместе с ними. Наконец, мое явление персам было на пользу простому народу армянскому, вверенному мне»[302].

Видным деятелям Арцаха удается смягчить гнев Аббас-Мирзы. «Тогда же последовал приказ, чтобы никто не осмеливался трогать армян, и резня действительно прекратилась, так как принц объявил, что с этих пор будет расплачиваться за головы армян не червонцами, как прежде, а головами тех, кто их принесет»[303].

Однако, когда разгромленная в Шамхорском и Гандзакском сражениях армия Аббас-Мирзы была отброшена по ту сторону Аракса, на спину видным армянским деятелям, уберегшим головы армянства от персидского меча, опустился русской бич. Бессильными оказываются даже заверения Нерсеса Аштаракеци наместнику Кавказа А. Ермолову о том, «что, если такая встреча действительмо состоялась, она не могла быть без особой цели, коим является сохранение армянского населения тех сторон»[304]. По приказу А. Ермолова видные армянские деятели были арестованы по обвинению в измене Российской империи и восемь месяцев содержались под стражей: митрополит Саргис в Тифлисе, а мелики в Баку. Наконец армянские деятели, нашедшие общий язык с давним врагом России, были признаны невиновными и вместо ссылки в Сибирь вернулись на родину[305].

В течение 40 лет мелик Вани правил Джрабердом и скончался 7 марта 1854 года[306]. Его супругой была Вардуи (ум. 1857), дочь священника Кусапата. На кладбище Кусапата сохранились их надгробные плиты со следующими надписями:

«Здесь похоронен великий князь
Джрабердский бывший мелик Иванэ
Атабекянц, скончавшись в 88 лет
от роду»[307].

Вот и надпись на надгробной плите Вардуи:

«Сие есть супруга мелика Вани
имя ее Варти 1857 года».

Мелик Вани оставил после себя четырех сыновей: Овсеп-бека, Саргис-бека, Атабека (Адама) и Микаел-бека.

Младший сын Арутюна сотник Акоп (брат мелика Вани) также был преданным родине деятелем и отличился во время русско-персидских войн. Его супругой была Джаваир Сарумян из Сейдишена. На надгробной плите последней высечено:

«Сие есть могила Джавраз, которая была
супругой сотника Акопа великого
князя Атабекянц, 1883 года».

У сотника Акопа было три сына: Аслан, Джалал и Арутюн. На кладбище Кусапата сохранились также надгробные камни двух последних со следующими надписями:

«Сие есть могила Джалал бека,
сына сотника Акопа
внука великого князя Атабека,
он на двадцать первом году,
с земли взошел на небеса
1847 года 15 ноября».

А на могиле Арутюна Атабекяна читаем:

«В сей могиле захоронены
останки доброчтивого тела
Арутюн бека, он был
сыном брата мелика Иванэ Атабекянца,
великого князя, 1876».

Джалал и Арутюн не оставили после себя наследников. Видимо, поэтому Раффи написал в своем труде «Меликства Хамсы», что «сотник Акоп оставил только одного сына – Аслан-бека, сыновьями которого были Нерсес-бек, Мовсес-бек и Никола-бек»[308]. Аслан Атабекян был учеником известного педагога Овсепа Арцахеци. Об этом он пишет в своем письме Нерсесу Аштаракеци от 27 декабря 1824 г.: «Мы пошли к мудрому ученому вардапету Овсепу, изучали у него грамматику и риторику, и завершили сие»[309].

На кладбище селения Султан-Нухи гавара Капалак (нынче Габалинский район Азербайджанской Республики) М. Бархутарянц обнаружил, записал и опубликовал в своей книге «Страна Алуанк и соседи» надпись на могиле вышеупомянутого Аслан- бека: «В южной части церкви, в усыпальнице, выделяется некий любопытный мемориальный памятник, под которым похоронено тело Аслан-бека, внука благочестивого Мелика-Вани Кусапатского. На мемориальном памятнике высечена следующяя надпись: «Сия есть могила благочестивого Аслан-бека – сына карабахского джрабердца Акоп-бека Атабекянца, который в ранге коллежского секретаря скончался в возрасте 40 лет 30 дек. 1847». Усопший был на должности судьи в сих краях»[310]. Здесь М. Бархутарянц по ошибке посчитал Аслан-бека внуком мелика Вани, хотя последний был не внуком мелика Вани, а сыном сотника Акопа.

Атабекяны оставили после себя множество потомков, часть которых и в наши дни проживает в Арцахе, а другая часть с целью получения высшего образования переселилась в Баку, Тифлис, Ереван и Эчмиадзин, а также в Россию, Персию, Европу, США и даже в далекую Аргентину. Из 95 потомков этого рода более половины имеют высшее или среднее специальное образование[311].

Сыновья мелика Вани – Овсеп-бек и Саргис-бек – жили в Кусапате. Сохранилось прошение от 1 апреля 1852 г. предводителя Арцахской епархии архиепископа Багдасара Асан-Джалаляна, направленное католикосу Нерсесу Аштаракеци, о назначении Саргис-бека Атабекяна управляющим консистории, в котором, в частности, читаем: «Нынче вновь осмелюсь всепокорнейше просить Ваше Богоназначенное Владычество соблаговолить назначить управляющим консистории вышеупомянутого губернского секретаря Саргис-бека, сына Иванэ-бека Атабекянца, который, всеми возможностями служа консистории Карабаха и нынче находящийся у Вашего Святейшества, может достойным образом осуществлять все указания, решения и наказы, которые Вы соизволите выдавать ему»[312].

Другой сын мелика Вани – Атабек – был полковником и принимал участие в Крымской войне 1853–1856 гг. Сын последнего Андрей (1854–1918) также был высокопоставленным военным. В 1870 г. он окончил Александровское третье военное училище, затем Михайловскую артиллерийскую академию. Участвовал в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. 9 апреля 1900 г. Андрею Атабекяну было присвоено звание генерал-майора, а 6 декабря 1906 г. – звание генерал-лейтенанта. Занимал ряд ответственных должностей, а в 1913 г. стал командующим артиллерией Московского военного округа[313]. Андрей Атабекян (Атабеков) скончался 18 августа 1918 г. в Москве.

Младший сын мелика Вани – Микаел-бек – скончался, не оставив наследников.

На кладбище Кусапата также сохранились надгробные камни Овсеп-бека и Саргис-бека со следующими надписями:

«Сие есть могила Овсеп бека
старшего сына мелика Вани,
из великого рода Атабекянц,
родившегося 8-го февраля 1815 года,
скончавшегося 14 сентября 1861 года».

А на надгробном камне Саргис-бека высечена следующая надпись:

«Сие есть могила коллежского советника
Саргис-бека, который был сыном мелика
Вани Атабекянца
скончался 27 мая
1896 года».

Сыновья Овсеп-бека – Рустам, Арутюн, Исаджан, а сыновья Саргис-бека – Иван, Николай, Александр и Джумшуд – все жили в Кусапате. Из надписей на надгробных камнях усыпальницы Кусапата следует, что сын Овсеп-бека – Рустам и сын Саргис-бека – Иван скончались рано. Видимо, по этой причине русский военный историк Василий Потто не упоминает о них. Вот надпись на могиле Рустама, сына Овсеп-бека:

«Сие есть могила Рустама,
кой был сыном Овсеп бека,
внуком мелика Ованеса,
кои из рода Атабеков,
в год 1834».

Вот надпись на надгробной плите Ивана, сына Саргис-бека:

«Сие есть могила Ивана,
кой был сыном Саргис бека и
внуком мелика Вани
скончался в 1858».

Как свидетельствует надпись на надгробной плите Елизабет, супруги Исаджана, сына Овсеп-бека, она была из Хаченского княжеского дома Асан-Джалалянов:

«Сие есть могила
Елизабет Даниэловны
Атабекян, дочери
Даниэл бека Асан-Джалаляна
рожденная в 1854 году
сконч. 7-го октября 1937 года
в селении Кусапат».

У Исаджана было четверо сыновей: Николай, Микаел, Ованес (Иван) и Гарегин. Последний жил в Мартакертском районе, в селении Мехмана, часть жителей которого приходились родственниками Атабекянам. Гарегин, правнук мелика Вани, скончался в возрасте 108 лет, оставив после себя четырех сыновей: Ерванда, Ваника, Левона и Самвела.

***

Многие из потомков сотника Акопа также стали известными людьми. Так, Нерсес Асланович Атабекян (внук сотника, 1837–1904) был мировым судьей в Казахе и «после долгого судебного разбирательства с царским правительством в качестве возмещения за земельный надел, экспроприированный царскими властями в Карабахе, получил безводный и необработанный каменистый казенный участок земли между Паракаром и Вармазяром (ныне Аревашат), именуемый «целинным». В 1904 г. Нерсес Атабекян, который согласно многим свидетельствам пользовался большим авторитетом среди местного крестьянства и удостоился их симпатий, покончил жизнь самоубийством, оставив после себя 40 тысяч рублей долга»[314]. Мы скопировали надпись с его надгробной плиты, находящейся во дворе церкви Св. Гаянэ в Эчмиадзине:

«Присяжный заседатель
Нерсес Асланов
Атабекянц,
рожденный 7 апреля 1837 г.,
усопший 18 мая 1904 г.».

Он оставил после себя шестерых отпрысков, чьи имена: Мариам, Овсеп, Тигран, Микаел, Давид и Аслан.

Братья Нерсес-бека – Мовсес-бек и Николай-бек – были статскими советниками. «Николай умер в чине статского советника, занимая должность судебного следователя по особо важным делам при Елизаветпольском окружном суде, и после него остались два сына: Левон и Михаил»[315]. А Мовсес жил и работал в Шуши. Мовсес-бек оставил после себя пятерых потомков, которых звали: Аслан, Александр, Николай, Абраам и Анна, а известный общественно-политический деятель, врач, поэт Левон Атабекян (1875–1918) был сыном Николай-бека (правнуком сотника Акопа). В декабре 1917 г. он был заместителем председателя бакинского отделения Армянского национального совета, затем членом совета и погиб 20 марта 1918 г. в ходе выполнения миротворческой миссии во время межэтнических столкновений, произошедших в этом городе. Дочь Левона Атабекяна – Маргарит (1913–1995) была кандидатом филологических наук. Кстати, в Армянской советской энциклопедии из рода Атабекянов представлены упомянутый Л. Н. Атабекян, Овсеп Нерсесович Атабекян (публицист, переводчик, агроном, 1870–1916) и сын последнего – заведующий кафедрой электротехники Московского Авиационного института, доктор технических наук, профессор Григор Атабекян (1908–1966)[316], чья сестра Анаит с 1953 г. была профессором на кафедре ботаники Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева. Супруга Овсепа Атабекяна – Егине Авакимян получила музыкальное образование в Германии. Другие сыновья Мовсес-бека (внуки Аслан-бека) – Тигран и Микаел – были юристами, Давид (1876–1964) был педиатром, доктором медицинских наук, профессором, а Аслан – архитектором.

Доктором медицинских наук был также знаменитый эндокринолог Александр Атабекян, сын Мовсес-бека. Его супругой была Екатерина Николаевна Соколова. А. М. Атабекян оставил после себя трех потомков: Александра, Арсена и Ариану. Старший сын известного эндокринолога – Александр (1896–1952) был доцентом Сталинградского (Волгоградского) механического института. Другой сын А. М. Атабекяна – Арсен (1902–1960) также был доктором медицинских наук. Дочь последнего, руководитель Московской эндокринологической лечебницы Екатерина Атабекян, продолжает дело отца и деда. Все они оказали значительные услуги отечественной науке.

Таким образом, в данном разделе была представлена генеалогия Атабекянов начиная с середины XVIII в. до середины XX в. Также показаны переселения представителей рода и их дальнейшее расселение, начиная с селения Кусапат гавара Джраберд и заканчивая Баку, Тифлисом, Ереваном, Эчмиадзином, а также Россией, Персией, Европой и США.

Артак МАГАЛЯН
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории НАН РА и Матенадарана им. Маштоца.

Источник: Арцахские меликства и меликские дома в XVII–XIX вв./А. В. Магалян. – Ереван: 2012

Продолжение

Ссылки:
[288] Бархударянц М., История Алуанка, т. 2, Тифлис, 1907, с. 56. (на арм. яз.); Авакян С., Арцах как важнейший очаг армянской культуры, Ереван, 1991, с. 187 (на арм. яз.).
[289] Израелов Г., Село Касапет, «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа» (СМОМПК), вып. 13, Тифлис, 1892, с. 43.
[290] Улубабян Б., Княжество Хачена в X–XVI веках, с. 217.
[291] Матенадаран, архив Ал. Ерицяна, папка 153, док. 108, копия. Русскую копию данного документа см.: в Центральном историческом архиве Москвы (ЦИАМ), ф. 54, оп. 9, док. 297; также ф. 4, оп. 15, док. 18 (эти копии были получены от Р. Абрамяна.) Кстати, русский историк В. Потто был знаком с этими документами, однако он не уточняет, о каком именно роде идет речь, иначе вопрос происхождения рода Атабекянов не был бы поводом для разногласий (см.: Потто В., Первые добровольцы Карабаха, с. 8).
[292] Матенадаран, Католикосский архив, папка 39, док. 252, черновик.
[293] Потто В., Первые добровольцы Карабаха, с. 9.
[294] Матенадаран, архив Ал. Ерицяна, папка 153, док. 108.
[295] Потто В., Первые добровольцы Карабаха, с. 38.
*Малоджахат – Термин образован из слов «мал» (товар, богатство) и «джахат» (сторона, места – пахотные земли). «Мал» – налог на собственность, а «джахат» – поземельный налог, взимаемый с пахотных земель села. Эти два налога рассчитывались вместе и в общей сумме взимались с сельской общины. Малоджахат составлял большую часть ренты – налога, взимавшегося с населения и в раз навсегда установленных размерах взимался с райатов. Поэтому весьма часто под этим названием разумели и другие налоги, взимаемые с данного объекта; в данном случае «малоджахат» усматривался как собирательный налоговый термин (см.: Персидские указы Матенадарана, вып. I, с. 232).
[296] Матенадаран, Католикосский архив, папка 166, док. 344, с. 20; папка 171, док. 300, с. 2; см. также: Магалян А., Судебное дело Кусапатских Атабекянов, «Вестник архивов Армении», 2008, № 1, с. 12-13 (на арм. яз.).
[297] Тагиадян М., указ. соч., с. 163.
[298] Потто В., Геройская оборона крепости Шуши, СПб., 1903; его же: Кавказская война, т. 3. Персидская война 1826–1828 гг., М., 2007, с. 50-69.
[299] Мирза Юсуф Нерсесов, Правдивая история, с. 123-124.
[300] Матенадаран, рукопись 7823, с. 40а.
[301] Матенадаран, Католикосский архив, папка 54, док. 342, с. 2, оригинал.
[302] Там же, папка 36, док. 248; копию см. в архиве Института истории НАН РА, фонд Лео, оп. 1, д. 10, л. 1б.
[303] Потто В., Первые добровольцы Карабаха, с. 53.
[304] Матенадаран, архив Нерсеса Аштаракеци, папка 166, док. 614, см. также док. 617 и 618.
[305] Детали относительно этих событий, см. Магалян А., Документы о последствиях встречи деятелей Арцаха и Аббаса-Мирзы в 1826 г., «Вестник архивов Армении», 2006, № 1, с. 3-19 (на арм. яз.).
[306] Матенадаран, Католикосский архив, папка 166, док. 344, с. 21а.
[307] Материалы RAA (Организация по изучению армянской архитектуры), из записей С. Карапетяна в 1999 г.
[308] Раффи, указ. соч., ссылка на с. 565.
[309] Матенадаран, Католикосский архив, папка 49, док. 370, оригинал.
[310] Бархутарянц М., Страна Алуанк и соседи. Арцах, с. 125, ср.: Карапетян С., Армянские лапидарные надписи Собственно-Алуанка, Ереван, 1997, с. 46 (на арм. яз.). В надписи слова «коллежский секретарь» восстановили по версии С. Карапетяна.
[311] Авакян С., указ. соч., с. 194. Кстати, 8 октября 1983 г., в Тавуше, в селении Цахкаван (до 1946 г. – село Меликгюх Иджеванского района), среди жителей которого значительное число составляют потомки этого рода, прошел первый тохмаавак (родовое собрание) Атабекянов, в котором приняли участие около 200 представителей этого рода из Арцаха, Еревана, Кировакана (Ванадзор), Тбилиси, Ставрополя и других городов (см.: «Айреники дзайн», 1984, 1 января, с. 3; «Авангард», 1985, 5 апреля, с. 2).
[312] Документальные материалы из истории Армянской церкви, кн. 9, Арцахская епархия Армянской Апостольской церкви (1813–1933 гг.), с. 215.
[313] Аветисян Г., Генералы-армяне в Российской империи, Ереван, 2007, с. 233- 234.
[314] Егиазарян А., Овсеп Атабекян, «Историко-филологический журнал», 1959, № 2–3, с. 207, 208 (на арм. яз.).
[315] Потто В., Первые добровольцы Карабаха, с. 58.
[316] Армянская советская энциклопедия, т. 1, Ереван, 1974, с. 125-126 (на арм. яз.).

Top