• Пн. Сен 25th, 2023

Мозаика Еревана. Неутомимый рыцарь культуры

Июн 10, 2015

СОЦИУМ

Мозаика Еревана

Продолжаем публикацию глав из книги Эдуарда Авакяна «Мозаика Еревана». Благодарим переводчика книги на русский язык Светлану Авакян-Добровольскую за разрешение на публикацию.

Предыдущие главы:

НЕУТОМИМЫЙ РЫЦАРЬ КУЛЬТУРЫ

В XIX веке Армянскими культурными центрами были Тифлис, Баку, Шуши. В старом Ереване, тогдашнем губернском центре, культура находилась на самом низком уровне. Город еще не освободился от провинциальной дремоты. Здесь не издавались газеты, не было типографий, театральные представления — силами учителей гимназий — давались редко, от случая к случаю. И как же нужны были городу преданные деятели культуры, те, кому суждено было стать сеятелями нового, передового!

Одним из них стал Эмин Тер-Григорян, с именем которого связано много историй, ставших легендами.

Это был энергичный человек (про таких говорят «подвижный как ртуть»), небольшого роста, с длинной бородой. Об этой бороде тоже ходили слухи: рассказывали, что однажды один из друзей, встретив его на улице, неожиданно спросил: «Послушай. Эмин, куда ты кладешь свою бороду, ложась спать: на одеяло или под него?» В ответ Эмин только пожал плечами, но через несколько дней, встретив вновь, сердито набросился на старого друга с криком: «Что ты наделал! До чего довел меня своим вопросом! Я теперь ночами не сплю, все думаю, куда девать свою бороду. Никак не решу: под одеяло или поверх него».

Эмин Тер-Григорян родился в Ереване, учился и закончил с золотой медалью московский Лазаревский институт. Уже в студенческие годы определилось главное его пристрастие — театр. Он организует представления, рисует декорации, сам исполняет роли. Возвратившись в родной Ереван, он посвящает себя театральному делу, ставшему для него смыслом жизни.

С 1865 году в Ереван из Тифлиса приезжали на гастроли известные деятели театра — актеры Чмшкян, Америкян, Мандинян. Стараниями учителя ереванской епархиальной школы Н. Атанесяна зал учебного заведения превращался в театральные подмостки. В октябре 1865 года здесь состоялось первое представление — спектакль «Шушаник». Позднее была поставлена трагедия «Аршак II». Богачи города — Мелик-Агамалян, Хорасанян, Гегамян — помогали организации театральных представлени. И вернувшися из Москвы Эмин Тер-Григорян попадает в свою стихию. В 1873 году он вступает в театральную труппу и очень скоро, верный своему призванию, становится душой театрального коллектива. Он и руководитель театра, и режиссер, и автор пьес. В 1874 году с большим успехом прошла постановка его комедии «Инжир Хече». Сам он исполнял главную роль. Зрители встретили спектакль с восторгом, и, воодушевленный успехом. Эмин пишет новые пьесы — «Я виновник вражды» и «Дамоклов меч».

В те годы в Ереване не было постоянного театра. Нерегулярно, с большими перерывами выступали несколько театральных кружков: армянский, русский и азербаджанский (составленный в основном из учащихся гимназий и их учителей). Для постоянных выступлений армянской театральной труппы в 1879 году стараниями завуча училища Тер-Овсепа Меляна и Эмина Тер-Григоряна был построен дом около церкви Св. Петроса и Погоса. Здание было возведено за несколько месяцев. Эмин Тер-Григорян упоминает участников этой самодеятельной труппы: Арам и Арменак Меляны, Микаел Атанесян, Арам Минасян, Александр Парсаданян. Ежегодно труппа обновляла свой репертуар, пополняя его пьесами армянской классики: «Пэпо», «Хатабала», «Разоренный очаг», переводной драматургии: «Семья преступника». «Тартюф». Выступления этой труппы продолжались до 1892 года. Все годы руководителем театра и постановщиком спектаклей был Эмин Тер-Григорян.

Через год после создания в труппу пришел Смбат Саркисян — богатый купец, оказывавший театру материальную помощь. Стремившися к славе купец был начисто лишен актерских способностей, и очень скоро между ним и Эмином возникли серьезные разногласия. Кое-кто из актеров встал на сторону купца-артиста за его щедрость. Однако в том, что касалось искусства. Эмин Тер-Григорян не шел ни на какие уступки. «Как может человек, — писал он, — петь или произносить слова так протяжно, без выражения! Нет, или я, или он. Или театр, или только деньги». Наконец, не выдержав, он бросил свое любимое детище и ушел из театра… Но не разочаровался.

Человек творческий, беспокойный, он не смог оставаться без дела и принял новое решение: городу нужна газета, необходимо издание книг. И, как всегда, начал действовать. В пристройке собственного двухэтажного дома по улице Каравансарая (ныне ул. Езника Кохбаци) Э. Тер-Григорян еще в 1876 году основал типографию. Управляющим типографии работал писатель Перч Прошян. В том же году увидела свет первая книга Э. Тер-Григоряна «Птичка», в которой были собраны «Разные стихотворения и самые новые песни».

«Но какой же город без газеты!» — продолжает размышлять Эмин Тер-Григорян. И снова выступает инициатором нового предприятия. В 1883 году его стараниями начала выходить армянская газета «Ереванские объявления», в которой он был не только издателем и редактором, но и деятельным сотрудником, помогающим всем и во всем. С 1900 года стала выходить газета с тем же названием на русском языке.

Эмин Тер-Григорян часто печатает статьи, очерки, фельетоны, посвященные жизни старого Еревана. Он немедленно откликается на важные события в городе, критикует местные власти, интересуется вопросами благоустройства Еревана, пишет о чистоте и необходимости защиты природы. Эти статьи до сих пор сохраняют свою актуальность и зачастую звучат так, будто написаны сегодня.

В номере от 18 декабря 1910 года в связи с выборами нового губернатора Эмин Тер-Григорян в статье «Не ошибиться» пишет: «Нам необходим человек, который должен обладать административными способностями, непременно добросовестный и непременно заботящийся о городе в той же степени, в какой заботится о собственном «я» в своей частной жизни».

На страницах своей газеты он критиковал заседания городской Думы и ее гласных, которые пренебрегали своими обязанностями и часто просто не являлись в Думу. «На заседание не пришли невнимательные правомочные. Господа правомочные, или осознайте свой долг, или откажитесь!» Не напоминают ли вам эти слова полупустой зал заседаний нашего парламента?

В статье «В прошлом и настоящем», которая также имеет весьма современное звучание, читаем: «Раньше горожане жили своим имуществом, сегодня многие живут за счет чужого имущества…» Или: «Раньше гражданину приходили на помощь, сегодня же с него готовы содрать последнюю рубашку», «Раньше хитрость считалась преступлением, сегодня она — ум»…

Многие статьи Эмина Тер-Григоряна посвящены актуальным вопросам городского водоснабжения, в них выдвигался вопрос о необходимости сооружения гидростанции. Автор близко к сердцу воспринимал проблему чистоты города, его заботило благосостояние горожан и их взаимоотношения, огорчало то, что эти взаимоотношения зачастую служили достижению меркантильных целей… «Раньше ели, для того чтобы жить, — писал он. -Сегодня — живут, для того чтобы есть».

Как же актуальны его слова сегодня! Пройдемся по новому Еревану, оглядимся: на каждом шагу кафе, рестораны, повсюду пирожки, булки, пирожные, шашлыки, кябабы, шаурма… Неужели цель жизни ереванцев одно только заполнение желудка?!

В одном из номеров «Ереванских объявлений» за 1916 год Эмин Тер-Григорян напечатал интересную статью под названием «Поддельные продукты», где пишет о том. что импортируемые продукты питания не только дороги, но и некачественны, вредны для здоровья! Подумать только, написанное в 1916 году так созвучно реалиям сегодняшних «рыночных отношений»!

Не забывал он и свое любимое театральное дело, и на страницах той же газеты продолжал поднимать животрепещущие вопросы, связанные с его развитием, мечтая об основании в Ереване настоящего театра.

В 1903 году другой благотворитель армянского театра Есаи Джанполадян в своем доме на улице Тер-Габриеляна (ныне ул. Налбандяна) открыл клуб, где собирались известные мужи Еревана — промышленники, адвокаты, учителя, государственные чиновники. По совету Эмина Тер-Григоряна Есаи ремонтирует и заново отделывает зал, обставляет клуб удобной мебелью. И уставший от самодеятельных спектаклей Э. Тер-Григорян реализует здесь свой талант режиссера, актера и художника. Кроме бытовых водевилей, он пишет серьезные драмы: «Дикарь», «Под маской благотворительности», «Любовь и смерть», «Что мне делать, или двое влюбленных». На фоне, казалось бы, мелких бытовых событий он пытается раскрыть глубины человеческой души, поведать о драмах жизни своих современников-ереванцев, затрагивая волнующие их вопросы и выявляя всю сложность человеческих взаимоотношений.

А на противоположной стороне улицы, за бульваром, на втором этаже дома А. Буниатяна долгие годы существовал клуб, называемый «Дворянским» («Азнвакан»). В его просторном зале устраивались городские празднества и маскарады, а в 1916 году прошли первые оперные представления, организованные Тифлисским драматическим товариществом. И, говоря об этом культурном центре театрального Еревана начала XX века, как снова не вспомнить Эмина Тер-Григоряна с его неистощимой любовью к искусству, рыцаря культуры, каким он и остался до конца своих дней.

Вместе с А. Буниатяном Э. Тер-Григорян осуществляет здесь свои новые замыслы. Он предлагает новому коллеге создать не случайную передвижную труппу артистов, а постоянный театр. И снова, по его предложению и при непосредственном руководстве. полностью реконструируется сцена, снабженная европейским подвижным кругом, строятся особые ложи для высокопоставленных гостей, устанавливаются новые кресла в зрительном зале. Он же заказывает декорации, за неимением своих мастеров — за рубежом, у известного чешского художника Новака.

В этом театре ставились пьесы европейских авторов и водевили самого Эмина Тер-Григоряна. А его знаменитую пьесу «Инжир Хече» играли в Ереване пятьсот раз с неизменным успехом у зрителей.

После революции типография Э. Тер-Григоряна была закрыта, а сам он на долгое время оказался отстраненным от своего любимого дела. Но уважение к этому неутомимому и преданному деятелю культуры оставалось неизменным до конца его жизни. Рассказывают, что в первом государственном театре Советской Армении — драмтеатре имени Г. Сундукяна — у него было свое почетное место. Он входил в театр степенно, горделиво, со своей величественной и уже седой бородой, и все, кто знал его, и те, кто не знал, повторяли истории об этой бороде и ее знаменитом владельце, прославившемся своими деяниями, а сегодня ставшем легендой.

Эдуард Авакян

Продолжение

Top