online

Массовая культура и технология

МНЕНИЕ

Арутюн Зулумян

«Наша Среда online»С развитием прогресса человечество все свои чаяния переложила на использование различных технологий. Но не получив надлежащих навыков, пользоваться достижениями прогресса ему будет невозможно.

«Люди, зачарованные идеей прогресса, не задумываются
о том, что каждый шаг вперёд – это шаг на пути к концу»

М. Кундера

Продремав в сытости и довольстве все девятнадцатое столетие, Европа очутилась на нижнем уровне, где взбодренные ветром будущего массы, как избалованные дети, увлеклись утопическими концепциями.

Таким образом, количество удовольствий, которыми себя наградило человечество, стало сильно расти. Локомотив всяких технологий начал набирать бешенную скорость. В результате, очень скоро он оказался во времени, которое можно назвать временем «информационной бури и натиска», в эпоху информационного общества.

Но не стоит обольщаться, поскольку информационное общество – это не одна только технология сама по себе, это охват территории жителей информационной инфраструктурой, это, прежде всего, мера информированности сознания этих людей и права этого государства на получение информации свободно. А технологии при этом вторичны – ибо они только способствуют реализации потребностей на данной территории. Но, чтобы быть способным пользоваться все более новыми технологиями, важно быть человеком, владеющим знаниями, тем более что эти технологии неустанно развиваются. А это, несомненно, требует подготовки.

Вместе с развитием технологий, мир вокруг нас преобразуется. Формируется такое новое явление, как глобальное взаимодействие между народами, различными культурами и цивилизациями.

Одним из первых бить в набат по этому поводу начал испанский писатель и философ XX века Хосе Ортега-и-Гассет в своём социально-философском трактате «Восстание масс», описывающем культурный кризис Европы, связанный с изменением роли масс в обществе. Книга была опубликована в Испании в 1930 году.

«Восстание масс» — это калейдоскоп разных мыслей, определений и умозаключений на тему массового человека и всего того, что его окружает. Ещё в начале ХХ столетия людей пугал рост населения. Если количество населения земли может расти безразмерно, то качественный скачок его интеллектуального уровня ограничен так называемым «уровнем эпохи». В какой-то момент всех не прокормить, так как научные и технические достижения не поспевают за функцией размножения. Потому государства останавливаются в своём развитии и постепенно сходят с мировой арены.

Хосе Ортега-и-Гассет обращает внимание на то, что небывалый прирост Европейского континента провоцирует появление человека нового типа — человека массы. Автор выражает опасения, дескать, при переходе из количества в качество и отсутствия тонкой прослойки людей, которые способны к управлению, массы начинают думать, что «сами с усами».

Глобальные процессы, охватывая экономическую среду, стремительно развиваются в социокультурных пространствах, будь то информационный обмен, искусство или бизнес, и формируют некоторые новые особенности, становившиеся характерными для нового времени. Например, национальный характер, преобладающий для многих народов, как характерный признак, утрачивает свои особенности, обладающие как материальной, так и духовной культурой, преобразуется в транснациональный характер, выражающийся в большей степени в общечеловеческой символике. Формируется некое интегрированное мировое пространство, которое имеет наднациональный и надгосударственный характер. Больше систематизируется общая картина достижений информационной революции, телекоммуникаций или Интернета, что способствует распространению инновационной информации по всему глобусу. Перед человечеством возникает ряд общих, глобальных, жизненно важных проблем, которые проще разрешать сообща.

Учитывая особую роль информационных технологий, интернета, возникшую в эпоху глобализации, рассмотрим новые составляющие массовой культуры. Этот современный этап культуры носит название постиндустриальной культуры или постмодерна.

Особенностью постмодернизма стала иронизирование над художественной культурой прошлых времён, стилевой плюрализм. Мир проник в качественно новую историческую эпоху, называемую глобализмом, эпоху, когда способы работы, производства, методы общения и потребления обрели совсем другие формы. Это мир эфемерности, непрочности, фрагментарности.

С трансформацией окружающего мира меняется и человек-личность, изменяются его мысли и идеи. Жизнь уже устремлена в будущее, человек начинает искать и находить новые формы применения своего интеллекта. Время сжимается, ускоряется, все меняется с калейдоскопической скоростью. Массовая культура 60-х годов двадцатого столетия заметно отличается от массовой культуры последних лет XIX века.

«С помощью современной техники связь человека с природой проявляется по-новому. Вместе с необычайно усилившимся господством человека над природой возникает угроза того, что природа, в свою очередь, в неведомой ранее степени подчинит себе человека. Под воздействием действующего в технических условиях человека, природа становится подлинным его тираном. Возникает опасность того, что человек задохнется в той своей второй природе, которую он технически создает, тогда как по отношению к непокоренной природе, постоянно трудясь в поте лица, чтобы сохранить свое существование, человек представляется нам сравнительно свободным.

Техника радикально изменила повседневную жизнь человека в окружающей его среде, насильственно переместила трудовой процесс и общество в иную сферу, в сферу массового производства, превратила все существование в действие некоего технического механизма, всю планету — в единую фабрику. Тем самым произошел — и происходит по сей день — полный отрыв человека от его почвы. Он становится жителем Земли без родины, теряет преемственность традиций. Дух сводится к способности обучаться и совершать полезные функции.

Эта эпоха преобразований носит прежде всего разрушительный характер. Сегодня мы живем, ощущая невозможность найти нужную нам форму жизни. Мир предлагает нам теперь не много истинного и прочного, на что отдельный человек мог бы опереться в своем самосознании. Поэтому человек живет либо в состоянии глубокой неудовлетворенности собой, либо отказывается от самого себя, чтобы превратиться в функционирующую деталь машины, не размышляя, предаться своему витальному существованию, теряя свою индивидуальность, перспективу прошлого и будущего, и ограничиться узкой полоской настоящего, чтобы, изменяя самому себе, стать легко заменяемым и пригодным для любой поставленной перед ним цели, пребывать в плену раз и навсегда данных, непроверенных, неподвижных, недиалектических, легко сменяющих друг друга иллюзорных достоверностей.» (Карл Ясперс. «Истоки истории и цель. Современная техника.».)

Еще в 50-е годы, французский философ, социолог, Жак Эллюль предложил собственный взгляд на Технику (с большой буквы) как на новую среду существования человека, заменившую прежнюю среду – природу. В такой ситуации, считает он, следует говорить не столько о влиянии Техники на экономику, политику или культуру, сколько о том, что политика, экономика и культура находятся в Технике, – а это изменяет все прежние социальные понятия. Основываясь на широком понимании техники (которое включает и организационную, и психологическую технику), он утверждал, что сознание современного человека находится во власти технических ценностей, а прогресс и счастье людей мыслятся как достижимые, благодаря Технике. Человек больше не является мастером в мире инструментов, утверждает Эллюль. Никто не может выбирать ценности, чтобы дать Технике обоснование или владеть ею. Этого не могут сделать философы, поскольку им не доверяют ни техники, ни масса. Но Техникой не владеют и техники, поскольку все, что они могут делать, – это применять свое техническое знание и мастерство, помогая Технике в ее совершенствовании. Ученые слишком специализированы, далеки от общих идей и так же удалены от дел, как и философы. Политики в демократических обществах подчинены желаниям его частей, заинтересованных прежде всего в счастье и благополучии, которое, как они думают, им обеспечит Техника. Что касается отдельных индивидов, то их усилия слишком слабы для решения универсальной проблемы техники.

Не будем забывать о существовании законов сохранения, лежащих в основе нашего мироздания. Приобретая информационные блага, мы неминуемо расплачиваемся за них аналогично тому, как мы расплачиваемся всегда за блага любого комфорта и за блага любого приобретения. А ведь действительно, подумайте только, достаточно подумать, сколь бесстрастны и бесчувственны окружающие нас технологии, чтобы осознать все свое опасение за психическое здоровье «юзеров» и прочих людей, столь увлеченных информационной техникой. Очеловечивание «мёртвой информатики» может оказаться камнем преткновения для развития человечества.

Опасения такого характера отнюдь не оригинальны в корне. Их не раз высказывали самые маститые философы и ученые: Мартин Хайдеггер, Эрнст Гартиг, Николай Бердяев. Но человеку свойственно «наступать на грабли», ибо «грабли» это самый надежный и убедительный код, и «грабли» информационной цивилизации ждут человечество.

Некоторые адепты информационного общества считают, что одним из важнейших результатов информатизации и компьютеризации станет экономия времени. Практика показывает, что концепции информатизации и компьютеризации базируются на внедрении автоматизированных систем, как симбиозов мыслящих машин и людей. Но в целом, человеческий фактор не способствует радужным упованиям на экономию времени. Автоматизированные рабочие места с человеческим звеном работают со скоростью, не превышающей быстродействия тех же рабочих мест до автоматизации, а часто и медленнее. Пропускная способность и надежность автоматизированных мест ограничены возможностями человека. Концепции должны быть переориентированы на внедрение не автоматизированных, а автоматических систем. Только в этом случае информационное общество сможет реализовать времясберегающие технологии. А ведь время, пожалуй, более важный ресурс, чем энергия. Другое дело, что автоматические системы, несмотря на ухищрения, могут оказаться беззащитными перед хакерами, которые способны сделать проблематичным время сбережение.

Информационное общество позволяет человеку, всю свою рутинную работу взвалить на интеллектуальные машины, освободив себе много времени, которое можно будет использовать в целях духовного потребления. Но это свободное время, к сожалению, горчит из-за навязчивой подконтрольности человека в информационной инфраструктуре. Абоненты компьютерных и телефонных сетей не приватны, каждый их запрос, вызов, ответ фиксируются, их логины и пароли известны, e-mail перлюстрируется, хакеры и спамеры проникают сквозь любую защиту и т. п. И всё это происходит в рамках и вне рамок закона. В целом, понятие «частной жизни» и «интеллектуальной собственности» тоже обретают характер виртуальности. И с этим положением вещей приходится мириться. Надо расплачиваться и за это.

Интернет столь прочно вошел в повседневную жизнь современного человека, что с его помощью всегда можно отыскать нужную информацию. Благодаря Интернету появились практически безграничные возможности во всех областях жизни, поэтому сейчас особо важно быть грамотным в медиапространстве, быть способным уметь определять фейковые новости и правильно использовать полученную информацию. Сегодня легко можно создать коллапс, влияя на толпу и поражая ее массовым психозом с помощью специфически поданной информации и «громких» заголовков. Необдуманные заявления, слухи и сплетни, а иногда и преднамеренное вранье формируют мнения миллионов людей, и отличить правду от лжи подчас не в состоянии даже профессионалы.

Информационное общество родное для молодёжи, родившейся и выросшей в нём. Дети, еще не сложившиеся, добровольно из естественной среды обитания переходят в искусственную среду, не ощущая до времени насилия над собственной биологической и духовной природой, считая подобное насилие само собой разумеющимся явлением. Бесконтрольное по времени пребывание в виртуальном мире, общение с такими же виртуальными людьми, скрытыми за собственными nicknames, с SMS- коммуникантами сотовой связи обезличивают общение, и угнетают психику человека. Информатизация и компьютеризация при несомненном позитиве растят натасканных, смышленых эрудитов, но отнюдь не талантливых мыслителей и творческих людей, не ориентируют на основополагающие для взрослой жизни таланты: учиться вживую, общаться, оценивать ценности реально.

За достаточно короткое время информационные технологии стали не только оказывать человеку услуги, но и помыкать им. Достаточно незначительных информационно-технологических сбоев, чтобы цивилизация впала в коллапс – прервалась работа в банках или на производствах, остановилось бы движение транспорта и работа в супермаркетах… и т. д.

Посредственность, родившаяся в информационную эпоху общества, которая ничего не знает, кроме как пользоваться уже имеющимися благами, конечно, может жить и довольствоваться жизнью, но она не может соответствовать своему времени, ибо у нее не будет культурных ассоциаций. Ассоциация не может быть без знания и обретения опыта. Поэтому «новый человек», соответствующий сегодняшнему времени, чтобы быть гражданином полезным обществу, должен быть образован и решителен. Он должен уметь видеть по-новому то, что раньше можно было видеть по-старому.

Но не будем развивать «поток скепсиса». Прогресс не остановить, и даже предосудительно рассуждать об этом. Но трезвые оценки последствий прогресса важны для человечества не в меньшей мере. Ведь мы прекрасно знаем, где находится «бесплатный сыр».

Арутюн Зулумян

Литература:

Хосе Ортега-и-Гассет. Восстание масс. Дегуманизация искусства. Бесхребетная Испания — М.: АСТ, 2008 — 349 с 1930г.
Карл Ясперс «Истоки истории и цель». 1978 г. 263 с.
Жак Эллюль. «Технологический блеф». 1988 г. 302-336 с.

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: