online

Актуальные проблемы российско-армянского информационного диалога

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

«Наша Среда online» — За десять лет до глубокого кризиса в российско-армянских отношениях, для обывателя произошедшие как будто в одночасье и внезапно, в 2010 году вышла книга ученых Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона В. А. Захарова и А.Г. Арешева «Кавказ после 08.08.08: старые игроки в новой расстановке сил». В главе «Состоится ли реванш США в Армении» авторы писали:

«Дестабилизация в Армении создаст необходимые условия и для политико-дипломатического (а возможно, со временем и военного) реванша Запада в Южной Осетии и Абхазии, вплоть до постановки вопроса о введении туда «миротворческих сил под эгидой ООН». Успех «оранжевых» в Ереване с их антироссийской ориентацией способен во многом обесценить успехи на «грузинском» направлении».[1]

Конечно, после потери геополитического влияния на Грузию и при углубляющемся военном конфликте на Украине Россия не могла допустить провисания политического и культурного диалога с Арменией. Однако, наша страна, имея ухудшение взаимоотношений по периметру с сопредельниками, вчерашними республиками СССР, показывая себя тяжеловесом в Сирийской войне, к сожалению, не отнеслась к потенциальному сценарию ухудшения отношений с Арменией серьезным образом. Продолжались прежние активности в научном и культурном поле через Посольство РФ в РА, Россотрудничество (Российский центр науки и культуры в Ереване), Фонд Русский мир, РОДСА (Российское общество дружбы и сотрудничества с Арменией) Фонд социально-экономических программ (СЭИП), Дом Москвы в Ереване. Но во всех этих вялотекущих процессах, где по большому счету научные, культурные элиты были разобщены, изредка встречаясь в Москве, Ереване или Цахкадзоре, так и не были артикулированы стратегические задачи для развития нашего межграничья.

Больше всего страдала академическая наука. В Армении сильно упало знание русского языка, заниматься брюсоведением, где Армения всегда имела приоритет, и Серебряным веком, стали единицы. Перестала быть ежегодной научно-практическая конференция «Брюсовские чтения».

 Десятилетиями Россия демонстрировала традиционное постоянство остаточного принципа, основанного на убеждении, что армянам все равно деваться некуда, и они все равно останутся в парадигме русского мира.

  Армяне к этому привыкли с имперских времен, когда симпатии русских были на стороне, например Грузии. Справедливый упрек бросает музыковед Маргарита Рухкян русским композиторам. За все годы совместного сосуществования ни один армянский образ, ни одна армянская мелодия не были отражены в русской музыке. Разумеется, в этих упреках сидит и известный армянский эгоцентризм. Ведь когда-то русско-армянское братство гордилось Егише Чаренцем и переводом его стихов Анной Ахматовой, Валерием Брюсовым, физиком Игорем Курчатовым и его армянскими коллегами Аветиком Бурназяном и Самвелом Кочарянцем, композитором Александром Спендиаровым, учеником Николая Римского-Корсакова.

Но при этом такие мнения свидетельствуют о том, что армянам этого внимания явно недостаточно. Потому что оно в последние десятилетия было не только минимальным, но и поверхностным. В «долгий ящик» ушли темы армянского геноцида в Османской империи, конфронтации дашнаков и большевиков во время Первой мировой войны и нового раздела карты мира, Гарегина Нжде и других болезненных дискурсов.

Увы, в Ереван не ездят ни русские театры, при наличии шикарных музеев здесь не могут открыться ни выставки Серова, Репина, русского авангарда. Какие-то фотокопии русской столицы показывают в день Москвы. Театр «Ленком» доехал 30 лет спустя даже до Тбилиси, с которым у нас крайне рваные отношения.

Слава богу, в Ереван довезли в юбилейный год выставку Ивана Айвазовского.

Армянская политическая, научная и культурная элиты выражали разную гамму чувств – от неудовлетворенности до крайней обеспокоенности посредственным содержанием отношений. Впрочем, в остальных республиках СНГ, от Беларуси до центрально-азиатских тоже раздавались мнения интеллигенции и журналистов, пытающихся разобраться в причинах стагнации на всем постсоветском пространстве. 

Работа над ошибками в отношениях России с Узбекистаном или Киргизией не была такой сложной, как с Арменией. Причина понятна: российско-армянский стратегический союз уходит в глубину веков.

Армянские и русские купцы наводили мосты задолго до Золотой Орды. Русский (восточно-славянский) мир был знаком армянам ещё до периода становления и развития древнерусского государства Киевской Руси. Существует сходство древнеславянской легенды об основании Киева, приведённой летописцем Нестором в замечательном историческом памятнике «Повесть временных лет», с армянской легендой об основании города Куара, сохранившейся в древнеармянском историческом памятнике «История Тарона» Зеноба Глака. Рассказы древнерусского летописца о братьях Кие, Щеке, Хориве и их сестре Лыбеди вместе с аналогичным, но более обширным рассказом из «Истории Тарона» о братьях Куаре, Мелтее (Мелдесе) и Хореане, используемые исследователями для определения возраста Киева, являются бесценными источниками по изучению духовной культуры древних армян и славян. В «Повести» летописца есть и конкретные упоминания об армянах и Армении, в частности о «Великом Айке и Малом Айке».

Первые же в армянской книжности упоминания о русских содержатся в историческом памятнике VII–X вв. «История страны Агванк (Алуанк, Аран, Албания)» Мовсеса (Моисей) Каганкатваци. Соавтор X в. Мовсес Дасхуранци повествует в «Истории» о походах киевских князей в столицу Агванка Партаву в середине X в.; свидетельствует, что неожиданно с севера нагрянули «рузики» или «рузы» (русы, русские) – грозный и храбрый чуждый народ, – которые вихрем перешли Каспийское море и дошли до столицы (943–944 гг.), «ибо были они непобедимы» (22-я глава III книги).

О Крещении Руси, русских, об их связях с армянами повествует армянский историограф X – начала XI в. Степанос Таронеци (Таронский) (Асохик) в своей «Всеобщей истории».

В древнеармянских литературных источниках впервые слово «руз» (русский) упоминает известный армянский деятель XII века Киликийский католикос, поэт Нерсес Шнорали в своих загадках-четверостишьях. О русских в своей знаменитой «Жалобе» говорит и ещё один знаменитый представитель средневековой армянской поэзии – Фрик (XIII–XIV вв.). В другой, более поздней поэме неизвестного автора, относящейся к XV в., впервые в армянских летописях упоминается Москва.

Об армяно-русских древнейших связях свидетельствуют не только исторические и литературные памятники, но и археологические находки. Например, в районе Ладоги, Новгорода, Киева были обнаружены монеты, золотые украшения, изготовленные в VIII–X вв. в столице Древней Армении Двине. Первые сведения об армянах, обосновавшихся в Древней Руси, относятся ко второй половине IX в., когда устанавливаются сначала торговые, а затем и культурные связи между Древней Русью и Византией, в период правления там императоров из Македонской, или Армянской династии (867–1056 гг.).

Явное ухудшение в российско-армянских отношениях назрело в год 100-летия Геноцида армян в Османской республике – в 2015. Этому предшествовало и то, что Россия проигнорировало такую знаковую дату, как 200-летие Гюлистанского договора, которой армяне, особенно арцахские, ждали в 2013 году. Гюлистанский мирный договор 1813 года завершил русско-персидскую войну 1804-1813 гг. Договор оформил включение в состав России, в том числе и ханство Карабахское. К счастью, этой дате были посвящены труды подлинных дагестанских ученых, так как согласно договору, Персия признавала переход среди других государственных образований и Дагестана.

Но почему Россия и Армения с Арцахом (Нагорным Карабахом) торжественно не отметила это событие – не массовым выпеканием женгялов-хаца в Москве, а международными конференциями, круглыми столами с участием иранских, грузинских коллег?

С того времени все стремительно пошло по нисходящей. Информационное российское-армянское поле было ни столько зашумлено вбросами третьих сторон, сколько выражало полное безразличие друг к другу. Где тонко там и рвётся. Подоспел и Электромайдан. 7 июня 2015 года и продолжались до середины сентября того же года. Поводом для протестов послужило повышение тарифов на электроэнергию. В средствах массовой информации протесты фигурируют под разными названиями. В The Guardian и Twitter для освещения протестов и комментирования событий, было использовано название #ElectricYerevan.

Потом произошли трагические события в Нагорно-Карабахской Республике (Арцахе) во время Апрельской войны 2016 года. Российская пресса снова пыталась держать баланс, не видя ни убийства 2 апреля Вагинака Григоряна 2 апреля прямо на пришкольном участке (еще двое детей были ранены), ни того, что Азербайджан использует страшнейшие «солнцепеки», мишенью для которых стало мирное население непризнанной республики. Рыхлую позицию, скорее, скороговорку выдала аналитическая программа «Воскресное время» на Первом канале этнической азербайджанки Ирады Зейналовой, которая уравняла и агрессоров, и их жертв. Никаких адекватных попыток проанализировать происходящее, рассказать о том, что азербайджанские солдаты режут голову езиду, солдату армянской армии Кяраму Слояну, о том, как зверски убивают стариков армянского села Талыш.

Отсутствие внятной позиции России по Карабахскому вопросу, которую можно было бы транслировать в федеральных СМИ, привело к тому, что российско-армянскими отношениями стали заниматься блогеры. Руководитель Армянской Ассоциации знатоков, медиаэксперт  Тигран Кочарян в 2017 году организовал фестиваль блогеров в Арцахе, на который приехали Антон Носик, Антон Меркуров (Россия), Александр Алимов (Латвия), Тарик Хафед (Алжир), Ромен Миелрак (Франция), Гилад Халперн (Израиль), Александр Хойшик (Белоруссия), Ирина Ковальчук (Украина), Лучано Тириннанзи (Италия), Петрушка Шустрова (Чешская Республика). Позже блогеры стали уже сами популяризировать Арцах, приезжая на другие мероприятия, например, Artsakh Wine Festival, они снимали фильмы, размещали фоторепортажи. Приезжали со своими проектами и друзья Арцаха из России – журналист, путешественник Сергей Новиков,  создатель авторских маршрутов по Арцаху Дмитрий Егоров из туроператора «Кавказ эксплорер»,  главный редактор портала «Наша среда», посвященный российско-армянским отношениям Виктор Коноплев с историей посещения Арцаха более 20 раз, юрист-международник Денис Дворников. И таким образом удалось разогреть инфополе Арцаха на международных ресурсах.

События апреля-мая 2018 года, в результате которых произошел транзит власти от Президента РА Сержа Саркисяна к премьер-министру Николу Пашиняну поставил Армению в центр региональной информационной политики.

Как русского журналиста, работающего на ряд армянских СМИ в это десятилетие, меня больше волнует то, с каким пристрастием российские СМИ вдруг принялись освещать события в Армении и все, что находится в информационном поле.

 Еще совсем недавно Армения у русского журналиста, «глотателя пустот», была связана с такими «экспертами», как Сергей Марков или Геворг Мирзаян. Причудливые персонажи, их раньше изображали только в киножурнале «Фитиль» или на страницах сатирического «Крокодила», они вдруг стали монополистами на размышления о судьбах Армении…

Этот пул «армянского эксперта», к счастью, был разбавлен выходами таких политологов, как Карине Геворкян. В эфире телепередачи «Время покажет» она заявляла, что продажа Россией оружия Турции — систем С-300 и С-400 — может отвернуть от Москвы ее единственного верного союзника в Южном Кавказе — Армению.

И вот на наших глазах произошло что-то непостижимое. Пресс-секретарь Президента РФ Владимира Путина Дмитрий Песков нажимает на «курок», и через несколько минут российские СМИ наводняются информацией о происходящем в Армении. Минута в минуту, как по принципу веерного включения, дыша друг другу в хвост, выходят новости на РБК, в Коммерсанте, ряде информационных агентств.

Дальше – больше. На следующий день 24 апреля, в день памяти жертв Геноцида армян в Османской империи, не только Эрдоган приносит свои фальшивые соболезнования «армянским братьям», но и тест по Геноциду разрабатывает ИА «Медуза» (признана в РФ НКО, выполняющей функции иноагента, — прим. ред.). Куда ни кинь, всюду описание мук армян в трагические дни апреля 1915 года. Я не знаю, почему эти журналисты два года назад не учились делать «тесты» у таких ведущих геноцидоведов мира, как профессор Сорбонны Раймон Кеворкян — автор исследования «Геноцид армян. Полная история». Кстати, ученый во время своего пребывания в Москве в апреле 2015-го, дал мне интервью, где спрашивал: почему у русских нет до сих пор ни одного собственного исследования по Геноциду армян?

Не было в Центральном Доме журналиста русских «перьев», когда там директор Ереванского Музея-института Геноцида армян Гайк Демоян представлял уникальный иллюстрированный сборник турецкой «культуры насилия». Вышел он при финансовой поддержке учредителя Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Вардкеза Багратовича Арцруни. Русским эта тема была не нужна ни эмоционально, ни умозрительно. Каждый год 24 апреля на митинге бывает человек 10 русских, половина из них на сцене.

Несколько лет назад в Государственной Думе разработали законопроект о запрете отрицания Геноцида армян. Но даже в 2015 году русские СМИ не писали об ужасах этой гуманитарной катастрофы. О том, что Валерий Брюсов спасал поэтическое наследие этой обреченной страны, о том, что выдающийся тенор Леонид Собинов давал благотворительные концерты в поддержку армянских беженцев.

То, что происходит сегодня в Армении, наконец-то привлекло внимание русской прессы и общественности к армянской истории, культуре, возможностям ее туризма. Но легковесный, несколько игривый тон наших журналистов в адрес Армении, наделение лидера митингов Николы Пашиняна харизмой то Форреста Гампа (рюкзак), то Че Гевары («его борьба»), уводит русского человека от глубинных противоречий, которые стремятся разорвать и саму армянскую действительность, и взаимопонимание русских и армян – не стратегических союзников, а представителей двух братских народов.

К сожалению, сегодня матрица армянства всего мира описывается с помощью таких, казалось бы, отживших понятий, как «феодальная раздробленность», «междоусобица». Тому есть причины. Армянскую историографию испытывают на прочность. Пришла пора не делать проходку рядом с оппозиционером в любимом жанре «селфи», а делать то, что мы упустили за эти 20-30 лет. Если сегодня российские медиа действительно развернутся к армянским реалиям, истории, культуре, постоянно оспариваемым азербайджанской стороной, то будет важно это направление развивать в аналитических жанрах. В частности, в исторической и культурологической публицистике, что укрепит взаимодействие между научными, политологическими, творческими элитами двух стран.

Сегодня в российских СМИ так много Армении, что того и гляди нас постигнет другой кризис – перепроизводства. Я и мои коллеги все эти долгие годы мечтали, что армянская тема будет достойным образом представлена в наших газетах и на экранах. Что будет сформирован пул людей, которые войдут в Московский армянский пресс-клуб, который нужно создавать. Казалось бы, надо радоваться. Но я не могу. Я очень опасаюсь, что та новостная проармянская волна, хлынувшая из российских жидко-кристаллических экранов, придет не «всерьез и надолго».

Валерия Олюнина,
главный редактор «Наша Среда online»

Статья написана в 2020 году


[1] Захаров В.А, Арешев А.Г. «Кавказ после 08.08.08: старые игроки в новой расстановке сил»// М., «Квадрига». 2010 стр. 199

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: