online

Сократ Ханян. Гражданин и поэт. К 80-летию Эрнеста Бегларяна

beglaryan-80(1)У провидения непростительно много недосмотров. Часто оно играет человеческими судьбами, безвременно лишая жизни таких людей, которые приходят в мир, чтобы украсить его от имени Бога своими деяниями, ибо Господь провозгласил Человека венцом природы, существом, наполняющим жизнь смыслом.

Одним из лучших подтверждений моих слов является наш юбиляр – 80-летний Эрнест Бегларян. Он из тех арцахцев, кто и в 100 лет способен поднять рюмку тутовой водки, предложить тост за мир, пожелать, чтобы сильные мира сего образумились, были толерантны в отношении друг друга во имя безопасной и обеспеченной жизни всех наших внуков и правнуков.

Однако сегодня нашего юбиляра нет с нами. Он простился с жизнью в 72 года, в том возрасте, в котором арцахский земледелец сам возделывает свой огород, а интеллигент творит более зрело и уверенно.

Воистину, арцахский дух помог Эрнесту, чтобы он достиг высоты жизни в семь десятков лет с открытым лбом, чистой совестью, светлой душой. И пусть в этот миг живая душа Эрнеста простит нас за то, что мы напоминаем о его неизбывной боли – его сиротстве, поскольку в числе 22 тысяч арцахцев отец не вернулся с Великой Отечественной, веря в то, что, пожертвовав своей жизнью, он открывает для Арцаха дорогу в светлое будущее.

Сократ Ханян

Сократ Ханян

Разве не было упущением провидения и то, что Эрнест безвременно лишился также любимой жены, заботливой матери своих детей. Да, арцахский дух придал силу сегодняшнему нашему юбиляру не только жить, но и давать другим стимул к жизни, доказывая, что секрет вечности – в украшении жизни посредством созидания.

Заметим также, что в случае с Эрнестом упущения провидения можно простить, так как оно подарило ему завидный дар творить, неиссякаемое трудолюбие, волю искать и находить. Об этом свидетельствуют его поэтические сборники «Солнце и апельсин» (1970), «Пробуждение» (1978), «Запоздалое признание» (1991), «Дух веры» (2004), «Вера и любовь» (2006), о которых в своё время были произнесены хвалебные слова и которые дают право по-новому оценивать его творчество и отметить, что Эрнест Бегларян родился по зову поэзии и для поэзии.

Стихи Эрнеста Бегларяна – проявление народного мышления, результат освоения лучших традиций армянской классической поэзии. Всё, что он написал, – своё, его собственное – от зарождения мысли до её воплощения, от воплощения и до окончательной обработки. В плане структуры произведения Бегларяна – это школа Аветика Исаакяна: немногословны, глубинны. Жизненно-философские, как у Туманяна. По примеру Амо Сагияна – пантеистичны. И хорошо, что автор не повторял тех, у кого учился, и, перенимая мастерство, стремился сказать своё слово. И это ему удалось.

Сравнивая свою песню с журчащим в горах родником, Эрнест всегда оставался верным своей лире – нежной, трогательной, непосредственной, понятной.

Львиную долю его произведений составляют патриотические стихотворения, перекидывающиеся радугой с Мрава на Арарат, с Арагаца на Кирс. Однако надо отметить, что патриотические чувства Бегларяна не носят лобовой характер, а соприкасаются со всеми теми созидательными явлениями, которыми становится краше, обретает смысл и вечность страна. А понятие Родина в образах Эрнеста – это земля-очаг, зерно, росток, хлеб, честь, граница, берег. Послушаем Эрнеста:

 

Ցանքի ժամանակ
Հատիկը ընկավ
Մի ժեռ քարի տակ,
Եվ քարը կարծեց
Նա կմահանա՝
Դեռ ծիլ չարձակած…
Բայց նա չգիտեր,
Որ հողն էր մոր պես
Հատիկն այդ գրկել:

 

Во время сева
Упало зерно
Под камень большой,
И камню показалось,
Что помрёт оно,
Не пустив ростка…
Но камень не знал,
Что земля, как мать,
Обняла зерно…

(подстрочный перевод, Э. Бегларян, сборник «Я ещё живой», СП НКР, издательство «Вачаган Барепашт», 2016, стр.16).

 

Лирическим героем поэзии Э. Бегларяна является армянин, который не идёт по «гладкой дороге», борется «с кустами и колючками», преодолевает трудности, гордясь своими шагами, ведущими к высоте.

Этот герой любит солнце. Он носитель и продолжатель идей Великого лорийца (Ованеса Туманяна). С этой точки зрения символичен следующий поэтический образ:

 

Արևն ամեն օր ինձ ողջունում է
Մեր տան դիմացի սարի կատարից,
Ես մանկան նման զվարճանում եմ,
Երբ բարի դեմքով նա ժպտում է ինձ:

 

Արևն ամեն օր ինձ ողջունում է,
Նոր լիցք է տալիս ինձ լուսաբացին…
Թող ինձ նախանձեն. ես այլ սեր չունեմ,
Այլ ընկեր չունեմ արևից բացի:

 

Солнце каждый день приветствует меня
С макушки горы напротив нашего дома,
Я радуюсь, как ребёнок,
Когда оно улыбается мне с добрым лицом.

 

Солнце каждый день приветствует меня,
Даёт на рассвете новый заряд…
Завидуйте мне, у меня нет иной любви,
Нет иного друга, кроме солнца.

(подстрочный перевод, там же, стр.20).

Родина у Э. Бегларяна начинается с места, где он родился, с «зелёных объятий его деревни», и сколько бы «дорога ни тянулась вдаль», всё равно, «в душе образ деревни», и он прислушивается к советам деревни:

Օրը թող լինի
Լեցուն հասկի պես՝
Ծանրորեն հակված
Հայրենի հողին…

 

День пусть будет,
Как налитый колос,
Грузно склонившийся
К родной земле.

(подстрочный перевод, там же, стр.23).

 

Одно из стихотворений Эрнеста называется «Я – Карабах». От имени родной страны лирический герой обращается к миру, оповещая, что он с открытым лбом и улыбкой на лице «идёт к новым берегам, по дорогам с горящими солнцами». И гордится тем, что в первую очередь он – земледелец-воин своей страны. Вот как он представляет родную страну:

Դու հավատա ինձ,
Որ հողագործ եմ.
Քո լեզուն այնքա՜ն
Լավ եմ հասկանում,
Քեզնից այնպիսի
Գորգեր կգործեմ,
Որ փառաբանվեն
Համայն աշխարհում:
Դու հավատա ինձ,
Իմ հայրենի հո՜ղ,
Որ բախտիդ համար
Մաքառում եմ ես,
Որ անբիծ մնա
Դեմքդ արևոտ
Ու ժպտաս պայծառ
Արեգակի պես:

 

Ты поверь мне,
Земледельцу,
Мне так понятен,
Твой язык,
Из тебя сотку я
Такие ковры,
Которые восславятся
Во всём мире.
Ты поверь мне,
Родная земля,
Что ратую я
За твоё счастье,
Чтобы непорочным был
Солнечный твой лик
И улыбался ослепительно,
Подобно солнцу…

(подстрочный перевод, там же, стр.25).

 

Э. Бегларян – поэт крылатых воспоминаний. Воспоминаний, которые представляют историческое развитие нашего народа как урок, переходящий от поколения к поколению. Данная мысль мастерски воплощена всего лишь в восьми строках. Отец даёт совет сыну – от имени деда ребёнка:

Քնիր, բալի՛կ իմ,
Քնիր անվրդով,
Ոչ-ոք չի կարող
Քունդ խանգարի:
Թեժ կռվում զոհվեց
Քո պապը արի,
Որ խաղաղ լինի
Քունը բոլորի…

 

Спи, дитя моё,
Спи безмятежно,
Никто не в силах
Помешать твоему сну.
В горячем бою погиб
Дед твой отважный,
Чтобы мирным был
Каждого сон.

(подстрочный перевод, там же, стр.25).

 

Каждый народ в течение веков формировал свой национальный облик, с собственными морально-психологическими оттенками. В этом плане самобытна армянская жизненная философия, которая сплетена из патриотизма, трудолюбия, дружелюбия, крепости семьи, готовности к непримиримой борьбе с врагом и других достойных чувств. Читая стихотворные циклы Эрнеста, убеждаешься, что закваска его творческой натуры взята из армянской традиционной морали. Прекрасным образом восхваления труда является стихотворение «Карабахская осень», где звенит внутренний голос армянина, выжимающего из камня хлеб:

Մեր ծաղկածուփ սարերի
Անմարելի վեհությամբ,
Այգիների, դաշտերի
Հմայքներով խանդավառ,
Իմաստունի պես խոհուն
Պայծառամիտ, ծանրաքայլ՝
Եկար՝ բերք ու բարիքով,
Ղարաբաղյան իմ աշո՛ւն:

 

Наших цветистых гор
Неисчерпаемым величием
Садов и полей
Очарованием вдохновлённый,
Вдумчивый, как мудрец,
С ясной мыслью, поступью степенной,
Пришла с добрым урожаем,
Моя карабахская осень.

(подстрочный перевод, там же, стр.29).

 

Поэт-патриот, который считает себя бойцом-защитником родины, дружески принимает тех, кто, подобно голубям, проповедует мир. И это звучит приятной мелодией:

 

Աղավնիներն են թառել նորաշեն տան քիվերին,
Արևի վառ շողերը՝ հայացքներին, թևերին:
Կապտակապույտ ու անբիծ հեռաստանին են նայում,
Եվ մեր խաղաղ երկինքն է նրանց սիրտը հմայում:
Ունկնդրում են սիրով լի ուրախ կյանքի կարկաչին…
Ի՜նչ լավ է, նրանք են այս տան հյուրերն առաջին:

 

Голуби сели на карнизах новостроек,
С яркими лучами солнца во взглядах, на крыльях,
Смотрят в голубые и чистые дали,
И наше мирное небо очаровывает их сердце.
Полные любви прислушиваются к журчанью радостной жизни…
Как хорошо: они – первые гости этого дома…

(подстрочный перевод, там же, стр.9).

 

Поэзия Э. Бегларяна – своеобразное отражение человеческой памяти. Это история любви, крик верности друга, мучение матери, щемящая боль по погибшему отцу, неизбывная тоска. Выражением ноющей в сердце боли является стихотворение «Моей матери», которое приводим целиком:

Շոգից քրտնել եմ.
Վազում եմ դեպի
Շվաքը ծառի …
Իսկ մայրս ահա՝
Մեջքով արևին,
Մեր տան պատի տակ
Նստել է քարին
Ու տրտնջում է.
Իբրև արևը
Այնքան էլ ջերմ չէ:
Ու խորհում եմ ես,
Որ նրան հիմա
Սրտի հուր է պետք
Եվ արև՜, արև՜…

 

Вспотел от жары,
Бегу под
Дерева сень…
А вот мать моя
Села на камень
Спиной к солнцу
Под стеной нашего дома
И сетует, мол, солнце
Не такое уж жаркое…
И задумываюсь я,
Что ей ныне
Нужен сердца огонь
И солнце, солнце!..

(подстрочный перевод, там же, стр.12).

 

Цикл проникновенных стихотворений Эрнест посвятил памяти отца, погибшего на Великой Отечественной войне. Это «Ответ», «Солнце», «Дал надежду», «Мне кажется», «Бессмертие» и др. Тоску по погибшему отцу Эрнест развеивает по-армянски. Такова судьба армянская. В Аварайре погибает Вардан, в Тогасаре – Есаи абу Мусе, в фидаинских сражениях – Ахбюр Сероб и Никол Думан, в Великой Отечественной сложили головы на алтарь свободы 300 тысяч армянских сынов, а в начавшихся с 1988-го года войнах обрели бессмертие Аво и Бекор, Леонид Азгалдян и Владимир Балаян, ещё 7000 храбрецов, в апрельской же четырёхдневной войне – 18-20-ти летние герои… Назовём это явление национальной судьбой и убедимся, что наш народ должен жить вечно, держа в одной руке меч, а в другой Крест, ибо Бог сам привёл из далей турка и сделал его нашим соседом – со звериным нравом, грубым, злым, жаждущим крови, с вечно устремленным взором на поля и угодья, дома и имущество соседа…

Эту истину Эрнест Бегларян понимает глубоко и превращает в песню и урок для новых поколений:

 

Երբ հայրս զոհվեց,
Խորհում էի ես,
Թե ինչպես կյանքում
Կապրեմ առանց հոր:
Կայծակից ընկած
Ծառի արմատից
Ելած շիվը ինձ
Հույս տվեց մի օր…

 

Когда погиб мой отец,
Задумался я,
Как в этой жизни
Проживу без отца.
Но однажды росток,
Поднявшийся из корня
Сражённого молнией дерева,
Обнадёжил меня…

 (подстрочный перевод, там же, стр.35).

 

Или:

Հողի սիրով արբած
Ու հողի պես բարի`
Սերմնացան ես եղել,
Իմ սիրելի հայրիկ…
Հողի համար թեև
Ընկար ահեղ մարտում,
Բայց ինձ թվում է դեռ
Սերմ ես ցանում հանդում…

 

Опьянённый любовью земли
И добрый, как земля,
Сеятелем ты был,
Мой любимый отец…
Хотя за землю
Пал ты в страшном бою,
Но кажется мне, что всё ещё
Сеешь ты в поле семена…

(подстрочный перевод, там же, стр.59).

 

Э. Бегларян – поэт солнца и света, веры и любви. По утверждению литературоведа Лены Григорян, «лирический герой Бегларяна полон светлой веры, его мечты чисты, горячи, солнечны»:

 

Միջօրեին նարինջ եմ քաղում արևից,
Խոշոր ու հասուն նարինջներ,
Պիտ վայելեմ դրանք մայրամուտից հետո,
Որ գիշերն էլ անգամ ջերմություն հաղորդեմ
Աշխարհին ու մարդուն…
Միջօրեին նարինջ եմ քաղում արևից …

 

Срываю апельсины солнца в полдень,
тяжёлые и сочные плоды.
Но есть их буду, когда хлынут волны
ночной безмолвной темноты.
Чтобы и в ней вращался, как планета,
оранжевый и тёплый сгусток света.

(поэтический перевод В. Портного).

 

«Пусть день будет зрелым подобно колосу», – пишет Бегларян. Иными словами – строить, созидать, не становиться грузом для мира, людей, при этом всегда держать яркой и неиссякаемой любовь к человеку, жизни, миру.

Надежда автора лучится в песнях, подтверждением чего является это четверостишие:

 

Լույսը տանս մեջ
Միշտ վառ եմ պահում,
Չէ՞ որ երգերս
Լույսից եմ քամում:

 

Свет в моём доме
Всегда оставляю зажжённым,
Ведь песни свои
Выжимаю из света.

(подстрочный перевод, там же, стр.35).

 

Светлый трепет бегларяновской лиры проникает в душу. Стихотворение «Слово верности» поэт написал, словно слушая песню дождя, под мелодию её звуков. Он заметил, как «из дождя берут жизнь росток и дерево», обрадовался «пробуждению дождя», а в жилах «вдруг взволновались чистые стихии любви». «Слово верности» делает цельной любовную лирику автора.

Поэзия Эрнеста Бегларяна имеет свой особый облик, свои цвета и оригинальные способы выражения. Время для поэта – возможность для полёта, лучший способ осуществления мечты. Если можешь подниматься, вырастать из самого себя, то в таком случае твоя поступь становится своеобразным путешествием, движением от тьмы к свету, от сомнений к вере, от надежды к созиданию.

Лира Эрнеста Бегларяна питается из источников своего времени и направляет мелодию песни к небу жизни. Его надо ценить без отрыва его личности от времени и возможности, данной ему свыше.

Эрнест – счастливый поэт. Он не только увидел освобождённый от чужого ига Арцах, но и стал его восторженным певцом, убеждённым, что он должен объединиться с матерью-Арменией. Вот поэтическое выражение этой веры:

 

Մռով սարից` Զիարաթ
Մի ոգի է ու մի սիրտ,
Մի տենչանք է անարատ`
Եռագույնի ծփանքով,
Որ պահում է արցախյան
Ոգին` խիզախ ու անպարտ,
Որ անարգել սավառնի
Արցախի սեգ երկնքով`
Շուրթերին` այս հինավուրց
Լեռնաշխարհի կանչն արդար`
Մեր վարդագույն իղձերով,
Ձգտումներով առլեցուն,
Որ սրբազան մի բառով,
Որպես թռիչք մեր հոգու,
Ի լուր համայն աշխարհի`
Մենք կոչել ենք` <<Միացում>>:

 

От горы Мрав до Зиарата –
Один дух и одно сердце,
Одно стремление непорочное,
Под колыхание триколора,
Который держит арцахскую
Душу, отважную и непобедимую,
Чтобы вольно парила она
В гордом небе Арцаха.
На губах – сей древней
Страны гор справедливый клич,
Полный розовых чаяний
И стремлений наших,
Который в душевном полёте
Мы назвали на весь мир
Одним священным словом –
«Миацум»…

(подстрочный перевод, там же, стр.146).

 

Оценка поэзии Э. Бегларяна была бы неполной, если бы мы не отметили хотя бы несколько его философских стихотворений-размышлений. Следующие работы являются философским выражением единства человека и природы:

Քարերի մեջ էլ
Կյանք կա ու երազ,
Քարերի մեջ էլ
Ապրում է երգը:
Քարերի միջից
Վառ արևին է
Ծիլը երկարել
Իր կանաչ ձեռքը:

 

И в камнях
Есть жизнь и мечта,
И в камнях
Живёт песня.
Из камней
К яркому солнцу
Потянул росток
Свою зелёную руку.

(подстрочный перевод, там же, стр.40).

 

Или:

Ստվերս ինձնից
Գուցե շուտ հասնի
Քո գագաթը, լե՛ռ,
Քանզի՜ նա չունի
Ուսերի վրա
Ոչ մի հոգս ու բեռ…

 

Тень моя, может,
Дойдёт скорее меня
До вершины твоей, гора,
Ибо нет
На плечах у неё
Никаких забот и груза…

(подстрочный перевод, там же, стр.41).

 

Или:

Երբ ոտքս հանկարծ
Առնում է քարի,
Նոր եմ հասկանում
Խորհուրդը քայլի:

 

Когда нога моя вдруг
Натыкается на камень,
То лишь тогда осознаю
Смысл шага…

(подстрочный перевод, там же, стр.43).

Или:

Ախ, այն թուփը,
Փոքրիկ թուփը
Աչքիս այնքան
Մեծացավ,
Երբ որ նրա
Տաքուկ գիրկը
Մի թռչնակի
Բույն դարձավ…

 

Ах, этот кустик,
Маленький кустик,
Так он вырос в моих глазах,
Когда уютные её объятия
Стали гнёздышком
Для маленькой птички.

(подстрочный перевод, там же, стр.55).

 

Приведём ещё пару примеров:

Իմ կյանքի ծառից
Տերևի նման
Պոկվեցին, թռան
Անմոռաց օրեր,
Սիրտս չի տխրի
Թե որ իմանամ`
Նորերը կգան
Նրանց փոխարեն:

 

С древа моей жизни,
Подобно листу,
Сорвались, улетели
Незабываемые дни.
Сердце моё не опечалится,
Если бы я знал,
Что придут новые
Им взамен…

(подстрочный перевод, там же, стр.80).

 

Ժամանակը խենթ զամբիկ է` արբունքի մեջ տառապող,
Արգելքները նրա առաջ խոնարհվում են անտրտունջ,
Խելակորույս, սանձակոտոր սլանում է նա թափով,
Եվ աշխարհը նրան հլու հետևում է լուռ ու մունջ:

 

Время – сумасбродная кобыла, мучимая половой охотой,
Безропотно преклоняются перед ней все преграды,
Закусив удила, безумно несётся она во весь опор,
И мир тихо, молча наблюдает за ней смиренно…

(подстрочный перевод, там же, стр.122).

 

Поэт испытывает боль, видя, что искажаются ценности жизни, попираются моральные нормы:

 

Տաշած քարերը գետնին մնացել`
Անտաշ քարերն են պատը բարձրացել,
Եվ տհաճության ծանր բեռան տակ
Տքնում է պատը հլու-հպատակ…
Ես զարմանում եմ` այս ի՞նչ է եղել,
Մի՞թե վարպետն է իր միտքը շեղել…

 

Обтёсанные камни остались на земле,
Неотёсанные камни поднялись на стену,
И под тяжёлым грузом досады
Страдает стена молча и покорно…
И удивляюсь я: что же случилось?
Неужто мастер просчитался?..

(подстрочный перевод, там же, стр.166).

 

Эрнест, человек с беспокойной душой, не только очень талантливый поэт, но и достойный отец. С этой точки зрения считаю уместным процитировать стихотворение «Завет», посвящённое его сыну Ашоту:

Քո հեռավոր երազի
Կապույտ թևից դու բռնած`
Առաջ գնա, որդյակ իմ,
Այս ճանապարհով,
Սպասում է քեզ հեռվում
Հեքիաթի պես դյութական
Բախտիդ հովիտը կանաչ`
Օծված արևով…
Քո մաքառման ճամփեքին
Նախ` հավատա ինքդ քեզ,
Ապա հավատ ներշնչիր
Դու ընկերներիդ,
Թող քայլերդ միշտ կյանքում,
Լինեն հաստատ ու շիտակ,
Որ շատերը հավատան
Ոտնահետքերիդ…

 

Ухватившись за голубое крыло
Своей далёкой мечты,
Иди вперёд, мой сынок,
Дорогой своей.
Ждёт тебя вдали
Волшебная, как сказка,
Зелёная долина,
Освещённая солнцем…
На дорогах своей борьбы
Прежде всего верь сам в себя,
Затем ты веру внуши
В друзей своих,
Пусть шаги твои в жизни всегда
Будут твёрдыми и чёткими,
Чтобы многие поверили,
Твоим следам…

(подстрочный перевод, там же, стр.53).

 

Эти мудрые советы – завет реалистичного и дальновидного отца. И пусть душа Эрнеста сегодня, прямо в этот миг, свободно паря над небосводом родного Арцаха, по милости ангелов небесных услышит и станет свидетелем своего славного 80-летнего юбилея, организованного талантливым писателем, преданным родителям сыном Ашотом. Юбилея, в котором принимают душевное участие и его седые братья по перу, и друзья Ашота, также почитающие своих родителей. Иными словами, мы чествуем Эрнеста Бегларяна как преданного гражданина-поэта и как достойного отца.

Не о таком ли счастье мечтают честные люди во всех уголках света?..

 

Сократ ХАНЯН,
доктор филологических наук

16-17 июля 2016 г.

(перевел с армянского языка на русский Ашот Бегларян)

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top