online

Война в Арцахе перезагружает отношения России, Сербии и Армении

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

«Наша Среда online» — С тех пор, как нас в марте 1999 года сняли с занятий на журфаке МГУ и послали на митинг в поддержку сербов возле посольства США, прошло четверть века. НАТО бомбило Югославию, и как вспоминал в сентябре 2014 года, сидя в подворье своего дома в Белграде, за тем же столом ( где принимал Андрея Вознесенского и Евгения Евтушенко), о бомбардировке в городе Нови-Сад поэт Горан Лазович: оглушенные рыбы летели из Дуная вверх, а птицы камнем падали вниз.

К тому времени были подписаны Бишкекские протоколы 1994 года с призывом к прекращению огня в Нагорном Карабахе, Россия готовилась к Второй чеченской войне. Между бывшими республиками СССР и союзниками по Варшавскому договору нарастал изоляционизм. В Россию хлынул поток мигрантов из ныне независимых республик СНГ, Прибалтика ушла на Запад, Сербия осталась на заклание.

С европейскими ценностями Сербия хорошо знакома. Один из эпизодов – освобождение Белграда от турецких завоевателей, в 1688 году, объединение активов с австрийцами. Патриарх сербский Арсений III Чарноевич, выступавший за освобождение сербов, совместно с политическим деятелем Юрием II Йовановичем Бранковичем вел переговоры с австрийским двором о совместной вооруженной борьбе.  Об этом рассказывает в специальном номере «Иностранной литературы» «Сербия и сербы» переводчик Василий Соколов: впоследствии австрийские войска были выведены из завоеванных сербских областей, и австрийский император Леопольд I издал прокламацию, в которой приглашал сербов селиться под его покровительством в Словении – на незаселенных территориях Южной Венгрии, к северу от Дуная и Савы. До 40 тысяч семей оставили обжитые места, однако, как показало развитие истории, оговоренных прав они фактически не получили. Вот как зарождался «сараевский выстрел». Мне случалось быть в Конопиште в родовом гнезде убитого Гаврилой Принципом эрцгерцога Франца Фердинанда. Кажется, ничего кроме развлечений, где основное время занимала охота, он не знал. Его замок, обнесённый глубоким рвом, со временем превратился в музей с третьей по значению коллекцией оружия в Европе. Шкуры молодых тигров небрежно лежат на полу. Веера из перьев куропаток украшают стены. Остекленевшие глаза кабанов и медведей смотрят вам в душу. Возле каждого трофея прибита табличка, на ней — дата победы удачливого охотника над звериной жизнью. Так началась Первая мировая война, и надо сказать, что русская патриотическая печать писала про Балканский фронт куда чаще, чем про истребление армянского народа. Возможно, потому что в Балканы мы сами вложились душой и серебром, а в Армению, увы, нет.

Сегодня, когда армяне вступили в свою как будто последнюю экзистенциальную битву, в тюрьмах остаются генерал Ратко Младич и Радован Караджич, которым дали пожизненное заключение. В 2017 году международный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) вынес обвинительные приговоры Караджичу и Младичу, в этом же году МТБЮ, как писал Игорь Пшеничников в «Известиях», «тихо и мирно» скончался. Его работа не была направлена на объективное расследование военных преступлений, среди которых наиболее резонансным стал так называемый геноцид в Сребренице. Тот же Горан Лазович говорил мне, что «жертвы», имена которых были выбиты на мемориале памяти, позже видели среди живых.

Сребреница-1995 и Агдамская трагедия, которая произошла в Нагорном Карабахе в феврале 1992 года по похожему сценарию, за несколько дней накануне снятия с поста президента Азербайджана пророссийского Аяза Муталибова, хоть и искусственно созданные для политизации и фальсификации, но всё же не повод для цинизма, ибо речь идет о многочисленных жертвах. Поэтому в разработке этих тем нужно отделять гуманитарный аспект и политический.

В эти десятилетия старшие поколения с болью вспоминали и ПНР, и Югославию, и Румынию, куда можно было ездить по путевкам «передовикам», но чаще – тот дух единения, который был в советском лагере благодаря фестивалям молодежи, конференциям, клубам интернациональной дружбы (КИД), Комитету молодежных организаций СССР.  Так сложилось, что не только Балканский полуостров, но и республики Закавказья, Центральной Азии стали отторгаться друг от друга и от России.

Сегодня многие задают себе вопрос – 30 лет для изоляции – не много ли? Почему нельзя было раньше развивать российско-сербское сотрудничество? Ведь Сербия — практически единственная страна, где не было русофобии как явления. Сербы, оказавшись после распада системы безопасности в 1990-е, оказались один на один с НАТО, как и Армения и Арцах осенью 2020 года против турко-азербайджанского альянса. Но Сербия мужественно приняла тяжелейшие предлагаемые обстоятельства, видела, что Россия вязнет на Кавказе, теряет союзников.

Несколько лет назад президент Сербии Александр Вучич подписал с Турцией 9 стратегических договоров, а 4 сентября 2020 года, за несколько недель до вторжения Турции и Азербайджана в Арцах (теперь и в Армению) двустороннее соглашение в США  по Косово. Речь идет прежде всего об экономическом сотрудничестве, который дает новый импульс для развития риторики о вступлении Сербии в ЕС. Наконец и сам Вучич, который в эти годы называл американцев друзьями своего народа, не выдержал, а точнее, почувствовал поддержку РФ. Так, на днях он заявил, что «Европейский союз устал от расширения, а страны Балканского региона устали от разговоров о вступлении в ЕС».

Разумеется, это не совпадение, что именно в этот момент «коллективный Запад», Израиль, Турция и Азербайджан пытаются доминировать в деле превращения Армении и остатков Арцаха в вилайет. Хуже всего, что именно по этому сценарию шла и Россия, которая в силу исторической равноудаленности пыталась усидеть на двух стульях, в то время как враги выбивали из-под Армении табуретку.

Всю горячую осень 2020 года сербы мучительно наблюдали за исходом этой фазы войны. «Голосу Армении» дал интервью сербский политолог Никола Иович. В частности, он сказал: «И армяне, и сербы исторически порабощались одним и тем же врагом — Османской империей. И точно так же, когда мы были освобождены в результате национального движения, у нас все еще не было наших священных провинций под нашим контролем. Это служит основой для завещания, клятвы, чтобы вернуть земли и выполнить священную задачу».

Армянское национально-освободительное движение было для сербов частью и их борьбы, уже долгие годы в воздухе висит усиление этой оси Москва-Ереван-Белград, но Россия под большим давлением патриотических сил встала вскочила в последний миротворческий вагон, уходящий в Закавказье.

Еще после 08.08.08, событий в Тбилиси, которые стали реваншем Запада за неудавшуюся попытку взорвать Ереван 1 марта 2008 года, за что дважды сидел в тюрьме не допустивший оранжевого Еревана Роберт Кочарян, Россия могла и была обязана создавать пророссийские проекты в Сербии, Черногории и в Армении, и конечно, в Белоруссии, несмотря на то, что президент Александр Лукашенко, зачистивший все пророссийские движения, заявлял о том, что они не нужны, так как он является пророссийским лидером.

Итак, Россия подложила новую мину под 2020 год. Не сумев, не захотев усиливать свое влияние на Балканах и в Закавказье. Ситуация дошла до абсурда, так как откат от западных ценностей и пророссийские настроения на Балканах пришли вопреки желания самой России, точнее, Кремля. «Точкой бифуркации» стали парламентские выборы в Черногории. Прошли они тоже накануне Арцаха-2020 в августе. Случилось чудо – правящая Демократическая партия социалистов Черногории впервые с 1991 года потеряла большинство в парламенте, к власти пришли просербские силы, пользовавшиеся поддержкой Черногорско-Приморской митрополии Сербской православной церкви.

Эти два фактора – война и ситуация в черногорской Скупщине дали импульс для давно дремавших активностей по объединению патриотических сил в России, Армении, Сербии. Вскоре после подписания трехстороннего соглашения РФ, Азербайджана и Армении руководитель армяно-российского политического Лазаревского клуба, директор Института стран СНГ (диаспоры и интеграции), депутат Государственной Думы Константин Затулин открыл филиал своего института в Белграде, рассматриваемого как инструмент научно-аналитических исследований и укрепления российско-сербского гражданского диалога.

Именно 9 ноября, в трагический день для армян – сдачи Шуши режиму Алиева, Затулин, выдержав тяжелейшие 44 дневную информационную войну, встретился с Ивицей Дачичем с избранием спикером Скупщины – парламента Республики Сербия. Также прошли встречи с министром правительства Сербии Ненадом Поповичем по вопросам работы сербско-российской Межправительственной Комиссии, Затулин выступил на открытии в центре Белграда мемориального сквера Памяти погибшего в авиакатастрофе Ансамбля им. Александрова.

Думается, рано или поздно к этим активностям подключится и Армения, опираясь прежде всего на свою общину в Сербии, хотя она и немногочисленна: по переписи 2011 года здесь проживало около 200 армян. А первые упоминания об армянах на территории Сербии относятся к X веку.

Именно культура, особенно литература, спасала отношения творческих и научных элит наших стран. В России выходили многочисленными тиражами книги Милорада Павича, особенно его «Хазарский словарь». В одном из интервью писатель сказал, что эту книгу можно читать как «метафору всякого малого народа, чью судьбу определяет борьба высших сил. Малые народы, такие как мы, сербы, всегда под угрозой чуждых ему идеологий». Слова эти в полной мере относятся и к армянам.

В 1218 году во время деятельности первого архиепископа Сербской православной церкви Святого Саввы после его посещения Армении армянские архитекторы были приглашены для строительства сербского православного монастыря.

Символично, что во времена вторжения турок в Сербию в составе османской армии находился небольшой армянский отряд. Однако узнав, что придется сражаться против христиан, они перешли на сербскую сторону. Остатки армянского кладбища находятся в Белградской крепости, которое в последний раз использовалось в XVII веке, после турки разрушили его, как сегодня они разрушают храмы Арцаха и могилы меликов.

Лучшую аптеку в Европе – в городе Нови-Сад оформил художник, дизайнер Рафаэль Акопов. В его судьбе многое переплелось. Тбилисский армянин, он учился и прожил почти всю жизнь в Москве. Проектировал павильоны на ВВЦ и участвовал в создании интерьеров объектов Московского Кремля и монументально-пространственной композиции Измайловского гостиничного комплекса, в 90-е годы был референтом по культуре Дома советской культуры в Югославии. Там он был принят в почётные члены Союза художников Македонии, награждён Серебряной медалью Академии живописи Сербии. Когда же уезжал из Белграда, устроил свою прощальную выставку, после которой подарил все шестьдесят представленных работ друзьям и знакомым.

Хорошо знают в Сербии и любят поэта, сербоведа, главу почетного консульства Сербии в Армении Бабкена Симоняна, автора цикла «Свеча за Сербию», который перевел на сербский язык и подготовил к выходу труд крупнейшего армянского ученого, историографа Мовсеса Хоренаци «История Армении». В конце 2020 года книга вышла в издательстве «Пешич и синови». За большой вклад в развитие и укрепление армяно-сербских культурных связей, в 1993 году он награжден “Золотым значком” Культурно-просветительного союза Сербии. В 1994 году за книгу эссе и путевых заметок “Сквозь балканские пожары”, вышедшую на сербском языке, ему присуждена высокая литературная премия “Свети Сава”, носящая имя первого сербского архиепископа XIII века. 

В 2019 году Сербия отменила въездные визы для граждан Армении, а также заявила об открытии посольства в Ереване. Так что война в Армении укрепляет метафизический треугольник Армения-Россия-Сербия.

Валерия Олюнина

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: