• Ср. Май 29th, 2024

Валерия Олюнина. Немецкие контексты

Апр 16, 2024
Памятник Генриху Гейне работы Георга Кольбе во Франкфурте-на-Майне

“Наша Среда online” – Мюнхенская речь Президента РФ В. Путина была в 2007 году. Ровно через год в 2008-ом Запад наносит удар по Закавказью. Именно в этом же знаковом году нынешний фронтмен патриотизма Захар Прилепин проходил обучение в США по программе «культурные лидеры мира».

В 2000-е Запад активно начал готовиться к удару, особенно через мягкую силу. В том числе и через субсидии Института Гёте, финансируемого Министерством иностранных дел ФРГ. Так, в 2009 году Нобелевскую премию по литературе получила писатель Герта Мюллер с формулировкой «за сосредоточенность в поэзии и честность в прозе, с которыми она описывает жизнь обездоленных». Её родители, немецкие румыны, были депортированы, притеснялись просоветскими спецслужбами, были вынуждены бежать из Румынии в ФРГ. Через два года при поддержке Института Гёте на русский язык переводятся её романы «Сердце-зверь», «Качели дыхания». Так в мир явилась женская ипостась Солжа.

Лейтмотив, выделенный в книге «Качели дыхания» капслоком издателя (“Лениздат классика”) РОССИЯ – ЛАГЕРЬ. Главным вопросом для писателя-гуманиста стал тот, который должен был объяснить жестокость СССР, причину депортации немцев из Румынии в СССР на восстановительные работы.

«В войне никто из нас не участвовал, но, по мнению русских, мы, как немцы, были виноваты в гитлеровских преступлениях. Цитра тоже. Он провёл в лагере три с половиной года».

В послесловии писатель говорит о том, что летом 1944 года, когда Красная армия продвинулась уже в глубь Румынии, был арестован и казнён румынский диктатор Антонеску. Румыния капитулировала и совершенно неожиданно объявила войну своему недавнему союзнику – нацистской Германии. В январе 1945 года советский генерал Виноградов передал румынскому правительству требование Сталина: живущие в Румынии немцы должны в СССР «восстанавливать разрушенное хозяйство». Все мужчины и женщины в возрасте от семнадцати до сорока пяти лет были депортированы в советские трудовые лагеря.

Мать Герты провела в таком лагере пять лет. Она пишет о том, что любые упоминания о депортации в Румынии были под запретом, потому что это вызывали в памяти фашистское прошлое.

Впрочем, в 2001 она стала записывать беседы с бывшими лагерниками, в том числе с поэтом Оскаром Пастиором. Он умер в 2006 году, оставив ей четыре полностью исписанные тетради.

Начинается роман «Качели дыхания» с того, что семнадцатилетний Оскар участвует во встречах членов гомосексуалистского общества Бухареста. Все они зашифрованы, приходят «на рандеву» в Ольховой парк. С приходом осени все эти “ласточки”, “дрозды”, “шапки”, “кошки” и “зайцы” перемещаются в Бани Нептуна. Находясь под страхом того, что их накроют нацисты и из городских бань после издевательских допросов отправят в исправительный лагерь на канале, откуда не возвращаются. Тут есть уже интонации на ужесточение – «ну а если б меня накрыли в русском лагере, я был бы уже мёртв».

Так, ни шатко ни валко они проводят время любви в зарослях жасмина и бузины до тех пор, пока вдруг внезапно (!) в январе 1945 года в отупевший разнеженный мозг Оскара не попадают неожиданные слова: РОССИЯ, ЛАГЕРЬ, РАБОТА.

В лагерь на Донбасс он берет с собой четыре книжки: «Фауста» в твердом переплете, «Заратустру», тоненького Вайнхебера и «Лирику восьми столетий». Так, ПОПАВ В РУКИ К РУССКИМ (капслок ред.), Оскар обретает другую жизнь: тяжелую работу на «Коксохимзаводе», «Углеперегрузочной станции Ясиноватая». Над ним летает Ангел голода, в пище много лебеды, весь мир от неба до собак на зоне становится серого цементного цвета. Взмах лопаты равняется грамму хлеба. Живёт он в бараке на 68 топчанов, особое мучение доставляет фуфайка, которая не сохнет неделями, впитавшая снег или дождь…

Нет смысла пересказывать содержание жизни бывшего бухарестского гомосексуалиста, обращу внимание на список премий и литературных наград, которыми отметили книгу Мюллер. Он весьма обширен, и среди прочих встречаю имя Генриха Гейне, Хуго Балля, Франца Кафки. Все они в этом контексте выглядят врагами русских, лагерей, гэбни, страшного тяжелого советского прошлого.

Но…

Памятник Генриху Гейне работы Георга Кольбе во Франкфурте-на-Майне был сброшен с цоколя членами гитлерюгенда в 1933 году. Пережил времена Второй мировой войны под названием «Весенняя песня» в Штеделевском художественном институте. Был восстановлен в 1947 году.

Кафка умер в 1924 году и вряд ли бы боролся с Советами, скорее, он бы жестко осудил нацизм, как и Хуго Балль. Балль был дружен с антифашистом Гессе, однако в его жизни были противоречивые крайности: он был противником любого национализма, в первую очередь немецкого. И в конце жизни он ушёл в католицизм мистического толка (другого там уже не было с 1830-х). При этом он так обосновал свой переход от дадаизма:

«То, что мы называем дада, есть дурашливое заигрывание с Ничто, которое включает в себя все высшие вопросы; жест гладиатора, игру с жалкими ошмётками старого; казнь вставших в позу морали и изобилия».

Что общего между Гейне, Кафкой, Баллем, страданиями юного Оскара и либеральным европейским фашизмом – вопрос остается открытым.

Валерия Олюнина

Top