online

Ваагн Карапетян. Я не мог поступить иначе

ЛИТЕРАТУРА

«Наша Среда online» — Участковый врач местной поликлиники прошла в регистратуру, получила список вызовов. Мельком пробежала по нему, мысленно определяя очередность посещений, задумалась.  К ней подошла старшая медсестра и, указав на одну фамилию в списке, попросила:

— Будьте к нему повнимательнее, Арман Сирадегян в Арцахе был ранен. Воевал.

— А я с него и собиралась начать посещения. Он рядом, на соседней улице живёт, — ответила она старшей медсестре и добавила, —  Не беспокойтесь, я предельно внимательна к больным.

Затем она открыла аптечку, собрала нужные медикаменты, передала дежурный медицинский чемоданчик медсестре. И они, укутавшись в осенние полушубки,вышли из поликлиники.

Через несколько минут подошли к  частному дому, вошли во двор и постучали в дверь. Тотчас же дверь широко распахнулась и  пред ними предстала  молодая женщина с глазами, полными грусти и отчаяния.

Конечно, это мать, подумала про себя врач и как можно приветливей обратилась к ней.

— Вызывали?

— Да, да, доктор, — женщина посторонилась, пропуская в дом гостей, и вслед им потухшим голосом сказала, — ему очень плохо.

— Не волнуйтесь, —  ответила врач и полуобернувшись приобняла её. Бодрым голосом, чтобы снять царившее напряжение, добавила:

— Мы его быстро на ноги поставим.

Они поспешно скинули верхнюю одежду. Несмотря на сопротивление хозяйки, разулись и прошли в комнату. Присели на предложенные стулья возле кровати. В тёплой постели лежал с закрытыми глазами небритый, осунувшийся юноша. Врач взяла его за руку, прощупала пульс и, плохо скрывая своё огрочение, тяжело вздохнула. А медсестра по устоявшейся привычке, стала выкладывать на прикроватную тумбочку шприцы и лекарства. Затем, уловив только ей понятный взгляд врача, сделала два укола. Попросила у хозяйки воды, дала больному несколько таблеток. Тот безропотно выполнял указания медсестры, сел на  кровати, подложив под себя несколько подушек, проглотил лекарства и запил их водой.

Врач достала стетоскоп, попросила больного снять майку и лечь на живот, чтобы прослушать легкие. Когда тот оголился, медицинские работники, увидев тело, покрытое глубокими багровыми ранами, с ужасом переглянулись.

Закончив колдовать над больным, врач обратилась к хозяйке дома. Та, затаив дыхание, ждала что скажет врач.

— Как вас зовут?

— Армине, — ответила бледная от волнения мать Армана.

— Армине, мы немножко посидим, хочу ещё раз измерить давление. У Армана произошёл кризис на нервной почве. Не беспокойтесь, у него молодой крепкий организм, так что это не страшно.

Потом она обернулась к больному:

— Ну вот, я вижу уже и цвет лица изменился, щеки зарумянились. Улыбаетесь — уже хорошо.

Она умело поправила больному подушку под головой и спросила:

— Ваши раны, это оттуда?

— Да, мы стояли под городом Джебраил, — робко начал рассказывать Арман, — Нам приказали освободить воинскую часть, которую заняли наёмники-арабы.

Он поудобнее улёгся и, прокашлявшись, продолжил:

— Нас было тридцать человек. Мы ночью подошли вплотную к городским стенам и ворвались в город, начался рукопашный бой, тяжелый и беспощадный…

Арман потянулся за стаканом с водой, сделал несколько глотков, по-хозяйски расправил одеяло:

— Слышны были только стоны и автоматные очереди. Мы понесли большие потери, но уложили всю группировку, никто не вырвался. Когда подсчитывали убитых арабов, оказалось 80 наёмников…

Рассказывая, он временами замолкал, словно бы набирался сил:

Меня окликнул мой товарищ, он мой земляк, мы на одной улице живём. Я направился к нему и не заметил раненного араба, тот  лежал на земле за кустами крыжовника. Он заметил меня и ждал, когда я поближе подойду и в последний момент  метнул в мою сторону лимонку. Откинуть ногой от себя лимонку я бы смог, но вокруг меня находились мои друзья, оставшиеся в живых, после этой ужасной бойни… Они едва держались на ногах, не успели бы мгновенно среагировать и погибли бы. В эту минуту я думал только о них, хотел, чтобы мои друзья живы остались, поэтому просто упал всем телом на лимонку…

Арман снова закрыл глаза и замолчал, пауза затянулась. Подошла мать, взяла сына за руку:

— Сыночек, может не надо, ты волнуешься, да и врачам идти нужно.

— Мама не мешай, я должен рассказать, — он открыл глаза и с мольбою посмотрел на мать.

— Ему, наоборот, нужно выговориться, не волнуйтесь, — успокоила женщину врач, — пусть рассказывает.

Мать вытерла краем платка глаза и прошла на кухню.

— На моё счастье, когда я падал, прикладом автомата задел черенок саперной лопаты, лопата свалилась и оказалась между мной и лимонкой… Она приняла удар на себя и поэтому меня не разорвало в клочья, только основательно потрепало… Остальное я не помню, так как потерял сознание…

Только спустя несколько часов, в походном лазарете пришел в себя. Открыл глаза, а вокруг врачи, медсестры снуют, мои шестеро товарищей сидят рядом, с тревогой и волнением за мной наблюдают…

В том бою мы  недосчитались двадцати трех бойцов, но выполнили задачу, освободили воинскую часть и отправили на тот свет восемьдесят арабов-наёмников.

Арман с минуту задумался, затем добавил:

— Мой отец в первую войну рядом с Монтэ (1) воевал — я не мог поступить иначе.

__

Этим закончил свой рассказ герой, самоотверженный поступок которого должны помнить люди, обязаны помнить.

Медсестра, взволнованная услышанной историей, смахнула с лица катившуюся слезу, погладила Армана по руке и, собирая медицинские инструменты, сказала:

— Дай Бог, чтобы ты жил долго, очень долго и счастливо.

Ваагн Карапетян

___________________

1 — Монте «Аво;» Мелконян; — Национальный герой Армении и герой Арцаха, активный участник Первой Карабахской войны, один из организаторов и руководителей армянских сил в Нагорном Карабахе.

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: