• Сб. Мар 2nd, 2024

Ваагн Карапетян. Шкатулка принцессы Дианы

Янв 31, 2024

“Наша Среда online” – О гибели принцессы Уэльской Дианы Пол Баррелл, её дворецкий, узнал из выпуска новостей телекомпании “Фокс ньюс“. Диктор со скорбным лицом сообщил об автомобильной катастрофе под Парижем, и на фоне Эйфелевой башни замелькали кадры, скачанные с оптико-электронных устройств, предназначенных для визуального контроля, на которых отчётливо видно, как водитель, потеряв управление, направляет автомобиль «Мерседес-С 280» на бетонную колонну подземного тоннеля Альма. Затем, шокированные зрители увидели, знакомые архивные фотографии улыбающейся Дианы. За кадрами осталось окровавленное лицо бойфренда Доди Аль-Файеда и последние слова принцессы обращенные к сержанту Ксавье Гурмелону, который пытаясь вернуть Диану к жизни, делал ей искусственное дыхание: «Боже мой, что случилось?»

Пол в полной растерянности отыскал на журнальном столике под газетами мобильный телефон, набрал номер личного секретаря Её Величества Джека Колвилла.

– Джек! – только и успел вымолвить он, как услышал в ответ: «Да, Пол, да».

Пытаясь, преодолеть нахлынувшее волнение, Пол достал гавайскую королевскую сигару с ароматом кофе Кона, повертел её в руках, но решительно отбросил, поднялся с места и направился в личные покои Дианы, по пути прихватил пустую картонную коробку.

На следующее утро он вылетел в Париж. Там он проследил за тем, как Диану переодевают в привезенное им платье, попросил нанести на лицо покойной макияж и только после этого к телу были допущены близкие и родственники.

После пышных похорон, Пол, ссылаясь на потрясение, перенесённое нелепой смертью Дианы, подал в отставку и уединился в своем коттедже в графстве Чешир.

Королева тепло простилась с дворецким и в ноябре того же года наградила его медалью королевы Виктории. Также тепло с ним простилась и миссис Шанд Куд, мать Дианы: она прикрепила Полу на грудь серебряный значок, покрытый голубой эмалью с крупным сапфиром посередине, а затем сняла с себя золотую цепочку с крестом и повесила на шею Полу со словами: «Теперь ты член нашей семьи. Этот крест защитит тебя от всех бед».

Но прошло немногим более трёх лет, как дружба между Полом, родственниками Дианы и Королевской семьёй дала трещину: в первых числах ноября 2000 года несколько лондонских газет поместили информацию о решении британской полиции допросить Пола Баррелла на предмет пропажи личных вещей Дианы и ещё одного предмета, ради которого и был написан этот рассказ.

Обеспокоенный Пол тут же позвонил принцу Чарльзу. На его звонки долгое время не отвечали, затем пресс-секретарь принца Чарльза сэр Майкл Пит сообщил Полу об убедительной просьбе никого из обитателей Букингемского дворца не беспокоить и, всем слугам наказано ни с кем из членов Королевской семьи его не соединять.

В январе 2001 года полицейские неожиданно нагрянули к Полу домой с обыском и обнаружили более трёхсот различных вещей, принадлежавших Диане. Остались неизвестным мотивы бывшего дворецкого: то ли присвоил чужое от чрезмерной любви к принцессе, которую он действительно боготворил, то ли с намерением подзаработать, выставив на аукционе эксклюзивное личное белье Дианы.

Баррелла арестовали и в наручниках доставили в Скотланд-Ярд для выяснения всех обстоятельств дела. Его поместили в одиночную камеру. Начались ежедневные, изматывающие допросы, которые продолжались более года. Всё это время следователи задавали ему один единственный вопрос: “Почему он утаил вещи принцессы Дианы?” И не получали вразумительного ответа. А список обнаруженных вещей при описи занял несколько страниц: триста десять предметов, с десяток колец, несколько перстней, туалетов, сшитых специально для Дианы модными кутюрье, вся её частная переписка, фотоальбомы, негативы никогда ранее не публиковавшихся снимков. А также шкатулка из красного дерева. В ней, как, с замиранием сердца, передавали друг другу информацию придворные, хранилось самое ценное: амулет первого короля Англии Вильгельма Второго, которого за глаза англонормандские бароны называли Вильгельмом Рыжим. Амулет обладал магической силой, охранял благополучие королевской семьи, оберегал от сатанинского воздействия чёрных сил, укреплял порядок и приносил счастье. Считалось, если амулет покинет территорию Букингемского дворца, то королевскую династию постигнет Божья кара, начнётся раздор между членами семьи.

Но первое, на что сразу обратили внимание полицейские, шкатулка оказалась пустой: на дне лежали только несколько неброских юбилейных значков из бронзы и меди. С десяток колец и перстней из драгоценного металла, и два платиновых перстня, с вкраплёнными бриллиантами в восемь с половиной карата, изготовленные специально к оловянной свадьбе леди Ди, исчезли.

Отсутствие золотых изделий и других драгоценностей полицию волновало меньше всего. Они искали амулет. Пол же с удивительным упрямством отрицал наличие амулета в шкатулке.

Следствие длилось год и десять месяцев, детективы пришли к выводу, что больше продолжать нет смысла, так как Пол Баррелл ни в чём больше не сознаётся. Сотрудники Скотланд-Ярда заявили о завершении расследования и судебные органы в спешном порядке назначили день суда. Ни у кого не вызывало сомнение, что Пол схлопочет длительный срок, если вообще когда-нибудь выберется на свободу.

28 октября, за три дня до назначенного судебного заседания, в два часа ночи в камеру Пола без стука вошёл тюремный надзиратель, разбудил его, легонько похлопав по плечу, и попросил, не поднимая шума, одеться. Не понимая, что происходит, сильно волнуясь, Пол в полутьме отыскал брюки, свитер, на босу ногу натянул кроссовки.

– Ну пойдём, только тихо, – шепнул надзиратель и они, выйдя из камеры, пошли по коридору к выходу. Миновали тюремный двор и направились к чёрному лимузину у ворот. У машины ожидало несколько полицейских, они заковали руки Пола в наручники и усадили его на заднее сиденье. С обеих сторон разместились два офицера.
Автомобиль тронулся, Пол, с удивлением и нарастающей тревогой в груди наблюдал, как выехали за город и направились в сторону родных ему мест: в графство Чешир. А когда подъехали к его личному коттеджу, Пол и вовсе потерял голову.

– Хочу пояснить Вам, что происходит, – повернулся к нему офицер, сидевший рядом с водителем, – сейчас Вы встретитесь с особо важным лицом. От этой встречи зависит вся Ваша дальнейшая жизнь. Будьте благоразумны. Мы снимем с Вас наручники, но дом оцеплен, не делайте лишних движений, не усугубляйте Ваше положение. У Вас появился шанс выйти на свободу, постарайтесь им воспользоваться.

Пол слушал офицера и ему казалось, что всё это происходит во сне, что стоит ущипнуть себя, как он опять очутится в тюремной камере. Возвращала к действительности только дрожь в руках.

– Да, да, конечно, – с трудом выдавил из себя Пол и вышел из машины. Неуверенно ступая подошёл к калитке. Открытая настежь дверь в коттедж и яркий свет в холле и гостиной его уже не удивили. Он стал медленно, с намерением немного успокоиться, подниматься по лестнице. В холле второго этажа топтались несколько полицейских, один из них выразительным жестом указал рукой на дверь гостиной. Пол подошёл и потянул ручку на себя.

В комнате, в кресле у камина сидела, в окружении трёх, неизвестных Полу мужчин… Её Величество королева.

Потрясенный Баррелл застыл на месте.

– Подойди поближе, Пол, – сказала она ему и обернулась к поодаль стоящему полицейскому, – оставьте нас одних.

Однако Пол продолжил стоять как вкопанный, от волнения его ноги подгибались и он, затаив дыхание, в глубоком смирении застыл, низко опустив голову.

Её Величество снова обратилась к нему:

– Подойди поближе, не заставляй меня повторять несколько раз.

Пол усилием воли сделал два шага и упал на колени.

– Так-то оно лучше, – отреагировала королева, выждав пока мужчины выйдут из комнаты. – Малыш Пол, ты упрямый парень, этого у тебя не отнять, но, я думаю, ты достаточно умён, чтобы представить, что тебя ждёт впереди. Даже если тебя осудят всего лишь на одни сутки, у тебя не должно быть уверенности в том, что ты эту единственную ночь переживёшь.

– О да, конечно, – пролепетал Пол и еще ниже опустил голову. Он хорошо помнил судьбу Бэрри Мэннаки, телохранителя, которого принц Чарльз заподозрил в более чем тёплых отношениях с Дианой, тогда ещё женой принца, и уволил со службы. А через некоторое время тот погиб в автокатастрофе.

– Потерю амулета мы обнаружили, – вновь заговорила Её Величество королева, – после смерти Дианы. Камеры видеонаблюдения не зафиксировали пропажу, а нам и в голову не приходило заподозрить Диану, ведь амулет охранял покой, в первую очередь, её детей, Уильяма и Гарри. Поступок Дианы не поддается объяснению. Третий год Скотленд-Ярд ищет пропажу, под подозрение попали все служащие Букингемского дворца, включая и охранников. Всё это время за каждым из них велось видеонаблюдение. И если бы ты не покусился на её трусики, неизвестно когда бы обнаружили пропажу. Твои мотивы очевидны, не учёл ты одного: обладатель больших денег, которому ты планировал предложить амулет, если он мой поданный, то не только не пойдёт на сделку с тобой, но и тотчас же позвонит в полицию. И тебя, через пару часов, приведут в полицейский участок.

Теперь, почему я, в это ночное время, здесь нахожусь… Могла бы направить сюда полицейских Скотленд- Ярда, но я не желаю предавать огласке совершённое тобой преступление. Учитывая тяжесть обвинения, суд посчитает отягчающим обстоятельством твои корыстные мотивы и ты получишь длительный срок. Ты можешь в этом не сомневаться. А газетчикам только этого и надо, начнут смаковать, описывая обстоятельства дела, а порою и додумывая.

Так вот, я хочу этого избежать, в первую очередь, учитывая твое беззаветное служение нашей семье. Ты ведь с семнадцати лет с нами. Я любила тебя, как сегодня люблю моих внуков Уильяма и Гарри.

Пол слушал Её Величество Королеву, с ужасом осознавая степень своего грехопадения. Лицо горело от стыда, руки безвольно повисли. Продолжая стоять на коленях, он с трудом удерживал себя, чтобы окончательно не свалится.

– Ты сегодня, сейчас, вернёшь то, что тебе не принадлежит, и с тебя снимут все обвинения. Меня интересует шкатулка Дианы.

– Но её конфисковали, – растерянно ответил Пол.

– Не заставляй меня нервничать, Пол, ты отдал пустую шкатулку, а амулет, естественно, перепрятал. Мне не нужны перстни и другие драгоценности, хотя те два перстня… ты ведь знаешь, как они мне дороги. Я думала подарить их Уильяму и Гарри, моим внукам, но ты иначе распорядился. Так вот, мне не нужно всё это барахло. Ты должен отдать амулет.

– Когда вам его привезти? – робко посмотрев в глаза Королеве, спросил Пол.

– Нет, ты меня не понял, – Её Величество Королева усмехнулась, – я увезу амулет с собой, поэтому я здесь. В противном случае в тюрьму доставят твой труп, а твою лачугу разберут по кирпичикам и отыщут амулет.

– Нет, нет, я готов отдать Вам Ваше Величество, я уже давно раскаялся, но не решался Вам признаться, – с трудом подбирая слова, торопливо заговорил Пол, – Мне нужно пройти в подсобное помещение у гаража.

– Иди и передашь мне лично в руки.

Через несколько минут Пол вернулся, нерешительно подошел к королеве, и вновь опустился на колени. Затем дрожащими руками достал из внутреннего кармана свёрток и протянул королеве, из бокового кармана извлёк два перстня, усеянные крупными бриллиантами.

Королева небрежно откинула от себя перстни, развернула свёрток и, увидев амулет, смиренно вздохнула.

***

На следующее утро Её Величество Елизавета Вторая сделала заявление для прессы: она вспомнила, как вскоре после смерти принцессы Пол позвонил ей и сообщил, что некоторые вещи леди Ди остались у него и просил послать кого-либо из слуг за ними.

При таких обстоятельствах возникла необходимость вызвать Её Величество Елизавету Вторую, Божией милостью Королеву Соединённого Королевства Великобритании в суд в качестве свидетеля, но только от этой мысли у прокурора Уильяма Бойза перехватывало дыхание. Он предпочёл снять все обвинения, заявив, что «реальной возможности добиться осуждения больше не существует». Баррелла оправдали.

– Я в восторге… Королева пришла мне на помощь, – растроганно лепетал Пол Баррелл, утирая слёзы, когда 1 ноября 2002 года выходил из здания лондонского суда Old Bailey свободным человеком.

Ваагн Карапетян

Top