online

Сусанна Давидян. Ожившая легенда

ЛИТЕРАТУРА

«Наша Среда online»Сусанна Давидян — член Союза писателей Северной Америки. Закончила Политехнический институт в Ташкенте. В настоящее время проживает в Канаде, в Монреале. С 2000 года работает в канадских русскоязычных газетах и жypнaлax. Лауреат литературных конкурсов — «ЛитЭлит», «Книжная полка», «Армения Туристическая», шорт- лист международного открытого евразийского литературного фестиваля и книжного форума «OEBF-«Проза.ру»- номинация на премию «Писатель года 2018». В 2013 году рассказы Сусанны Давидян опубликованы в Москве, в «Антологии русско-язычных писателей Северной Америки». В 2019 журнал «Остров» опубликовал рассказ «Железная маска рода Романовых».

ОЖИВШАЯ ЛЕГЕНДА

Солнце медленно катилось к горизонту. Легкий, прохладный ветерок с гор приносил желанную прохладу жителям Еревана, многие из которых предпочитали летними вечерами прогуливаться по центру города, под чистым звездным небом смотреть на игру цветных поющих фонтанов на площади и слушать прекрасную музыку.  

-Мисс Эллис, в котором часу вам надо вернуться в гостиницу? – молодая девушка с копной золотистых волос, слегка наклонившись, спросила пожилую женщину, которая сидела в инвалидной коляске.

-В 19:00 за мной приедет машина. У меня все собрано, так что до этого времени мы можем погулять по городу. А вы, милочка улетаете завтра? – живые глаза с любопытством смотрели на Мари.

Мимо прошли две симпатичные девушки в узких черных джинсах с дырками на коленках, услышав незнакомый язык, обе на мгновение бросили удивленный взгляд на женщин, говорящих на языке Мольера и пошли дальше. Мари положила сумочку в задний кармашек инвалидной коляски, и, осматривалась, выбирая направление. Они только что отъехали от двухэтажного старинного здания гостиницы, в котором проживала Эллис, американка с французскими корнями. Мари познакомилась с ней в самолете, когда из Парижа летела в Ереван. Все четыре часа полета они увлеченно разговаривали и при посадке договорились что Эллис обязательно позвонит ей, и они вновь встретятся, уже в столице Армении.

-Да, завтра днем. Так быстро и незаметно пролетело время, даже не верится, что я уже пробыла здесь целых пять дней.

-Ровно, как и я, скажите честно, я не очень загрузила вас своей просьбой, Мари?

-Да нет, что вы. У меня сегодня свободный вечер. Чемодан собран, все дела сделаны, все подарки куплены, со всеми встретилась. – и со вздохом, тихо добавила, но так, чтобы американка ее не услышала, — почти со всеми. –А потом уже громко произнесла — Получается, что у нас остается не больше двух часов, миссис Эллис и если вы хотите…

Американка, дотронувшись до локтя девушки своими тонкими пальцами с прозрачной словно пергамент кожей, произнесла: — Мари, дорогая, зовите меня просто Эллис, а то я начинаю себя чувствовать старой холодной лягушкой, чей век на этой бренной земле подходит к логическому финалу.

Мари усмехнулась и, вновь наклонившись к лицу своей спутницы, которая удобно устроилась в инвалидном кресле, сказала: — Как вам будет угодно, мадам лягушка- путешественница. Любое ваше желание сегодня исполнимо.

-О, вот это мне больше нравится. – улыбнулась ей Эллис. — Мы легко находим общий язык. С вами приятно иметь дело. Так что? Куда мы направим наши лапки этим теплым чудесным вечером? Я вам уже сказала по телефону, что у меня было несколько поездок за город, я видела языческий храм, затем монастырь копья, ну уж названия я не запомнила, не сетуйте на плохую память, я посетила музей истории. — она вытащила из кармана легкой куртки, которая возможно была свидетелем всех ее последних путешествий, сложенный листок бумаги. –Еще у меня была экскурсия по городу, меня возили почти три часа, словом, общее представление я имею.

-Ну в таком случае мы познакомимся с одной из самых старых улочек города, окунемся немного в прошлое страны и посмотрим на архитектуру современного Еревана, правда, только его центральной части.

-Мари, у меня к вам одна маленькая просьба. – попросила Эллис. -У моей дочери есть роскошная коллекция кукол. После каждой своей поездки я обязательно привожу ей очередную молчаливую красавицу…

-Значит у нее больше 150 кукол? — воскликнула Мари, поставив на секунду коляску на тормоза.

-А откуда вы знаете? — искренне удивилась женщина.

-Так вы же сами мне рассказали в самолете, что побывали более, чем в 150 странах мира, здесь простая арифметика.

-Ах, да, точно, все так и есть. У вас, милочка, хорошая память.

-Знаете, не так часто можно встретить человека, которому удается столько путешествовать по миру, изучать географию можно сказать- в живую, к тому же американку, которая так хорошо говорит на языке Мольера. Согласитесь.

-Да, да, вы правы, но дело в том, что я родилась во Франции, потом мои родители переехали в Америку, возможно именно с того времени меня и тянет к путешествиям. В последнее время за год я успеваю посетить 5-6 стран, редко удается больше. Мне нравится летать, ездить, плыть, знакомиться с новыми людьми, культурой стран, местной едой, поймите, главное для меня, не дать себе засидеться, зачахнуть в четырех стенах. Мне ведь не так много осталось, а хочется еще что- то увидеть, потрогать, попробовать. Время, видите ли, поджимает, силы уже не те.

-По вашему настроению, оптимизму, горящим глазам этого точно не скажешь. – усмехнулась Мари.

-Мне стало намного труднее приспосабливаться к смене часовых поясов. – пожаловалась Эллис.

-Ну это и не каждому молодому по силам. — пыталась возразить молодая девушка, аккуратно объезжая неровности плиточного покрытия на тротуаре.

-Но раньше это проходило намного легче. – отстаивала свою позицию Эллис. — Ох, если бы вы знали, как мне хотелось бы встряхнуться, сбросить тяжесть лет и вперед… — вздохнула она. — Но, как вы сказали, времени у нас действительно мало, поэтому поспешим, сегодня ночью я уже буду спать в другой стране, а утром меня ждет новая экскурсия.

-Прекрасно, тогда мы пройдемся по одной старой улочке, вспомним немного историю города, ровесника Карфагена, Вавилона, Ниневии, чей возраст старше Рима почти на тридцать лет, а юбилей -2800 лет со дня основания будут отмечать уже через два года..

-Да, да, я помню, — снова оживилась женщина, по – детски заблестели глаза под тяжелыми черепаховыми веками. –Даже не верится. Это удивительно, вот только откуда вы это все знаете? Насколько я помню, вы учитесь во Франции, а живете в Средней Азии.

-Кто- то недавно, кажется, жаловался на память? Или я ошибаюсь? Ну в любом случае, мы сначала попробуем найти кукол для коллекции. Здесь неподалеку есть один интересный магазин, я его назвала пещерой Алладина, думаю, мы там что-нибудь найдем для вас.

Мари покатила коляску по каменной мостовой. Разговаривать со спины с Эллис ей было неудобно и поэтому каждый раз, чтобы что-то сказать, она вынуждена была останавливаться, ставить коляску на тормоза, поворачиваться лицом к американке и вести свой рассказ. Вот и сейчас она остановилась возле полукруглого здания кинотеатра Москва, перед фасадом которого на громадной шахматной доске переставляли метровые фигурки молодые ребята, возможно, будущие гроссмейстеры, рядом взмывали в воздух струи воды из бассейна, в котором по кругу располагались скульптурки всех двенадцати знаков зодиака. Эллис медленно зафиксировала всю площадь вместе с красивой гостиницей Королевский тюльпан и вдруг воскликнула: -А это что за чудесное сооружение? — Она перевела камеру на симпатичный вагончик весь в цветах, который располагался между кинотеатром и русским театром.

-Не желаете выпить, мадам путешественница, чтобы поднять себе настроение на этот вечер?

-А-а, -улыбнулась Эллис, — Заманчивое, знаете ли, предложение, но нет, не сегодня. У нас совершенно другие планы на ближайшее время.

Они прошли дальше и вскоре остановились возле магазина, вход в который обрамляла кованная арка. Мари аккуратно вкатила коляску, намереваясь осторожно проехать между узкими рядами с сувенирами, игрушками, изделиями народных умельцев, но была остановлена рукой Эллис, которая, убрав камеру в карман, сказала: — А знаете что, Мари, я пожалуй пройдусь немного своими ногами. Я устала от своего транспортного средства и с удовольствием пройдусь немного на своих, хоть и слабых ногах. Я всегда была неравнодушна к национальному творчеству. Не беспокойтесь, дорогая, я не упаду, я сильная.

Мари сложила коляску, а Эллис медленно стала обходить столы и полки с многочисленными изделиями из пластика, глины, серебра, меди. На одной из полок она увидела то, что искала- куклы в национальных костюмах, с богатой вышивкой на бархатных отворотах и рукавах, с золотистыми пуговицами. У Эллис загорелись глаза. Пока она перебрала все выставленные экземпляры, Мари попросила продавца вынести все, что у них есть и через некоторое время две красивые армянские куклы были отправлены на упаковку.

-Обычно я покупаю только одну. — сказала продавцу Эллис, словно извиняясь, а он, неплохо владея английским, рассказал ей о том, для каких церемоний в древние времена в такие праздничные наряды одевались армянские цари. Расплатившись, Эллис вновь уселась в свое кресле, положив пакет с куклами на колени. Они дошли до пешеходного перекрестка и остановились в ожидании светофора. Воспользовавшись короткой остановкой, Мари решила продолжить свое повествование.

-Сегодня я вам расскажу все что знаю о городе, а для этого и в силах сильного ограничения по времени, я предлагаю совершить экскурсию противоположную той классической, которую обычно проводят гиды в любом городе мира. Поэтому прогулка у нас будет смешанная, сумбурная, мы с вами из современности унесемся в прошлое, а затем вернемся обратно в настоящее время. Вы не против?

В ответ Эллис вытащила из многочисленных карманов видавшей виды куртки маленькую камеру и включила ее, чтобы записать рассказ своего молодого гида. Она уже давно была на короткой ноге с компьютером, интересовалась новыми технологиями, сама, без посторонней помощи освоила интернет и прекрасно всем этим пользовалась. Почти все свои поездки, особенно в последние годы, она записывала только на цифровую камеру.

-Я не раз бывала в Армении, историю знаю во многом благодаря книгам, интернету, а также моему отцу, который в детстве вместо сказок рассказывал мне историю страны, легенды, притчи, предания, а два года назад мы с ним вместе гуляли по Еревану и поверьте, лучшего гида я бы не смогла найти. Тогда мне казалось, что история проплывала перед моими глазами, оживали красивые мифы и сказания, я реально представляла себе битвы и баталии, а легенды поражали мое детское воображение.

Светофор подмигнул им зеленым светом, и они пошли дальше. Мари продолжила свой рассказ. История древней страны медленно оживала в самом центре Еревана. От Великой Армении Тиграна Великого через века, вехи, даты шло повествование. Мари старалась не злоупотреблять вниманием, с которым удивительная попутчица в самолете слушала ее, и говорила только в общих чертах, останавливаясь подробнее только в тех промежутках истории, которые были ключевыми для страны и могли быть интересными для рядового туриста, чтобы не перегрузить его память лишними деталями. Она вкратце рассказала о городе- крепости Эребуни и раскопках, которые велись на холме, о том, как формировался и менялся город.

-К началу прошлого столетия Ереван был одноэтажным маленьким городом с населением в 30 тысяч человек. Перемены начались в 20-30 годы, когда по проекту одного архитектора город был перестроен, обновлен, получил новый облик, который и сегодня неповторим- изысканный, изящный, с элементами архитектуры и декора, свойственными только ему. Вы много ездили по миру, думаю, вы подтвердите мои слова- не все города имеют свое лицо, в котором настолько сильно отражается его история, взлеты и падения, расцвет и преобразования, далеко не каждый город становится местом паломничества и поклонения, каким стал Ереван для всех армян. Это город, словно феникс, возрожденный, олицетворяющий стойкость и жизнелюбие, это город, в котором история оживает на каждой из его узких улочек, в стенах многочисленных музеев, продолжает жить в легендах и преданиях, но одновременно это город с современным, футуристическим и совершенно самобытным лицом, это надежда, оплот, святыня и торжество нации, которой удалось пройти сквозь века и тысячелетия очень непростой истории.

-Сейчас мы находимся на улице Абовяна, — продолжила девушка, — это одна из самых старых улочек города, на которой раньше жили богатые и влиятельные люди города. Улица славилась своими европейскими магазинами. Сегодня сохранилось всего несколько домов, построенных в так называемой Belle Epoque, но зато какой удивительный контраст они создают с современными высотными домами, а еще более интересными на мой взгляд являются надстройки, которые частично повторяют элементы старой, первичной архитектуры каждого здания, таким образом отдавая дань старине и самобытности стиля, но и, вбирая в себя все новые разработки и элементы архитектуры, прекрасно вписываются в общий городской ансамбль. Вот посмотрите на это здание, на мой взгляд очень красивое. Оно выполнено из туфа. Вы знаете, что такое туф?

Эллис на мгновение задумалась, а потом покачала головой.

-Это вулканическая пористая горная порода. В древние времена каждый город строился из подручных материалов. Где- то это было дерево, где- то камни, глина, жженные кирпичи, в Армении всегда было в изобилии туфа, всех цветов и оттенков, к тому же камень хорошо держит тепло зимой и легко поддается резьбе.

Эллис медленно поворачивала камеру, чтобы схватить в объектив здание, угол улицы, элемент декора на стене, резные двери и наличники на окнах домов, ажурные кованные решетки и ограждения, все то, на чем делала акцент в своем повествовании Мари. Часто рядом останавливались и замедляли ход прохожие, услышав чужую незнакомую речь, удивленно поднимали брови, потом улыбаясь, проходили мимо, уступая им дорогу. Эллис периодически погружалась в сон, правда, только на доли секунды, затем, вскинув голову в кудряшках голубого цвета, такого модного у женщин пенсионного возраста в Америке, возвращалась в действительность, не выключая при этом камеру. Ей трудно было запомнить всю информацию, эту работу для нее делала камера. Потом, уже у себя дома, она в свободные вечера сможет посмотреть все записанное и мысленно вновь перенестись в теплый летний город, на его уютные улочки, прослушать рассказ и восстановить все в своей памяти, в которой бреши с каждым разом, к сожалению, становились все больше и больше.

Мари перевела дыхание и продолжила свое повествование.

-Сейчас мы пройдемся по новому пешеходному проспекту, который, нарушая все привычные геометрические и архитектурные нормы, пересекает по диагонали прямоугольную сетку городских улиц от площади свободы до площади республики и по уже знакомой вам уже улице Абовяна вернемся обратно в гостиницу к точно назначенному времени.

Эллис смотрела на нее такими задорными и живыми глазами, что даже сеточка морщин под глазами и на щеках стала не только украшением, но и подтверждением того, что внутренняя энергия в этом теле не иссякла и продолжала бурлить и кипеть. – Вперед, всегда вперед к новым познаниям. Без остановок. – торжественно произнесла женщина.

Мари рассмеялась- С вами так хорошо, что уже завтра, поверьте, мне вас будет сильно не хватать.

Они свернули на Северный проспект и девушка, проезжая по пешеходному коридору, периодически останавливалась, давая возможность Эллис спокойно сделать съемку. По обе стороны от выложенного симметричным рисунком каменного коридора высились современные высотные дома, на первых этажах которых размещались бутики европейской моды, офисы, бизнес- центры, рестораны, кафе.

-Проект Северного проспекта был завершен всего несколько лет назад, хотя первоначально на бумаге был готов почти 100 лет назад. Вот это и есть гениальность или прозорливость талантливого архитектора, который смог представить себе город будущего и это произошло в то время, когда Ереван был больше похож на большую разрушенную деревню, это был город, у которого не было не то чтобы будущего, но и настоящего, своего лица и даже веры в будущее. Трудно было понять, что вообще ждет страну после всех бед и горестей, которые выпали на долю этого христианского народа. Северный проспект, который в своем воображении представлял архитектор, сам он, кстати, проживал в России, мог бы быть украшением любого европейского города того времени, но проспект еще долгие десятилетия оставался на бумаге. То, что мы видим сегодня- это осмысление наследия архитектора, переложенное на современный лад. Сегодня в фасаде каждого дома по обеим сторонам проспекта можно увидеть элементы армянской средневековой архитектуры, которые очень органично смотрятся вкупе с современным декором, колоннами, балюстрадами, арочными окнами и башнями. Многие здания имеют купольное обрамление крыш, которые повторяют своей формой самые многочисленные строения на территории древней Армении за все годы ее существования- храмы и церкви. Квартиры в этих домах выкуплены, но тем не менее многие из них пустуют. Их владельцы, живущие во всех концах земли или имеющие бизнес за пределами страны, все- таки желают хотя бы такой ниточкой связать себя с родной землей. После трагических событий начало прошлого века армяне оказались разбросанными по всему миру и Ереван стал точкой отсчета, столицей для всех армян, независимо от места их проживания. Кстати, многие из них, кому повезло сделать хорошую карьеру, стараются внести свою лепту в развитие и благоустройство страны и города. Кто- то строит церкви и восстанавливает монастыри, кто- то на свои деньги прокладывает новые дороги или строит школы и жилые дома.

Они не спеша прогуливались по проспекту, многочисленные прохожие уступали им дорогу. Клоун в ярко красочном костюме, в парике, с нарисованной вечной улыбкой на лице протянул Эллис розовый воздушный шарик, быстро накрутив нитку на ручку коляски, маленькая в красных джинсах девочка подбежала и положила ей на колени розовый цветок герберы. Эллис только успевала переводить камеру с одного объекта на другой. Продавец забавных крутящихся самолетиков – вертолётчиков в самом центре проспекта запускал сразу несколько разноцветных игрушек в воздух на радость малышам, которые бегали за ними, поднимали и, конечно же, просили родителей купить.

Они уже возвращались обратно, когда услышали щемящие звуки народной песни, которую исполняли трое молодых людей. В белых рубашках и черных брюках, словно солисты какого- то оркестра, они пели так задушевно, что грустная мелодия проникала в самую душу каждого. Эллис даже движением руки попросила Мари остановиться, чтобы дослушать песню, потом они покатили дальше.

На перекрестке двух улиц Мари остановила коляску возле бронзового памятника возле дорогого магазина и развернула так, чтобы Эллис было удобно снимать.

-Знаете, Эллис, Армения овеяна легендами и мифами, которые живут, переходят из уст в уста, передаются через детей внукам и правнукам, пробиваясь сквозь толщу времени. Сейчас я вам представлю, вероятно, самую последнюю легенду города Еревана. Посмотрите на этот памятник. Вы видите в руках у этого нелепого человека с виноватым взглядом корзину с цветами? – обратилась она к американке, которая медленно перевела фокус камеры на несуразную, сгорбленную бронзовую скульптуру. –Это Карабола, известный городской романтик, даритель цветов. Известно, что до революции его семья владела богатыми садами, которые находились на этой улице, потом они потеряли все, а молодой человек, влюбившись в одну актрису, каждый день покупал и дарил ей цветы. После смерти своей возлюбленной, он ухаживал за ее могилой, но привычка дарить цветы, а с ними радость и настроение людям у него не пропала. Он приходил на эту улицу и на протяжении многих лет дарил цветы и улыбки влюбленным. Со временем никто уже не удивлялся такой странной прихоти чудаковатого человека, который, при этом был совершенно безразличен к своей собственной судьбе.

После его смерти решено было установить памятник человеку, который оставался в памяти коренных ереванцев. Но знаете, Эллис, даже у бронзового памятника оказалась судьба похожая на прототип, его переставляли с места на место, но будем все же надеяться, что эта улочка станет последним пристанищем романтического отшельника. Интересно то, что теперь жители города сами оставляют цветы в его бронзовой корзинке. Посмотрите, вот и сегодня в корзине живые цветы. Ожила легенда с ароматом цветов, легенда, в которой навечно остались жить как подарок людям- надежда и любовь, невзирая на серые будни и вечную суету.

Возле памятника остановились две девушки близнецы, у одной на руках была маленькая собачка с розовым атласным бантиком между ушками. Девушки как – то странно посмотрели на Мери и на Эллис, оглядели пристально обеих, а потом одновременно перевели взгляд на противоположную сторону, где возле кафе толпились ребята.

-Да, красивая легенда. — словно очнулась от сна американка, разглядывая всклоченную и нелепую фигуру уличного романтика, навеки застывшего в бронзе в шляпе и с корзиной цветов в руках. Мимо проходили ереванцы, не обращая внимания на памятник, все давно уже привыкли к одинокой фигурке возле дорогого магазина. Мари повернула коляску в сторону площади, продолжая свое повествование.

-Это площадь республики, тот самый центр города. Когда ереванский архитектор в начале прошлого века предложил свой проект площади, он пожелал, чтобы все здания были выполнены только из розового туфа, посвятив свое творение любимой жене. Утром и вечером при восходе и закате солнца розовый цвет камня становится особенно красивым, нежным, праздничным.

-Наверное, армяне самые большие романтики? – вдруг удивила своим вопросом американка. Мари только рассмеялась в ответ. Она показала на здание картинной галереи, увешенное по фасаду рекламной информацией о выставках, проводимых в стенах галереи и объяснила, что оно было построено вопреки планам архитектора.

-Таким образом, логика Северного проспекта была нарушена, но что есть, то есть. Сегодня площадь, как и Северный проспект, стали любимыми местами отдыха и встреч для всех ереванцев. Вечерами здесь работают поющие цветные фонтаны, а по традиции, последняя мелодия, которая звучит каждый вечер, это…

-Французский шансон? — воскликнула Эллис.

-Точно, песня в исполнении Шарля Азнавура Вечная любовь. Правда, сегодня у нас не будет времени послушать ее.

-Ах, как жаль! Как романтично! Какая чудесная традиция! – и Эллис стала напевать одну из своих любимых мелодий.

-Ну вот, пожалуй, и все, моя дорогая лягушка- путешественница. Мы еще немного полюбуемся на закат солнца, и затем я отвезу вас в гостиницу, а по дороге отвечу на все ваши вопросы, если, конечно, найду на них ответы.

-Мари, у меня есть такая традиция, я всегда в последний день каждой своей поездки задаю только один вопрос. Что самое необычное есть у вас, чего может быть нет больше у других?

Мари на секунду задумалась, а потом сказала- Я не родилась на этой земле, я здесь скорее, как турист, почти как вы и поэтому имею возможно совершенно неправильное мнение с точки зрения коренного жителя. Именно поэтому у меня не может быть единого мнения по поводу того, что есть особенного в Армении, чего нет у других народов. Я бы назвала отношение народа к талантливым людям- ученым, литераторам, артистам, которых знает каждый житель страны, отношение к книгам, а это вообще отдельная тема для разговора, армянский хлеб- лаваш, который всегда свеж и вкусен и особенно выделила бы хачкары- камни- кресты, рисунок на которых не повторяется. Как видите, дорогая Эллис, я не смогла найти одного единого ответа. На этой земле много прекрасного и особенного, просто не каждому дано увидеть, ведь жизнь удивительна и прекрасна при одном условии, что ты замечаешь это все вокруг себя. Ну а если честно, то список можно продолжить.

-Мари, если вы надумаете когда-нибудь переехать в Армению, то вам стоит подумать о работе на этой земле гидом. Своим рассказом вы можете увлечь любого зрителя, заставив его встряхнуться, вот как меня, например, прислушаться к вашим словам и задуматься. Вы так сладко рассказываете, что появляется непреодолимое желание снова вернуться сюда. Вы знаете три языка, не так ли? О, четыре? Я говорю только на двух и то считаю это большой удачей. После увиденных храмов и церквей, красивых гор и ущелий, после понимания того, каких трудов стоило выжить на этой каменистой земле, я вдруг поняла, что попала в страну удивительных людей- добрых, отзывчивых, романтичных. Из всех моих поездок я всегда ставила на первое место Кению. Вы удивлены, Мари?

-Нет, почему же. — ответила девушка. Ей было интересно слушать человека, успевшего за свою жизнь увидеть сотни стран и городов и которой было что с чем сравнивать и какие делать выводы.

-Там особенный мир, там гармония природы, простая без прикрас жизнь людей и животных, которые живут бок о бок и только одним днем, не особенно думая о будущем. Я ездила туда несколько раз и каждый раз возвращалась домой умиротворенная и спокойная, словно заново рожденная. Вот теперь я думаю, как бы Армения не потеснила мои приоритеты.

-Неужели только благодаря романтике?

-Кто знает, кто знает, моя дорогая. Пожилые люди с годами становятся сентиментальными и кроме маразма, иногда впадают в детство. Ну, как я понимаю, наша экскурсия подошла к концу?

В это время часы на площади пробили 6. Мари вздрогнула, оглянулась, окинула взглядом площадь, потом перевела взгляд на американку. Эллис неспешно складывала камеру и, поместив ее в кожаный футляр, положила в пакет с купленными куклами.

-Жаль, батарейки садятся, больше ничего уже не смогу снять, за ночь камера подзарядится, утром у меня уже новая экскурсия в другой стране, новые встречи, впечатления, а через неделю уже буду дома.

-Да, нам пора возвращаться в гостиницу. Опаздывать нежелательно. Самолет ждать не будет.

Мари развернула коляску и … тут же резко остановилась. Эллис, ничего не понимая, поворачивала голову из стороны в сторону, пытаясь понять причину внезапной остановки. Перед дамами с жалкой улыбкой на губах стоял Карен. В помятой шляпе, в пиджаке, застегнутым наискосок, сутулый и нелепый, совсем не такой, каким Мари его запомнила со дня их первой и единственной встречи в Париже несколько месяцев назад, когда они случайно познакомились на улице и потом весь день гуляли по самому красивому городу мира. Расставаясь, они не обменялись телефонами или электронными адресами, решено было встретиться в Ереване, на родине обоих. На вопрос, когда встреча состоится, Мари, конечно же, не знала ответа- впереди была летняя сессия, экзамены, планов у нее в тот момент никаких не было, кроме тех, что на лето она хотела поехать к родителям, соскучилась. Карен то ли в шутку, то ли в серьез сказал, что будет ждать ее каждую субботу в Ереване в шесть часов вечера возле памятника Караболе. Она так же в шутку приняла предложение, даже не подозревая, что волею судьбы окажется в Армении на юбилее тети. И вот такая неожиданная встреча…

Хотя, если честно, она ругала себя за то, что они не обменялись телефонами или адресами. Часто вспоминала тот незабываемый день в Париже, их прогулки по городу влюбленных, веселые истории, которых он знал множество и рассказывал всегда к месту, его красивый язык и правильные постановки фраз, в которых не было слов –липучек- паразитов, а еще удивительное отношение к ней- трогательное, ненавязчивое, внимательное, казалось, он хотел защитить ее от всего внешнего мира.

Сейчас Карен стоял перед ней нескладный, несуразный, согбенный с руками за спиной, как у старика, растрепанные волосы под мятой шляпой нелепо торчали во все стороны, вот только глаза- блестящие, живые, лукавые, красивые армянские глаза выдавали театральность и фарс этого странного уличного спектакля. У него за спиной стояли те самые ребята, которые только недавно толпились возле кафе и обе сестренки с собачкой.

-Будто ты родился старым, с корзинкой цветов в руке. Украшая жизнь вином, с доброй улыбкой на лице. И даря цветы… -Он запел. На знакомый мотив, на странный спектакль стали подходить удивленные прохожие, водители такси и туристических автобусов, оставляя открытыми свои транспортные средства, продавщицы магазинов и бутиков замерли возле прозрачных окон, не понимая, что же происходит.

Кто- то прошептал: — Карабола…И толпа тут же подхватила: — Карабола. Дарящий цветы.

Многие стали подпевать, кто- то захлопал в ладоши, молодой парень с гитарой, проходящий мимо, стал наигрывать знакомую мелодию, все улыбались, переглядываясь. Машины на Абовяна вмиг создали пробку, каждому хотелось посмотреть на странное уличное представление. Мари, покрасневшая, растерянная, смотрела на все происходящее, и несмотря на то, что вокруг было много зрителей, понимала, что главным зрителем была она и этот спектакль был разыгран специально для нее.

Единственным зрителем, который совершенно не понимал, что же происходит на самом деле, была Эллис. Она только щурила глаза, удивляясь странной метаморфозе, которая произошла с парнем. Допев песню, он снял с головы шляпу, затем сбросил нелепый пиджак, ладонью пригладил длинные густые волосы, выпрямился во весь рост и протянул Мари словно ниоткуда появившийся в его руках букет из алых роз со словами на французском: — С приездом дорогая парижанка, несказанно рад встрече, теперь уже в столице Великой Армении.

Мари только смотрела восторженными глазами на Карена. В это время часы на площади пробили четверть седьмого.

-Что – то не так? — спросил Карен, увидев резкую перемену в лице Мари.

-Да, я просто растерялась, это было так красиво, чудесно, это так трогательно, ведь всего несколько минут назад я рассказывала Эллис о ереванской легенде, о Караболе и вот история просто ожила на улице, в самом центре города, на глазах у многих людей. То, что ты сделал, это потрясающе. – взволнованно произнесла Мари, одной рукой удерживая коляску, а второй прижимая к себе розы. -Я даже не знаю, что сказать, но мне надо отвезти Эллис в гостиницу. За ней в 7 часов приедет машина, ни в коем случае нельзя опаздывать, ей в аэропорт ехать.

-Ну тогда…- но он не успел договорить, как обе сестренки, которые стояли рядом, мешая армянские, русские и французские слова, перебивая друг друга, предложили свою помощь. Тем более, как они добавили после минутной паузы, им все равно пора домой.

-Спасибо, девочки, за подмогу. — радостно сказал Карен, а Мари тут же протянула им по одной розе из букета. — Это вам. Спасибо за такой чудесный спектакль, все было здорово. Сценарий был великолепный.

Кто- то из ребят за спиной Карена басом произнес: — Сценария никакого не было. Это чистой воды импровизация, но какая талантливая!

Все вокруг заулыбались. Мари положила несколько прекрасных цветов на колени Эллис со словами: — Рада нашему знакомству, надеюсь, что смогла хоть немного приоткрыть завесу таинственной и новой для вас страны, Армении. Надеюсь, что эта прогулка вам понравилась, правда, она была урезанная и скомканная…

-Но какая интересная! – воскликнула американка. — Поверьте мне, старой лягушке- путешественнице и обязательно напишите мне, когда надумаете приехать сюда в следующий раз, может я включу вновь в свою программу посещение этой страны с ее такими романтичными людьми. Как я поняла, наши планы поменялись и меня довезут до гостиницы эти две очаровательные девочки? Ну а раз так, я желаю вам провести чудесное время в компании с этим веселым молодым и талантливым человеком. Думаю, вам есть о чем поговорить, у вас тоже не так много времени в запасе, вы же улетаете завтра. Спасибо за ваше доброе сердце и за время, подаренное мне.

Карен поднес к губам руки Эллис, отчего по — женски кокетливо вспыхнули ее глаза. Она помахала всем рукой и девочки покатили коляску, усадив на колени американки с ее разрешения свою маленькую собачку. Молодые ребята попрощались с Кареном и с Мари и вернулись в кафе напротив, рассказывая остальным посетителям о необычной встрече, которая произошла у них на глазах, а вскоре и толпа зевак постепенно разошлась, разнося по городу свои впечатления. В теплый летний вечер красивая легенда получила свое реальное продолжение.

Улица Абовяна вошла в свой привычный ритм и только бронзовый памятник городского романтика смотрел молчаливо и сдержанно на все происходящее на площади. Мари подошла к Караболе и положила все розы в бронзовую корзину, оставив себе только одну.

-Он этого заслужил. Когда- то он дарил букеты и свою любовь ереванцам, сегодня он получил признание в любви. Все возвращается на круги своя.

-Ты права, надо давать легендам вторую жизнь, этакое право на существование. Без них на земле было бы скучно и неинтересно. — подтвердил Карен. – А ты действительно улетаешь завтра? Значит, как сказала твоя француженка- у нас не так много времени?

-Она -американка, с французскими корнями. Я познакомилась с ней в самолете.

-Ты давно в Ереване? — поинтересовался он.

-Почти неделю.

-Да, мы напрасно потеряли столько времени, но главное всегда – это конечный результат. Мы встретились, теперь, надеюсь, уже больше не потеряемся. Прогуляемся? — предложил он. –Сегодня я буду твоим гидом.

Мари только рассмеялась. – Как хочешь. Я почти два часа рассказывала Эллис все, что знаю. Передаю тебе эстафетную палочку.

С Абовяна они свернули на Северный проспект. Залитый светом уличных фонарей, он встречал каждого своего нового гостя чистотой пешеходных полос, удобными скамейками, яркими цветами в клумбах, ароматами из ресторанов, запахом кофе, детским гомоном и смехом. В фасадах красивых домов зажигались окна, появились первые звезды на небе, а вскоре послышалась музыка, доносившаяся от поющих фонтанов.

-А знаешь, Мари, именно сегодня у меня был шанс не прийти. Каждую субботу, как и обещал, я ждал тебя. Приходил с цветами и ждал, поэтому ребята и обе сестренки – Инга и Анушик уже знали меня. Мы подружились. Они поддержали и помогли сегодня красиво встретить тебя. Молодцы ребята. Так вот, именно сегодня я обещал отцу помочь… — он вдруг рассмеялся: — Представь, что из- за Брежнева я мог пропустить нашу с тобой встречу.

-Из- за кого? — переспросила Мари, смешно наморщив лоб.

-Это старая, можно даже сказать ветхая история, но прикольная. Рассказать?

Она кивнула: — Конечно. Я думаю, таких историй у тебя в запасе множество.  

-Я собиратель забавных случаев, но только реальных. Эта случилась давно, в 70- годах прошлого века. У власти генсеком был Леонид Брежнев. Слышала про такого? Ну про него еще анекдот ходил- мелкий политик эпохи Аллы Пугачевой. Ну ее ты знаешь?

Увидев кивок, он продолжил: -В Ереван должен был прилететь Брежнев. Моему отцу, начинающему художнику было наказано написать портрет и все бы ничего, вот только размер полотна такой, чтобы его можно было повесить на фасад Матенадарана.

-Зачем? — не поняла Мари.

-Предполагалось, что когда процессия будет двигаться по проспекту Маштоца, вождь увидит свой громадный портрет со всеми регалиями, наградами и знаменитыми кустистыми бровями.

-Какой абсурд. – только покачала головой девушка.

-Время было такое. Отец написал портрет и все было готово к торжественному его прикрепления на фасад ереванского хранилища рукописей- подогнана техника, краны, рабочие держали наготове сложенный в рулон портрет.

-Боже, неужели его укрепили на фасаде Матенадарана?

-Директор хранилища со всклоченными волосами выскочил из своего кабинета, увидев технику возле стен и стал умолять ничего не делать, объясняя тем, что может быть нанесен непоправимый ущерб зданию, в фасад которого для укрепления полотна планировалось вбить множество больших гвоздей. Ответственный за проводимые работы оправдывался тем, что выполняет распоряжение партийных органов. Директор попросил всего полчаса для выяснения и возможного исправления ситуации. Через обещанные тридцать минут он вышел на улицу, сияющий и радостный, сообщив, что договорился с властями и получил добро. Все работы необходимо было свернуть. Словом, занавес опущен, цирк уехал, представления не будет. Хочешь узнать, что же стало с этим портретом? — спросил Карен и вновь увидев кивок, продолжил: — Он еще сослужил добрую службу, правда совсем не по предназначению. Когда у моего дяди была свадьба, а делали ее во дворе нашего старого дома, вдруг в разгар веселья пошел летний дождь. Что было делать? Заносить все столы с угощениями домой? Представляешь, сколько хлопот и возни! Тут кто- то и вспомнил про портрет вождя, написанным масляными красками, который как громадный шатер сразу же был подвешен и защитил гостей от капризов природы. Смекалка помогла провести до конца мероприятие, которое весело и торжественно проходило под всевидящим оком генсека. Потом полотно долгие годы лежало, свернутое в рулон в подвале, пока именно сегодня не вспомнили о нем. Мы с отцом вытащили и развернули его.

-И…- не выдержала Мари.

-А ничего, — искренне рассмеялся Карен, -живее всех живых, правда, кое где появились трещинки, словно морщинки на лице. Мари, послушай, сегодня день рождения моего отца. Они отмечают с друзьями в Абовяне, это недалеко, минут двадцать ехать, заодно я покажу тебе один очень интересный комплекс- миниатюрный Лас- Вегас. Не думаю, что ты там была, но уверен, что понравится. Поехали? Тем более, что я обещал отцу обязательно появиться, но я боялся пропустить встречу с тобой и поэтому не поехал с ними. Я действительно очень рад тому, что мы встретились, часто вспоминал наши прогулки по Парижу. Всего один день мы были знакомы, а столько воспоминаний!

-Я тоже. – честно призналась Мари. – Я часто вспоминала и ругала себя за то, что мы не обменялись даже телефонами.

-Главное, что встретились. Ну так что? Поехали?

-А это не будет большим сюрпризом для твоих родителей?

-Так ведь день рождения! Они у меня замечательные, ты убедишься в этом, к тому же я им столько о тебе рассказывал.

-Ну тогда, как сказала бы Эллис- вперед и без остановок!

СУСАННА ДАВИДЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top