• Сб. Май 25th, 2024

Рубен Григорян: «Любить искусство»

Мар 18, 2023

ИНТЕРВЬЮ

«Как ни странно, но умение быть одному
является условием  способности любить»

Эрих Фромм

«Наша Среда online» – Рубен Григорян –  армянский живописец, график, художник театра. Родился и живёт в Ереване. Учился в Ереванском художественном училище им. П.Терлемезяна (1971-1977) и Ереванской государственной академии изобразительных искусств (1978-1984). С 1985 иллюстрировал 25 детских книг. Художник-постановщик Ереванского молодёжного театра (1983-1988). Член Союза художников Армении (1985). С 1982 участник республиканских, всесоюзных и международных групповых выставок («Армянский авангард», Кассель; «Современное искусство из Армении», Лондон; «10 армянских художников», Люблин; «Армянские художники», Кассель; «20 армянских художников», Детройт; «5 армянских художников», Берлин; «Выставка армянского искусства», Бохум), в Музее современного искусства (Ереван) и Национальной галерее Армении (Ереван). Его картины находятся в Национальной галерее Армении (Ереван), Музее современного искусства (Ереван), в частных коллекциях в России, Армении и за рубежом.

– В каком городе Вы родились?

– Я родился в Ереване.

– Наверняка Вы очень рано начали рисовать, когда?

– Рисовать я начал с 8-ого класса. Папа водил меня на выставки, проходившие в Доме Союза художников. Мне это очень нравилось, нравился запах краски, удивительные изображения, богатая фантазия художников. С тех пор мне захотелось самому рисовать.  Я ходил на предварительные курсы обучения рисованию в Педагогическом институте, когда закончил в школу, поступил в Художественное училище Терлемезяна, а потом учился в Театрально-художественном институте.  

– Что по-вашему означает быть художником?

– Для меня – это самая соответствующая моему характеру профессия. По профессии я должен был стать или футболистом, или художником, или фокусником. В детстве это были три занятия, которые мне нравились. Я был в восторге от показываемых фокусов в цирке.

– А соединить никак нельзя?  Пикассо считал, что его фантасмагории, несомненно, имеют нечто общее с трюками иллюзиониста, фокусами, игрой.

– Я тоже в своих полотнах порой создаю фокусы.

– Почему Вы выбрали сюрреализм?

– Думаю, в моих картинах есть некая нарративность, как в сюрреализме. Некая загадочность, связь со снами, таинственность и психологизм мне интересны.  

Расскажите об участии в художественной группе «3-ий ЭТАЖ».

– В этой выставке приняли участие многие художники. Мы были вдохновлены, был энтузиазм. Эта выставка нам дала большой подъём. Она нас снабжала уверенностью, собирала нас. В эти годы художники научились общаться друг с другом, группироваться.

Какие направления Вы пробовали в своём искусстве?

– В годы учёбы меня очень вдохновлял импрессионизм. Присущая импрессионизму лёгкость цвета и воздуха мне очень нравились. Но потом меня завлёк Рене Магритт своими фантасмагориями. И мне очень нравится Анри Руссо, которого я тоже считаю сюрреалистом. Кроме них мне очень нравился Эндрю Ньюэлл Уайет – один из наиболее выдающихся художников США, работавший в 20 веке. Настолько же выдающийся, насколько недооценённый. Его работы насыщенны лёгкостью атмосферы,  искренностью. Из армянских художников очень люблю  Мартироса Сарьяна и Акопа Акопяна. И в последнее время начал очень любить Акопа Овнатаняна, которого можно назвать «армянским Энгром». Но отношение к восприятию работ художников у меня часто меняется в течение жизни.   

– А какие у Вас есть хобби?

– Сейчас хобби нет. Но в юности я коллекционировал марки и картинки футболистов, я ведь сказал, что думал стать футболистом.    

 Вы к тому же иллюстрировали огромное количество книг, в основном детские. Какие?

– Я оформил почти все армянские сказки, сказки Ованесса Туманяна, Газароса Ахаяна, все народные сказки. Я оформил несколько книг детской писательницы Ноник Саркисян. Ещё я делал  художественные театральные афиши.

– Вы помните свою первую выставку?

– У меня было немного персональных выставок, в основном были групповые. Первая выставка состоялась в галерее «Габонэ»

– Вы являлись главным художником Экспериментального молодёжного театра. 

– Этот театр был интересен тем, что не предъявлял академических требований и был намного свободнее.

– Вы принимали участие на Пекинской китайской биеннале. Насколько они успешны?

– Куратором была Сона Арутюнян. Это, конечно же, была важная для ознакомления встреча. Это была единственная биеннале за рубежом, в котором я принимал участие.  

– Расскажите о совместной с москвичами  выставке «Закрытый город».

– Это была интересная выставка. Мы познакомились с московскими художниками: Натальей Абалаковой, Анатолием Жигаловым и скульптором-поэтом Игорем Иогансоном. С ними велись интересные продолжительные беседы.  

– У Вас есть совместные проекты с супругой художником Аревик Аревшатян. Насколько успешно они проходили?

– Мы выставляли наши инсталляции, первая была представлена в галерее «In vitro» Чарли Хачатряна и Назарета Карояна. Зрителям наши работы очень нравились. Они делались параллельно с нашей основной деятельностью и вливали в нашу жизнь новую струю.

– В каких музеях выставляются Ваши произведения?

– Мои картины находятся в Национальной галерее Армении (Ереван), Музее современного искусства (Ереван). Много работ в частных коллекциях в разных странах: России, Армении и за рубежом.

– Есть ли принципы, которые бы Вы порекомендовали начинающим художникам?

– Конечно, трудно что-либо советовать, ведь это индивидуальный вопрос. Он, как художник, должен любить искусство, должен быть наблюдательным, видеть и чувствовать метко, и главное, должен в конце концов обладать талантом.

– Какие у Вас мечты?

– Я мечтаю иметь небольшой домик в тихом местечке на берегу далеко от всего мира, чтобы никто ко мне не имел доступ…  Кроме друзей художников, конечно.

Арутюн Зулумян

Top