• Чт. Фев 29th, 2024

Елена Раквиашвили: «Искусство способно разрешить любые проблемы»

Мар 24, 2023

ИНТЕРВЬЮ

«Наша Среда online» – Елена Раквиашвили – грузинский художник, который работает в искусстве, часто фигурируя в междисциплинарных сферах. Уже много лет она принимает участие в  различных международных выставках, рисует, снимает видео-арты, делает перформансы и  энвайронменты.    

– Чем для вас является искусство?

– Для меня искусство – это одна из жизненно важных потребностей, оно помогает мне жить и самоутверждаться, помогает выразиться и защитить себя, для меня искусство – это жизнь.

Где вы учились?

– В детские годы я училась в специализированной художественной школе, где учили всему: как рисовать,  как работать практически со всеми подручными материалами, даже металлами, как делать холодный и  горячий батик.  Помню, как мой учитель рисовал, он делал это с таким удовольствием, что у него от этого текли слюни, словно он ел нечто, удивительно вкусное. Может именно воспоминание этой картины помогает мне относиться к живописи с каким-то благоговением. Эта школа сыграла в моей жизни очень большую важную роль, и помогала мне. Все, полученные в школе навыки, я использую в течение всей жизни. В 90-ые, когда не было работы, и, казалось бы, нет никакой возможности выжить, я создавала гобелены и продавала их, делала батик. Затем я училась в училище Якова Николадзе, потом поступила в Академию художеств.

– Есть у вас темы, при разработке которых, вам без сомнения, нужно обращаться к искусству?

– Несомненно, искусство мне помогает выжить. Когда у меня в жизни возникают, казалось бы, совершенно неразрешимые проблемы, искусство мне очень помогает их разрешить.

– Как появилась идея, пользоваться вином, как творческим средством для росписи?

– Вино – для меня, это волшебный состав. Было время, когда я специально изучала его чудодейственные свойства, а потом я принялась им рисовать и писать, как рисуют тушью. Вино и письмо – для грузинского человека, это два священных понятия, которыми он пользуется, и я решила соединить их, начала создавать, как бы, грузинскую каллиграфию, написанную вином из винограда. Слово «грузино» по-грузински означает вино. На свете существует 525 сортов грузинских вин, и я хочу, найти литеры, соответствующие каждому из них. Теперь – это основное дело, которым я занимаюсь, создавая перформансы. Акция, которой вы стали свидетелем, когда в 2019 году принимали участие на фестивале «Артистериум», это один из перформансов, которые я делаю,  эти перформансы очень нравятся всем, потому что вино всегда сильно раскрепощает людей. Технически вино очень напоминает акварель, но если акварель имеет цвета, то вино, поскольку это органический материал, бесцветно, или правильнее сказать, обладает неопределённым цветом, который со временем улетучивается, и возникает ощущение, что рисунок, сделанный вином, живёт вместе с вами и стареет. В этом и заключается основная концепция этих перформансов.  

– Каким является грузинское искусство?

– Грузия – это маленькая периферийная страна, но несмотря на все исторические, социальные и экономические проблемы, которые сопутствуют Грузии, у неё – значимое искусство. Грузинское искусство всегда интересно и современно, обладает мудростью и хорошим вкусом, всегда актуально пульсирует и реагирует на все происходящие в мире события, и если бы у Грузии не было так много социальных и экономических проблем, и была бы возможность больше внимания уделять грузинскому искусству, то оно занимало бы мире значительное место.  

– Насколько для вас актуально в своём творчестве обращаться к грузинским мотивам?

– Очень важно. Я не могу и не желаю отрываться от собственных корней, ибо в них и отражается вся моя сущность. Искусство в мире становится все более плоским и банальным, обретает все более гламурные черты, а грузинское искусство не поддаётся таким влияниям, сохраняя свою неординарность. Во всем мире все больше и больше внимания обращают на технически безукоризненное исполнение произведения, чем на его содержание, замысел, композицию.  

– Должно ли искусство носить выраженный национальный характер?

– Не думаю, в мире так много проблем, которые народам требуется разрешать сообща, что искусство скорее в большей степени занимается разрешением более общих, всечеловеческих вопросов. В случае, когда политикам не удаётся договориться между собой, искусство может больше способствовать тому, чтобы привести разные мнения к общему знаменателю. Искусство способно разрешать даже проблемы, которые никак не могут разрешить политики.

– Вино, как интерактивный спектакль. Расскажите, что это означает?

– Во время своих перформансов, я пытаюсь подключить к процессу всех присутствующих. Мне хочется раскрепостить и освободить их от общих задач, это чтобы посредством перформанса создать единую благоприятную атмосферу для единения людей. В грузинской традиции, когда организуется застолье, люди собираются и пьют вино, раскрепощённо беседуя между собой и прислушиваясь к тостам тамады.  

– Где у вас проходили выставки?

– Я делала выставки во многих городах: в Нью-Йорке, в Венеции, в Дрездене. Мне особенно запомнилась выставка в Германии, в том самом месте, где сходятся границы трёх стран: Германии, Бельгии Нидерландов. В этом месте я сделала ленд-арт, и у меня есть замысел, такой же проект организовать в Закавказье, где участниками станут Грузия, Армения и Азербайджан. Сделать перформанс на Красном мосту, где встречаются все три страны.

– Вообще-то Армения и Азербайджан сейчас воюют между собой.

– Я и надеюсь, что этот перформанс привнесёт мир. Я всегда против военных дислокаций, и мне нравится, когда народы приходят к единогласию и живут в мире.

– В какой стране вам больше всего нравится выставляться?

– Больше всего люблю делать выставки в Тбилиси,  конечно, очень престижно выставляться в таких местах, как Гуггенхейм в Бильбао, или в Вайт-клуб в Лондоне, но я очень люблю Тбилиси.

– Расскажите про жанры, в которых вы работаете.

– Если сейчас я стала больше внимания обращать на живопись, то раньше я больше снимала видео-арты и создавала маленькие фильмы. Люблю делать фото-инсталляции, люблю создавать энвайронменты. Энвайронменты могут увлечь меня так сильно, что я могу ими заниматься, забыв обо всем.   

– Каких художников вы почитаете в качестве своих кумиров?

– Их немало. Очень люблю грузинских художников 20-х годов прошлого столетия, люблю прислушиваться к рассуждениям великих об искусстве, очень внимательно отношусь к замечаниям и рекомендациям, которые мне дают другие. Например, в Венеции я подошла и заговорила с Аниш Капур.

– А Аниш Капур любит общаться?

– Нет, он вообще не любит говорить. Но он дал мне несколько советов, которые сохранились у меня навсегда.

– Чем вы занимаетесь в свободное от искусства время?

– Все своё свободное время я люблю заниматься своей семьёй. Когда я была ещё молодой, я думала больше о том, как путешествовать, но теперь я понимаю всю важность и необходимость семейного общения, поэтому все своё свободное время я предоставляю своим детям.  

– Принимали ли вы участие на Венецианском биеннале?

– На Венецианском – нет, но был организован фестиваль, альтернативный венецианскому биеннале, в котором я приняла участие, он назывался «За пределами венецианского биеннале» и противопоставлялся ей своей концепцией. Венецианское биеннале уже давно реализует институциональную политику, обходя участие реально интересных художников. Я выступила с перформансом.  

– Что вас особенно вдохновляет к творчеству?

– Меня очень вдохновляет окружающая нас природа, и побуждают к искусству социальные проблемы, которые я предпочитаю разрешать с помощью искусства.

– У вас был проект «Почему стоит приехать в Грузию?»

–  Я уже более 20 лет работаю гидом, и обращаю большое внимание на то, как сильно отличается восприятие Грузии у визитёров из разных стран. И я делала выставки, где показывала, как видят Грузию туристы из разных стран, смотрела на собственную родину их глазами. Мы, живя внутри страны, перестали чувствовать, как мы выглядим в глазах гостей, я и с помощью инсталляций и постановок, демонстрирую это.  

– Расскажите о своей кураторской деятельности.

– Я люблю общение и сделала много кураторских проектов. Есть несколько совместных проектов, которые я сделала вместе со своим немецким партнёром, которые были организованы в Германии. Я помогла ему пригласить к участию в проекте художников из Закавказья. Но сейчас, в качестве куратора, я бы организовала несколько маленьких, с небольшим количеством участников, проектов. По большому счёту, я сожалею, что у нас нет профессиональной подготовки быть кураторами или продюсерами, поскольку у нас в стране этому не обучают. Куратор – это отдельная, очень ответственная профессия.     

– Каково ваше кредо?

– Моё творческое кредо – быть самим собой, что очень непросто, и не всегда удаётся.

Каким будет искусство будущего?

– На мой взгляд, в скором времени все «измы» соединятся, и будут превалировать эклектика и китч.

Арутюн Зулумян

Top