• Вт. Апр 16th, 2024

Первые впечатления об Армении декабриста Евдокима Лачинова

Окт 23, 2023

ДНИ В ИСТОРИИ

Вид на гору Арарат. Гравюра начала XIX века

“Наша Среда online” – Русская литература, посвященная Армении в XIX веке, не является однородной и в жанровом, и в тематическом отношениях: рассказы, дневники и путевые заметки, поэмы, повести, эссе, этнографические и исторические очерки. В воспоминаниях военных, служивших в то время на Кавказе, в яркой и образной форме отразилась эмоциональная сторона восприятия окружающей действительности. Это очень важно в контексте понимания исторических процессов, происходивших в то время и их современным восприятием.

Как мы знаем, в начале XIX века Армения уже несколько столетий была разделена между Османской империей и Персией, ведших между собой нескончаемые войны за господство в Закавказье. В 1783 году Россия установила свой протекторат над Грузией. Россия пришла в Закавказье. В результате русско-персидской войны 1804-1813 гг. в состав России вошли земли Карабаха, где жило много армян.

Несомненный интерес представляют собой воспоминания будущего декабриста Евдокима Емельяновича Лачинова (1799-1875). Впервые Лачинов был отправлен на Кавказ в 1816 году, где он служил под началом главнокомандующего Кавказской армией генерала А. П. Ермолова. Сопровождая в числе других «русского посла» в Иран в 1817 году, Лачинов составил «Дневник следования посольства», в котором он делится своими впечатлениями от посещения Персии и Армении, находящейся под персидским владычеством.

Представляем фрагменты его записей, относящихся непосредственно к Армении.

“17 апреля 1817 г. посольство выступило из Тифлиса, чрез селения Коды, Эмир-Айвазлы, Ах-керпи (Белый, по-солдатски Бабий, мост), горы Ахзе-беюк и Безобдал, селения Караклис; Бекант, Гумри (нынешний Александрополь). 30 апреля вошло в Эриванскую область.”

“Развалины древних зданий в Армении удивляют. Огромные камни плотно притесаны один к другому; цемента не видно. Есть церкви, построенные за одну тысячу лет, и некоторые из них, оставленные без поддержки, местами обрушиваются, но не разрушаются.

1 мая вступили мы в первопрестольный армянский монастырь — Эчмиадзин, близ Арарата, по-татарски Учь-килиса (три церкви) по числу в нем церквей. Монастырь с садом окружен довольно высокою каменною стеною с бойницами. Место прекрасное, вода чистая, здоровая. Строения большею частью в два этажа, но есть и в три. Патриарх, глава Армянской церкви, имеющий в этом монастыре постоянное жительство, встретил посла версты за две от монастыря и, несмотря на свою дряхлость, не сел на дрожки, предлагаемые ему генералом, а со всею свитою ехал верхом. Впереди шли 12 его телохранителей, а еще впереди несли хоругви. При входе монастырь ожидало духовенство в полном облачении и с пением молитв проводило посла в назначенные ему комнаты.

Монастырь этот очень богат и был бы гораздо богаче, если бы эриванский сардар (главнокомандующий) не обирал его. Кроме патриарха, в нем живут четыре архиерея и много духовенства.”

“От Эчмиадзина до Эривани 15 верст и на пятой от монастыря ожидал брат эриванского сардара Гассан-хан с конницею около 3 тыс. В этом числе были кочующие курды, лучшие персидские наездники. Эриванская область не выставляет столько конницы и, вероятно, много мирных граждан красовалось в рядах воинов. Парадному вступлению посольства в Эривань помешал сильный дождь. В версте от города стояла регулярная персидская пехота (сарбазы), которую обучают англичане, но трудно сделать из персиянина хорошего солдата. При пехоте ожидал посла полновластный сардар эриванский и проводил его до города, а через день сделал визит послу, который через час поехал к нему со всею свитою. Сардар угощал завтраком и пригласил на следующий день к себе в сад, где опять давал завтрак, а посол угощал мороженым, шоколадом и ликерами. Посольская музыка сменялась персидскою и пляскою мальчиков. Персидская музыка, пляска и одежда плясунов казались нам дикими.”

“Эривань — обыкновенный азиатский город. Улицы тесны, дома скрыты в садах, которых очень много. Торговля довольно обширная, лавки с товарами изрядные”.

“7 мая перешли верст 20 до дер. Дюгюн, куда выслан почетный караул сарбазов. Потом чрез сел. Девалу, Норашен, Хок в Нахичевань.[…] Нахичевань гораздо меньше Эривани. Местоположение хорошее, садов много. В городе есть башня, сажень в 20 вышины и около ворот с двумя колоннами той же высоты. По преданию, ворота и башня построены Тамерланом. От Нахичевани прошли 13 мая до реки Аракса, близ древней Джульфы; потом к развалинам крепостцы и 15 мая в г. Маранду, верстах в трех от которого встретил Назар-Алн-хан. Тут показывают в мечети гроб жены Ноевой.

Из Маранды 17 мая в Софиян, Соглан и 19 мая в Тавриз, резиденцию шах-заде Аббас-мирзы, наследника персидского престола. От Нахичевани до Маранды верст 85, от Маранды до Тавриза верст 60 (выходит, что от р. Аракса, нынешней нашей границы со стороны Нахичевани, до Тавриза верст 120).”

В эти годы Лачинов по поручению Ермолова сделал также топографические зарисовки некоторых районов Грузии, Армении и Южного Азербайджана. В 1818 г. Лачинов вернулся в Москву и продолжал свою учебу в Московской военной школе для колонновожатых. С апреля 1821, г. служил в квартирмейстерской части Главного штаба 2-й армии в Тульчино, где он и сблизился со многими революционно настроенными офицерами, в том числе и с Пестелем; в дальнейшем он вступил в Южное общество.

Его возвращение на Кавказ состоялось в 1827 году. Об этом в нашем следующем материале.

Подготовил Виктор Коноплев

Источник: Декабристы об Армении и Закавказье. (Сборник документов и материалов), Часть первая. Ереван. АН АрмССР. 1985

Продолжение

Top