online

На грани запрета

ИНТЕРВЬЮ

Катрин Брейя во время Международного кинофестиваля в Торонто в 2010 году (Источник: Matt Carr/Getty Images North America)

«Наша Среда online»Катрин Брейя (фр. Catherine Breillat, род. 13 июля 1948, Брессюир) — французская писательница, режиссёр, актриса, художник-постановщик. В своих литературных и кинематографических работах исследует вопросы сексуальности, гендерных взаимоотношений и насилия, причём раскрывает их так эпатажно и откровенно, что, в частности, её последние фильмы едва не получили гриф «порнография» и в момент выхода находились на грани запрета. Катрин Брейя также является профессором «авторского кино».
В июле 2008 года на Ереванском кинофестивале «Золотой абрикос» Катрин Брейя была удостоена премии имени Параджанова «за смелость в искусстве».

— Я увлеклась литературой, и очень скоро мы с моей сестрой Мари – Элен из Брессюира переехали в Париж. Уже через год, когда мне исполнилось 18 лет, я написала свой первый роман «Легкий мужчина». Следом за первым моим романом появились и другие мои романы: «А затем тишина», «Вентилятор» и театральная пьеса «Одежды моря». Пьеса была написана александрийским стихом.

— ???

Александрийский стих – это двенадцатисложный стих на французском.  Особенность александрийского стиха в том, что фиксированные ритмические ударения ставятся на шестом и двенадцатом слогах, и таким образом делят строку на два равных полустишия. Ещё одно важное свойство – чередование пар мужских и женских рифм в двустишиях.   Название своё он, как предполагается,  получил от произведения «Роман об Александре», который был создан как раз таким двенадцатисложным стихом. Впервые он встречается в конце XI века.

— Ясно.

— Первое участие в кино – это роль Мушетт в фильме Бернардо Берталуччо «Последнее танго в Париже».  В том же фильме моя сестра, Мари-Эллен,  играла роль Моники.

— Когда же вы стали снимать фильмы?

— В 1976 году я познакомилась с продюсером Андре Женовесом. Он искал сценарий для эротической драмы, и я предложила ему на основе своего романа «Вентилятор», написанный сценарий к фильму «Настоящая девчонка». Таким образом, я не только написала сценарий, но и стала режиссером этого фильма.

— Насколько мне известно, «Настоящая девчонка» не сразу была принята для просмотра?

— Фильм стал запрещенным в огромном количестве стран и долгое время был вынужден ждать, пока общество будет готово к восприятию столь откровенных сексуальных сцен, попав в прокат только в XXI веке, четверть века спустя после своего создания. Первым делом, конечно, некоторые особо сердобольные поборники морали восклицали – как же так, обнажение и почти сексуальный акт с четырнадцатилетней девушкой! Однако все просто, актрисе Шарлот Александра на момент съемок фильма было уже 20 лет, да это и видно по ее отлично развитым формам.

— Думаю, что этим вашим дебютным фильмом удалось заставить многих с уважением относиться к женскому полу.

— Однако мой дебютный фильм пролежал в полной безвестности на полке 23 (!) года и реабилитирован был только в 1999-м — на самом радикальном фестивале в Роттердаме, когда его путь совпал с вектором арт-кино, и моё имя тут же обрело статус новомодного брэнда. За это время мне удалось создать и другие фильмы, принять участие в группе над созданием фильмов «И корабль плывет…» Федерико Феллини и «Полиция» Мориса Пиалы. 

— Первоначально ваши фильмы носили весьма дидактический характер. Но от фильма к фильму грань между эротикой и порнографией все больше смывается. Какой фильм в этом процессе является для вас пиковым?

— Фильм «Романс», который в русскоязычных описаниях всюду отмечается как «Романсе Х» есть путаница, которая возникла из-за первого постера фильма, где крестообразной «цензурой» был прикрыт лобок женщины,  принятый за букву. Ваши прокатчики, не разобравшись, начали раскручивать этот «Романс Х». Кстати, в самом фильме название «Romance» написано тоже на фоне этого «значка», в форме «андреевского креста». Фильм посвящается памяти французской и швейцарской киноактрисы и режиссёра Кристины Паскаль (1953-1996), которая во время лечения в психиатрической клинике покончила с собой, выбросившись из окна. Единственный фильм категории «A», т. е. «Adult» или «только для взрослых» по системе рейтингов, введённой в 1997 году, показанный в кинотеатрах Альберты в Канаде. Этот рейтинг присваивается только жёсткой порнографии.

    На «опасную» мужскую роль в фильме, я пригласила порноидола Рокко Сиффреди, который с невозмутимым простодушием демонстрирует свое хорошо эрегированное 28-сантиметровое достоинство (по утверждениям из «достоверных источников», на тот момент уже обслужившее более 4000 партнерш в более чем тысяче порнофильмов.

Я предполагаю, что главной причиной для скандала стала смена ракурса взгляда на секс. В целом интим в «Романсе» показан с точки зрения женщины, а «смутным объектом желания» в фильме становится  мужчина. В итоге вновь дало о себе знать мужское предубеждение против свободы проявлений женской чувственности, от имени которой здесь ведется рассказ.

— По причине изначальной невозможности создавать привычное «эротическое» кино, и выразить себя визуально, вам приходится прибегать к зеркальному отражению, роль которого отводится исключительно мужской сексуальности. Посмотрев на секс не мужским, а женским взглядом, поменяв точку зрения — объект и субъект, ваш фильм, словно раздвигает в «Романсе» тематические, а равно и художественные рамки  примитивных порнокартин,  возникает совсем новый ракурс, вызывающий у мужчин, в силу отведенной им придаточной роли, чувство зависимости, что и напрягает. Так ли это?

— В течение всего времени фильма, идут рассуждения героини, в которых выражена вся  романтика ее души, ее психики. Главная героиня, насыщенная чувствами, ищет дополнительную ее часть – сексуальность. Идет внутренний монолог ее души. В этом-то и заключается главное отличие «Романса» от любого порно, где чувства и психология не задействуются вообще, а балом правит физиология. Там любая прелюдия коротка («Предварительные ласки, вот что я люблю больше всего»), зато кульминация может длиться и длиться, как бы подчеркивая силу и важность самца.

А поскольку «Романс» снят именно с женской позиции, то привычные роли меняются принципиально: мужчине придается второстепенное значение. Однако, при всей кажущейся мужчинам примитивности фильма, обращенного к чисто женским проблемам, я стремилась сделать его максимально  открытым и искренним, словно через девственный взгляд на вещи, о которых, казалось, уже сложно сказать что-то оригинальное. Куда более важно было показать все так, как оно есть на самом деле. Секс, адекватный самому себе, стал в итоге истинным откровением, чем поиски изощрений в новых сексуальных метафорах. Пока шли премьерные демонстрации фильма, в 1999-м приглашаемые на все без исключения крупные кинофестивали, мужчины-критики (и особенно российские) взахлеб смаковали сюжет в своих фестивальных обзорах. Но как только пришло время ставить фильму оценки, они, как правило, ограничивались самыми низкими баллами.
Так воинственный мужской шовинизм по полной программе отыгрался на «Романсе», ополчившись главным образом против «примитива женской философии», которая базируется здесь не столько на умозрительной работе головного мозга, сколько на инстинктивной природе. Шанс существенно приблизиться к ее пониманию как раз я и стремилась предоставить.

— Если я не ошибаюсь, за следующий свой фильм вы получили награду, не так ли?  

Мой следующий фильм – это картина «За моей сестрой» 2001 года. Фильм рассказывает о сестрах. Две сестрички — Елена и Анаис (соответственно 15 и 12 лет от роду) — проводят каникулы с семьей в замшелом курортном городишке. Елена стремится к чувственному познанию, для нее первый сексуальный опыт видится только в категориях ‘любить’, ‘желать’, ‘продолжительные отношения’. Анаис напротив стойко придерживается мысли об исключительно технической стороне дела, что произойдет с мужчиной после акта соития ее абсолютно не интересует. Девочке всего- то двенадцать лет. Что в общем-то понятно — Сестра Анаис —  дурнушка, которую родители приставили к оформившейся и созревшей Елене. Невольно Анаис все-таки становится вуайеристом, как только Елена начинает крутить роман с итальянским студентом-старшекурсником. Анаис, наблюдая за любовниками из-под одеяла, проходит все стадии первого любовного опыта старшей сестры. Я, создавая визуальные планы старалась аккуратно обращаться с предоставленным мне телесным материалом, и не переступать нравственных границ. По этой причине, некоторые сцены получились длинными, с более чем пятиминутным отсутствием монтажных швов; и зритель, словно поневоле, сам оказывается под одеялом рядом с Анаис и наблюдает исподтишка за процессом любви. Оператору приходилось виртуозно балансировать на грани дозволенного и недозволенного, чтобы казалось, что еще чуть-чуть и  глаза зрителя увидят всё, но в это время камера ловко уходила в сторону, и сосредотачивалась на переживаниях Анаис, ее отвращении и одновременно интересе к собственному телу, ревности к сестре, познании собственной сексуальности. Фильм удостоился Золотого медведя сначала на Берлинском фестивале, а затеи и на Каннском.

Есть подозрения, что ваш следующий фильм «Интимные сцены» — в некотором роде пародия на феминистские догмы…

— Я так не считаю. Поговорите с другими режиссерами, и вы поймете, что в большинстве своем они постоянно не уверены в правильности того, что происходит на съемочной площадке. В моем фильме отражается именно этот момент сомнения. Пародия – это для меня очень низкий и неинтересный жанр, хотя он очень распространен, в частности во Франции. Зачастую она высмеивает как раз то, что имеет самое большое значение. Я скорее ищу что-то настоящее, а не пародию на него. В оригинале картина называется «Секс — это комедия». На экране действительно происходит много потешных вещей, во многом объясняющих взаимоотношения современных арт-хаусных режиссеров с окружающей действительностью. Растрепанная и неопрятная Парийо весь фильм мучается сомнениями, психует на съемочной площадке, терзает артистку, неловко флиртует с артистом и в довершение всего ломает ногу, чтобы полфильма проходить с тапочком, привязанным к ступне. Комедия – да.

В результате некоторых профессиональных хитростей, подтверждающих ваш опыт в кино, вам хитро удалось избежать проблем с цензурой, а в некоторых европейских странах «Интимные сцены» вообще получили рейтинг, позволяющий смотреть фильм детям с 14 лет.

Думаю, речь идет о моменте, где бутафор изготавливает для персонажа-актера искусственный орган и молодой актер расхаживает с ним по студии, веселя окружающих и зрителей. Но согласитесь, что на экране будь то настоящий и искусственный человеческий орган выглядят одинаково, но по ханжеским цензурным меркам между ними огромная разница. Именно так   моя провокация превратила эти сцену в пародию, а откровенный секс, на котором держится весь современный арт-хаус, — в комедию. Не каждый внимательный зритель в состоянии приметить в чем хитрость, так что вы молодец! Так я позволила себе поиздеваться над цензурой. И если фильм «Романс» во Франции получил самый жестокий рейтинг, то из-за использования муляжа в «Интимных сценах», картине повесили ярлык ограничений.  В каждом эпизоде можно найти забавные моменты, даже в самом трагическом. И я предпочла, чтобы мой фильм назвали «критической комедией».

— И все же больше всего шума поднял фильм под названием «Порнократия». Что это означает? Некоторые критики даже полагают, что фильм создан не на массовый показ, а для единиц. И такие единицы, которые останутся довольными после просмотра, надо еще хорошенько поискать.

— Порнократия — это новый виток эволюции контакта с человеческим сознанием после сакральных текстов, мифологии, религии и философии. Выйдя из лона вселенской Матери, женского аспекта, Человек сначала пытается познать его, а потом восстает в собственной слабости и неверии. Первый признак человеческого бессилия — война. Мы пытаемся уничтожить только то, с чем не можем совладать, не резонируя с окружающим миром, но противопоставляя себя ему, как что-то более разумное. Конец. Герой не останавливается, несмотря на то, что начинает осознавать, что с ним происходит и что он делает. Он уже все знает, уже любит, но не хочет соединиться с объектом, который в его представлении значительно глобальнее по своей силе, чем его обособленная сущность. Удивляет ли такая развязка? Нет. Такова реальность. В этом состоит извечная философская проблема выбора: слияние, гармония и вечное блаженство, то бишь понятие христианского рая и как его противовес — инстинкт самосохранения, животный страх быть отвергнутым лоном абсолюта, как что-то нечестивое и греховное.

Термин «порнократия»(правление блудниц) восходит к X веку, когда Римско-католическая церковь переживала глубокий духовный и социально-политический кризис. В это время папы сменяли друг друга весьма часто. Происходило это под влиянием женщин из аристократической семьи Теофилактов. По разным данным, они пользовались очень сомнительной нравственной репутацией, используя свою красоту и очарование в политических целях. Полный список пап, попавших под влияние этой семьи, насчитывает 12 персоналий. Безусловно, само явление порнократии могло быть использовано и сторонниками борьбы против института папства, хотя развращённость духовенства в это «тёмное время» многократно подтверждалось целым рядом экспертов.

— Почему герой гей?

Главный герой — гей — это архетип современного общества. Замкнутый круг материи. Никакого выхода в подсознательное. Пустота вещей. Пустота смыслов. Мы больше не ищем, не исследуем, не выходим из зоны собственного комфорта. Главный герой — гей и это не проблема полов. Ориентация здесь как метафора атрофированности человеческой души в целом. Мужчины и Женщины стали, по сути, одним — биологическим материалом.

Какова основная идея, мораль, замысел фильма?

— Это фильм-шокотерапия. Страх, боль, отчаянье и тотальное опустошение, как послевкусие. Это показатели порога слышимости современного уха. Мораль проста: хочешь быть счастлив — просто будь, просто люби, просто береги. Посмотри, мир уже тебе принадлежит, а ты об этом забыл.

Несмотря на пережитый недавно инсульт, вы не сдались, а очень скоро принялись снимать новый фильм хоть и по признанному публикой, но обвиненному в аморализме роману Жюля Амеде Барбе д’Оревильи «Старая любовница».

— Это изумительная книга, а д’Оревильи — настоящий денди. Кроме того, он жертва цензуры, так что у нас с ним много общего. Мне кажется, если бы я жила в ХIХ веке, то была бы Барбе д’Оревильи.

— О чем эта книга?

— О женской конкуренции. Мужчины часто обольщаются, думая, что женщины борются из-за них. На самом деле, любая женщина просто хочет увести мужчину из-под носа у соперницы. Он часто третий лишний в этой борьбе.

— Фуад Эт Атау, играющий, главного героя, действительно в своей обаятельности не уступает Алену Делону?  Где вы его нашли?

— Я случайно обнаружила его за столиком в кафе. Мы как раз заходили в это кафе с директором по кастингу. Напротив нас сидели двое ребят, и один из них и был Фуад Эт Аату. Я взглянула на него и сказала: «Это наш Рино де Мариньи. Вы, конечно, можете продолжать свой кастинг, но это он». Фуад оставил свою визитку, но затем я слегла, а он потерял свой мобильник, и мы разминулись. Когда мы возобновили работу над фильмом, то пересмотрели 200 актеров на эту роль, но мне никто не подходил так, как Фуад. Он нашелся в день своего рождения, который совпал с днем рождения автора «Любовницы» Барбе д’Оревильи. Я не суеверна, но согласитесь, что случай феноменальный. Фуад сыграл просто потрясающе, хотя до этого никогда не снимался.

— В «Тайной любовнице» вы изменили своим принципам снимать недорогие фильмы и создали свой самый дорогостоящий фильм.

— События в фильме происходят не в наше время, и чтобы соответствовать времени, требовались большие затраты. К тому же он дорог мне по другой причине.  Этот фильм спас мне жизнь. Если бы я не начала его снимать, то никогда бы не оправилась после инсульта. Возможно, я бы научилась ходить, чтобы дойти до окна и выброситься из него. Я и раньше-то ничего не боялась, а теперь тем более. Я считаю, что люди, которые боятся терять, мертвы. Фильм «Тайная любовница» на Каннском фестивале 2007 года удостоился награды Золотая пальмовая ветвь.

— Как нынче ваше самочувствие ?

—  У меня порой бывают эпилептические припадки, но врачи уверили, главное что если я не стану снимать фильмы один за другим, то все будет хорошо. В то время, когда я находилась в госпитале парализованная, не было ясно, смогу ли я опять ходить или говорить. Теперь я словно восстала из пепла.

Ново в фильме также то, что вы используете в вашем кино исторические костюмы.

— Абсолютно верно, «Тайная любовница» — это историческая драма эпохи барокко и без костюмов было не обойтись. В «Тайной любовнице» главную роль исполняет профессиональная актриса Азия Ардженто.

— Тем не менее в более ранних фильмах вы часто предпочитали непрофессионалов…

— Для меня нет понятия «непрофессиональный актер». Работа актера над ролью это возможность зафиксировать сознание своего персонажа, сосредоточиться на нем и его жизни, вжиться в него. И я считаю, что  профессионал тот, кто может лучше это сделать. Помню, после работы над фильмом «Порнократия» Рокко Сифреди звонил мне и говорил: «Катрин, все мои близкие говорят, что после твоего фильма я какой-то странный, никак не могу отойти от роли. Я переживаю ее снова и снова, сам на себя не похож». Такой отдачи мне не всегда удавалось получать от тех актеров, которых вы называете профессионалами. Обаяние, шарм подчас бывает куда важнее для фильма, чем какой-то абстрактный профессионализм, который неизвестно кем и как определяется.

— Вы многих ввели в заблуждение, когда после некоторого ряда гендерных тем вдруг обратились к теме сказки.

— Я сама удивлена, что вам что-то непонятно. Меня сильно расстраивает, что сегодня дети столь привязаны к супергероям, у которых нет ни  характера, ни выразительности образов. Другие сказки были в нашем детстве. Когда мы их читали, мы настолько идентифицировали себя с их героями, что наши души переполнялись сочувствием, развивали нашу фантазию и обогащали душу. Ведь в каждом из нас есть что-то от Синей Бороды. С комиксом же такой духовный рост вряд ли реален.  

— Почему вы выбрали сказку со столь тяжким финалом? Вам не нравятся сказки со счастливым концом?

— Счастливый конец не имеет катарсиса, его придумывают сказкам взрослые, которые не хотят, чтобы их дети имели дело со страхом… А в результате. это не дает детям никакого урока, ничему не учит.

—  Чему учит фильм «Спящая красавица»?

— Это сказка была со мной в детстве, но я хочу радикально изменить многие вещи. Это история постепенно восстающей души девочки, которая хочет стать взрослой. Для этого она должна преодолеть длительный и беспощадный период неопределенности, который предшествует взрослению. В фильме все иначе, чем в книге: там девушка засыпала шестнадцатилетней и просыпалась такой же. У меня она засыпает в семь лет, а просыпается в шестнадцать. В ее окружении будет видно, как изменилась эпоха. Первые две сцены фильма разыгрываются на русском языке: я нашла во Франции русскоязычную девочку.

— В 2013 году на мировые экраны вышел художественный фильм «Злоупотребление слабостью». О чем он рассказывает?

— В результате инсульта режиссер независимого кино Мод оказалась в крайне затруднительном положении, став по сути заложницей слабости и немощи собственного тела, в котором все еще горит страстный пожар сексуальных страстей и телесных желаний. В один прекрасный момент жизни ей, вначале на экране ТВ, а потом и вживую, встречается брутальный мачо с криминальным прошлым Вилько, который становится для Мод одержимостью, слепым роковым влечением и вдохновением одновременно. Главную роль режиссера исполняет несравненная Изабель Юппер, с которой раньше я не работала никогда. Юппер звезда французского мира кино и театра, поэтому это малоизвестное кино сразу привлекло к себе внимание. В общем-то фильм рассказывает о моем личном опыте общения с Кристофом Роканкуртом — знаменитым аферистом, известным как “фальшивый Рокфеллер”. Я подружилась с этим «обаятельным французом», уже успевшим покорить Голливуд, примерно в то же время, когда врачи поставили мне тяжелый диагноз, а чуть позже я и вовсе перенесла инсульт. Это был умопомрачительно тяжелый период, когда беды посыпались на меня одна за другой: Роканкурт, воспользовавшись моим беспомощным положением, взял задаток за роль, $ 850 тыс., и скрылся в неизвестном направлении. Как оказалось, таким же способом Роканкурт “разводил” Голливуд в течение последних 20 лет. Причём его жертвами стали звёзды куда большей величины — например Микки Рурк и Жан-Клод ван Дамм.

— Не исключаю, что не каждый бы вышел победителем в такой истории, как у вас. А что случилось с Роканкуртом?

— Кристофера Роканкурта приговорили к 16 месяцам лишения свободы — он отсидел лишь часть срока. За это время успел написать еще одну автобиографию под названием: «Я признаю себя виновным».

Беседовал Арутюн Зулумян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top