online

Мика Морозов в воспоминаниях Народного художника СССР Николая Никогосяна

КУЛЬТУРА

Фото: pbs.twimg.com

«Наша Среда online» — В 2018 году в Москве вышла книга «Пластика жизни. Записки разных лет», автором которой стал Народный художник СССР, ученик выдающегося русского ваятеля Александра Терентьевича Матвеева, скульптор и художник Николай Багратович Никогосян.

Он — автор ряда известных произведений монументальной скульптуры: статуй на Кудринской площади в Москве (1948-1954) и на фасаде Дворца науки и культуры в Варшаве (1952-1955), памятников Микаэлу Налбандяну (1965) и Егише Чаренцу (1985) в ЕРеване, памятника Аветику Исаакяну в Гюмри, погибшим воинам в родном селе Налбандян (1979), а также большого числа надгробных памятников, мемориальных досок и портретов.

В книге есть и размышления, этюды, воспоминания о встречах. А через судьбу Николая Никогосяна прошел весь XX век. В «Пластику жизни. Записки разных лет» вошли воспоминания об академике Абраме Исааковиче Алиханяне, писателе Деренике Демирчяне, фотохудожнике Иде Кар, писателе Луи Арагоне, композиторе Дмитрии Шостаковиче, скульпторе Сергее Коненкове…Вспоминает Николай Багратович и свою встречу с Микой Морозовым, сначала с его детским портретом, написанным выдающимся русским художником Валентином Серовым, а потом и в жизни.
Портал «Наша Среда» предлагает познакомиться с этим замечательным свидетельством ушедшей эпохи.

Каждый раз, когда я захожу в Третьяковскую галерею, я обязательно должен увидеть (мне хочется увидеть) картины своих любимых художников — Серова и Врубеля. Несмотря на то, что это совсем разные художники, оба мне очень близки, оба в моем вкусе. Я ценю их вклад в русское искусство конца XIX -начала XX века. Им надо не подражать, а их надо изучать каждому художнику.

***

Однажды, много лет назад, в зале Серова я с восхищением рассматривал небольшого размера портрет мальчика Мики Морозова. Я был поражен, как великолепно написан портрет, какую огромную силу таит в себе этот детский взгляд. Художник блестяще уловил и передал внешность и характер мальчика. Черные глазки, как две вишенки, и полуоткрытый ротик — облик ребенка захватывает зрителя. Я стоял перед картиной и не мог оторвать от нее взгляда. Вдруг я обратил внимание на дату создания картины — 1901 год, сравнил со своим возрастом (немного более тридцати) и подумал: «А ведь Мика Морозов, наверное, еще жив, если не погиб в революцию. Может, он убежал за границу? Где, в какой стране живет потомок Морозовых? Как приятно было бы увидеть его, поговорить с ним про Серова, узнать, написал ли он портрет по заказу? Узнать, кем стал Мика, все узнать…»

Вскоре мой друг Гранит Малхасян попросил меня сделать надгробие для своего отца, академика Малхасяна. Из уважения и любви к другу я согласился и начал работать над эскизом. Я долго работал, но не мог остановиться ни на одном из вариантов. Когда Грант позвонил узнать, как продвигается работа, я сказал: «Дорогой Грант! Я сделал много вариантов, но не могу решить, какой вам лучше подойдет. Вы с сестрой должны посмотреть все эскизы и выбрать».

— Николай, я поговорю с сестрой, и назначим день, когда тебе удобно. Поедем к ней и вместе будем решать. Аракси живет недалеко, у метро «Новослободская».
На следующий день мы пришли к Аракси. Дверь открыл пожилой мужчина, лет 65-70, седой, но с черными бровями и черными глазами. Увидев Гранта, поздоровался и подошел к двери Аракси: «Аракси Степановна, к вам пришли».

Меня сразу охватила симпатия к незнакомцу. Мне понравились его интеллигентные манеры, приятно было видеть его белые волосы, густые черные брови и острый живой взгляд черных глаз.

После того как мы выбрали эскиз надгробия, я попросил Аракси Степановну, чтобы она познакомила меня с соседом. «Мой любимый сосед, профессор Михаил — я так его называю — очень интересный человек. Он один из лучших знатоков творчества Шекспира. Тебе интересно было бы сделать его портрет. Он много знает о русском искусстве, и у него много картин русских художников. Я сейчас тебя с ним познакомлю».

Мы зашли к нему, и он с радостью и вежливо согласился мне позировать. Во время сеанса я узнал, что профессор-шекспировед Михаил Михайлович и есть Мика Морозов! Как точно великий художник передал черты лица модели! Лицо пожилого мужчины сохранило сходство с мальчиком на портрете Серова.

***

Михаила Михайловича уже давно нет. Теперь, когда я захожу в серовский зал и смотрю на этот чудный маленький портрет, я вижу в нем лицо моего друга, профессора-шекспироведа, каким мне посчастливилось его узнать.

Валерия Олюнина

Источник:

Никогосян Н.Б. Пластика жизни. Записки разных лет. М., 2018 Галерея искусств Niko (nikoartgallery.com)

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: