online

Кнарине Казанчян. Бабушка перелетная

ЛИТЕРАТУРА

«Наша Среда online» — Утром, как всегда в Дилижане, стоит легкий туман, земля просыпается с полудремы, еще сонная и ленивая. Хотя это состояние очень скоро куда-то испаряется, с нарастанием голосистых переливов и перестуков лесных птиц, да и осеннее солнце начинает греть и сиять все сильней, туман куда-то исчезает, словно его и не было совсем. Из соседских дворов слышится перекличка молодых и не очень пижонистых петухов, пытающихся всему свету объявить: “Сверьте часы, господа, уже утро на дворе, пора вставать и жить!”

Именно в эти часы я пью кофе на веранде, в пижаме, налегке, я далеко не мерзлячка. Без кофе у меня день не начинается, ну никак. Это единственное занятие, которое я делаю не спеша. Чашка моя любимая, из еще довоенного чешского сервиза, вся разрисованная мелкими полевыми цветами, без всякого мещанского кобальта или золотых ободков… Давление себе отрегулировала ароматным кофе, а сейчас за дела, за дела – вон их сколько накопилось…

Погода может испортиться, да еще надо успеть собрать последний урожай ягод и фруктов. Для варенья, джемов, сухофруктов и прочих запасов на зиму (а у меня на вывоз, так точнее) я, в отличие от других, беру самое отборное, ведь все это предназначено моим детям и внукам, проживающим ой как далеко. Правда, иногда они летом приезжают ко мне, погостить, и я их всегда сама встречаю в аэропорту, пусть мне «80 плюс», как говорят мои красавицы и красавцы внучки и внуки, но, такие ответственные дела, как встречать и провожать, я беру на себя. В летний сезон много черешни, вишни, ранних зеленых яблок и груш, да, еще есть малина и смородина, дети радуются жизни, простым каждодневным мелочам, а потом, очень скоро, собираются обратно – их ждут работа, учеба, дела…

А я в Дилижане с ранней весны по ноябрь, пока не соберу весь урожай до последнего яблока — ведь самые вкусные и ароматные фрукты это осенние. Вот и приходится каждый год, уже почти двадцать лет, через весь земной шар везти эти вкусности детям. Многие из старых работников таможни амстердамского аэропорта заприметили меня: вначале каждый раз приходилось отвинчивать крышки у баночек, давать нюхать (и не только!) ликеры, раскрывать все пакеты с сухофруктами, отламывать ореховый шароц, открывать все кулечки с высушенной зеленью и устраивать стихийные дегустации для работников таможенного контроля.

С годами у меня накопился некоторый опыт, и, уже в последующие поездки, я была более подготовлена: в сумке всегда были разовые маленькие стаканчики и крошечные пластиковые ложки. А самое главное, у меня в кармане есть письмо, написанное на английском языке моей снохой (я-то ей диктовала на армянском, конечно), где описывается, что я есть владелица большого сада в Дилижане, примерно в 1000 кв.м, где каждую осень собираю богатый урожай фруктов и ягод, а потом из них готовлю всякие запасы. Для интересующихся есть на отдельных листочках описания рецептов приготовления некоторых из них, как дополнение к моей информации. Далее, в письме идет речь о том, что именно в этом багаже и заключен весь смысл моей жизни, так-как я живу в Дилижане одна и только консервирование для моих детей и внуков делает мою жизнь нужной и полезной в глазах человечества.

До написания этого письма мне приходилось на моем скудном английском самой все доводить до разумения таможенников, и мне почти всегда это удавалось. Хотя первое, что мне говорилось это то, что «ввоз еды в США запрещен», на что я сразу отвечала: « But not to me! » (Но, только не мне!), и, далее, на трудно передaваемом английском шел мой рассказ о саде, фруктовых деревьях и необходимости довезти весь багаж до моих родных. Как-то меня на удивление быстро оставили в покое, сразу перестав нюхать и осматривать багаж, даже с каким-то почтением закрутили крышечки всем банкам, извинившись за оказанное беспокойство. Спустя пару минут, когда я разговорилась с пассажиром, у которого также проверяли ручную кладь, и высказала свое удивление этим фактом, он с улыбкой сказал «Еще бы, ведь вы им сказали, что у вас земельный участок в 1000 кв.км, а это не шутка, это примерно, четыре острова Мальта, поэтому и зауважали…». Вот так я легко стала латифундисткой…

Однако, это не означало, что, приехав к дочери в Сан-Диего, я предавалась спокойной и размеренной жизни. Конечно, нет. Надо было сразу те банки, которые дотошно досматривались с открыванием и дегустацией, быстро переложить в более мелкую тару и в холодильник, для скорого использования, а остальные распределить по маленьким посылкам в разные концы Америки.

Всего два раза я перенесла за эти годы сильный стресс. Первый, когда вместо Сан-Диего нас высадили из-за тумана в Лос-Анджелес, а я, особо не догадавшись, искала встречающую дочь в аэропорту, бегала и кричала: «Сусанна! Сусанна! Где ты?» («Сусанна! Сусанна! Вортех эс?», конечно, по-армянски), при этом параллельно за мной бежали двое сотрудников аэропорта, пытающиеся тщетно посадить меня в автобус с пассажирами, направляющийся в Сан-Диего. Когда мне по-человечески объяснили, лишь тогда я поняла и успокоилась. И, второй случай, когда в одном из транзитных аэропортов мне показалось, что я потеряла паспорт, о чем сразу поставила в известность по телефону сына и дочь. После того, как меня назвали растяпой, я обиделась – собралась, успокоилась и… нашла паспорт на дне сумки с хрупким фарфором, который я везла в подарок дочке на новоселье.

Еще один казус был, когда я гуляла в Сан-Диего, а потом потерялась, но смело села в автобус и смогла объяснить водителю где живу, хоть и не знала адреса. Он аккуратно развез всех пассажиров и довез меня до дома, сделав порядочный крюк в своем маршруте. Вот удивила я своих, когда торжественно вышла из пустого автобуса и тепло попрощалась с водителем! Я вообще-то легко нахожу язык со всеми: вот как-то решила купить ковер (и это в Сан-Диего, где температура редко спускается ниже 20C), нашла молодого русскоязычного сотрудника магазина, который оказался азербайджанцем, сделала покупку, и уже мой новый знакомый не только помог вынести ковер из магазина, но и сам лично довез меня до дома, благо его смена как раз закончилась.

Зиму я в последние годы почти не видела. Хотя иногда бывает, что уезжаю из Дилижана с первыми морозами или снегом, это если зима ранняя, или же, приехав в марте, иногда могу застать ее отголоски. Однажды, в мае, когда все мои деревья были в цвету, посыпал красивый классический снежок, который даже не долетал до земли и не успел повредить саду.

И все же, побывав в разных городах и странах, больше всего на свете я люблю свой дом и сад в Дилижане, который мы с мужем обустроили. Это моя Родина, во всех других местах земного шара я в гостях. Это чувствуют даже те семена цветов, которые я привожу с собой из поездок. Они у меня растут более красивыми, нежными и ароматными, чем где-то там, за океаном, становятся нашими, своими, без всякого заморского гонора и высокомерия, и, уже через сезон, гармонично смотрятся вместе с моими аристократками розами и простушками флоксами. Это земля у нас несет волшебную энергетику и вода у нас потрясающая (как нахваливал Рубен-джан из «Мимино»), да и любим мы по-особенному… Вот так!

9 мая 2020

КНАРИНЕ КАЗАНЧЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top