online

Александр Князев. «Иван Бунин. Два перевода с армянского: история публикаций»

ЛИТЕРАТУРА

Иван Бунин

«Наша Среда online» — В 1916 году, в Петрограде и в Москве друг за другом выходят два сборника, посвящённых армянской литературе. Один, «Сборник армянской литературы», составленный А. М. Горьким и В. С. Терьяном, в петроградском издательстве «Парус». Другой – «Поэзия Армении с древнейших времён до наших дней в переводе русских поэтов» (издание московского армянского комитета), под редакцией, со вступительным очерком и примечаниями В. Я. Брюсова. В обеих книгах были опубликованы поэтические переводы с армянского, сделанные Иваном Алексеевичем Буниным.

     У Бунина переводов из армянской поэзии всего два. Он считал их неудачными и, в силу собственных сомнений, отказывался от предложений переводить ещё.

     Полагаю, читателю небезынтересно будет проследить историю первых публикаций этих двух переводов не в очередном пересказе, а непосредственно через переписку переводчика с редакторами сборников.

     Итак.

     В середине декабря 1902 года вышла из печати книга «Современные армянские поэты» (М.: Типолитография Дерягина, 1903), в которой на с. 53 был напечатан первый перевод Бунина с армянского: стихотворение Александра Цатуряна «Мрачна, темна душа моя…». Второй перевод – стихотворение Аветика Исаакяна «Моя душа объята тьмой полночной…» впервые появился на 135-й странице сборника под редакцией проф. Ю. Веселовского и Г. А. Халатьянца «Армянская муза» (М.,1907), увидевшего свет в октябре 1906-го (Данные о появлении из печати обоих сборников взяты из «Летописи жизни и творчества И. А. Бунина. Том первый. 1870–1909», с. 487 и 611).

     При подготовке сборников 1916 года, их редакторы-составители Алексей Максимович Горький и Валерий Яковлевич Брюсов, оба обратились к Бунину с предложениями сделать новые переводы стихов армянских поэтов. Иван Алексеевич был вынужден по объективным причинам отказаться. Тогда последовали настойчивые просьбы о разрешении опубликовать переводы, которые уже были напечатаны. Впрочем, подробности – из-под пера главных участников этой истории.

А. М. Горький – И. А. Бунину

        Дорогой друг,
   не возьмёте ли Вы на себя труд перевести на русский язык стихотворения Саят-Нова и Туманяна? Построчные переводы при сём прилагаю.
   Если Вы не согласны – будьте добры возвратить рукописи по адресу на конверте.
   Если же согласны – Вы очень обрадуете нас и поможете осуществлению хорошего дела. Стихи предназначаются для литературного сборника «Армения». Предполагаются ещё сборники: грузинский, финский, латышский, еврейский и т. д.
   Не пожелаете ли Вы взять на себя редактуру стихотворений во всех этих сборниках?
   Очень хотелось бы видеть Вас, о многом говорить с Вами!
   Привет Вере Николаевне, всего доброго Вам!
                                                                                                                                                                        А. Пешков

Июль 15
915.

И. А. Бунин – А. М. Горькому

       Дорогой Алексей Максимович, я не ответил Вам на Ваше первое письмо (полученное мною 2 июля) и запаздываю ответом на последнее (полученное 18-го) по причинам подлым, но извинительным – опять погибал от кровотечения! По тем же причинам, – т. е. ввиду обескровленного мозга, – и ещё потому, что боюсь взяться за тёмное дело, – подстрочник всегда тёмен, – очень прошу Вас извинить мне отказ от переложения стихов Саят-Новы и Туманяна. Да и пора мне написать что-нибудь – многим я, несчастный, наобещал! Вам, если выйдет что, дам, конечно, в первую голову. Со статьёй о русской литературе, верно, надую, – ей-богу, как-то не до того теперь, – а рассказ дать очень постараюсь. Интересует меня Ваше книгоиздательство чрезвычайно – всячески желаю успеха и всячески готов помочь ему. Поговорить о нём – и вообще поговорить с Вами – большая жажда. Думаю, что в августе поеду на север – тогда специально приеду к Вам. Напишите, пожалуйста, непременно ли нужен для Вашего сборника о мужиках рассказ – как, помните, Вы говорили – или другое что можно. Крепко жму Ваши руки!

Ваш Ив. Бунин.

25.VII.1915.
<с. Глотово – ст.> Измалково, Орловск. губ.

В. Я. Брюсов – И. А. Бунину

Москва, 1 Мещанская, 32.
12 августа 1915

        Многоуважаемый и дорогой Иван Алексеевич!
     Группа армянских поэтов обратилась ко мне с просьбой – редактировать сборник «Поэзия Армении», где эта поэзия, – поистине весьма замечательная, была бы представлена в русских переводах от древнейших времён (X–XIV в.) до наших дней. Согласился я лишь после долгого колебания и лишь тогда, когда решился предварительно изучить армянский язык, чего и достиг (до известной степени, конечно), посвятив урокам с профессором-армянином всё это лето (с июня). В настоящее время уже идёт работа по составлению самого сборника. Я позволяю себе обратиться к вам с усерднейшей просьбой – не отказать и в своём участии. Среди сотрудников у нас есть А. М. Фёдоров, Вяч. Иванов, К. Бальмонт, Ф. Сологуб и было бы очень-очень дорого присоединить к этим именам ваше имя. Разумеется, мы не можем спрашивать с вас слишком большого, чтобы и вы захотели заняться изучением языка, хотя это – труд, который, как я убедился на опыте, вознаграждается сторицей. Но, может быть, вы согласитесь сделать один или несколько (чем больше, тем нам будет приятнее) переводов с подстрочного русского перевода, к которому будет приложена точная транскрипция, русскими буквами, подлинника. Так исполняют переводы и все другие наши сотрудники, да и я тоже, ибо мои познания в армянском языке всё ещё не позволяют мне обходиться совершенно без таких пособий. В своё время вы уже дали несколько переводов с армянского, и теперь я, со знанием дела, могу утверждать, что они принадлежат к самым удачным, какие только существуют на русском языке. Исполнением просьбы вы крайне обязали бы и лично меня, и всю редакцию сборника, и весь «Армянский комитет», являющийся издателем.
     Ввиду общественных задач, преследуемых сборником, – ещё раз обратить внимание русских людей на армянский народ, показать, что он заслуживает всякого нашего внимания не только по причине неимоверных бедствий, переживаемых им, – редакция считает своим долгом быть бережливой в расходах (вспомните, что на том же Комитете лежат заботы об армянских общинах!). Поэтому обычным гонораром за переводы назначено 50 коп. за стих. Но, конечно, если для вас такой гонорар неприемлем, вам следует лишь сказать слово и для вас будет с радостью сделано исключение.
     Надеюсь, вы найдёте возможным ответить хоть несколько слов по возможности в ближайшие дни, так как хочется с изданием поторопиться. В случае вашего согласия, мы тотчас же вышлем вам тексты с переводом (подстрочным) и транскрипцией.
     Душевно преданный вам Валерий Брюсов.

P. S. Во всяком случае просим усердно – не отказать в одном: позволить нам перепечатать ваши переводы с армянского, уже появлявшиеся в печати; мне известны два таких перевода, один из Исаакяна, другой из Цатуряна.

И. А. Бунин – В. Я. Брюсову

<с. Глотово – ст.> Измалково, Орловской губ.
19.VIII.1915

                                                           Дорогой Валерий Яковлевич!
   Позвольте ответить Вам условно: будьте добры прислать мне одно или два небольших стихотворения, я попробую передать их, и если выйдет что-нибудь путное, с величайшим удовольствием напечатаю у Вас; если нет – а я очень боюсь, что может так случиться, ибо подстрочник, как бы хорош он ни был, почти никогда не задевает сердца, – великодушно извините. Что до прежних моих переводов с армянского, то Ваши похвалы им я всецело отношу к Вашей любезности: я совершенно не помню их, но убеждён, что они плохи, – дело давнее, на которое я неразумно согласился по чьему-то настоянию, – и очень прошу Вас не перепечатывать их.
   От души желаю успеха Вашему хорошему делу.

                                                                                                                                                                    Ваш
                                                                                                                                                                          Ив. Бунин. 

А. М. Горький – И. А. Бунину

29 сентября 1915, Москва

          Дорогой Иван Алексеевич!
   Очень прошу Вас – разрешите напечатать прилагаемые Ваши переводы в армянском сборнике, издаваемом «Парусом». Будьте добреньки!
   Налаживается ежемесячник, сборники и прочее такое, а Вас нет! Вы обещали рассказ, – а рассказа нет!
   Дорогой друг! Очень хочется видеть Вас, нужно о многом говорить с Вами. Когда Вы будете в Москве или Питере?
   Я завтра уезжаю в Петроград.

Адрес: «Парус», Лиговка, 44, 110.
Крепко жму руку.
Привет В. Н.
Всего доброго.
                                                                                                                                                                                                    А. Пешков

Николай Телешов, Иван Бунин, Максим Горький. Ялта 1900

И. А. Бунин – А. М. Горькому

       Дорогой Алексей Максимович, эти «переводы» с армянского – думаю, что именно эти, так как иных у меня, кажется, нет – просил у меня для перепечатки в подобном же сборнике Брюсов, приступал несколько раз, с непонятной для меня настойчивостью, но я остался «твёрд, спокоен и угрюм», ибо, принимая во внимание давность этого дела, предполагал, что сделано оно плохо. Теперь вижу, что я не ошибся, – стихи точно неважные, в чём повинны оба – и автор, и переводчик. Как же мне быть теперь? Если я соглашусь на Вашу просьбу, люто обижу Брюсова и напечатаю то, что не следует печатать. Если не соглашусь – Вы рассердитесь… Решаю так: да будет воля ваша.
     Видит Бог, как я хотел бы дать Вам что-либо. Но такого года я и не запомню – не запомню такого тяжкого душевного состояния, в каковом я уже давно нахожусь. Писать я совсем почти ничего не писал. – Отчего не сообщаете, когда именно будет готов Ваш сборник и что в нём?
     С радостью надеюсь вскоре увидеть Вас, надеюсь уехать отсюда в конце октября. Крепко Вас целую. – Поклон Ивану Павловичу.

                                                                                                                                                                   Ваш, Ив. Бунин.
10.X.1915.
<с. Глотово – ст.> Измалково, Орловск. губ.


     Из «Летописи жизни и творчества И. А. Бунина» (М.: ИМЛИ РАН, 2011) известно, что Бунин приезжал-таки в Петроград на три дня, и пробыл с 19 по 21 ноября 1915 года. В день приезда он встретился с А. М. Горьким. Тогда они обсуждали предполагаемые публикации в журнале «Летопись», готовящемся к изданию Горьким и А. Н. Тихоновым, директором издательства «Парус». Можно предположить, что Горький изустно ответил Бунину и на все интересующие того вопросы о сборнике, которые Бунин задавал в письме, и уже при личной встрече поэт дал окончательное согласие на публикацию своих двух переводов в «Сборнике армянской литературы»…

    Остаётся добавить, что «Сборник…» был сдан в печать в октябре 1915 года, и вышел из типографии в мае 1916-го.

   Переводы Бунина были напечатаны и в петроградском сборнике, и в московском (под редакцией Брюсова), вышедшем в свет позже. Ваан Терьян, который вместе с А. М. Горьким составил первый сборник и принимал участие в подготовке второго, писал: «<…> Мы договорились с московским сборником не повторять одни и те же материалы – очень сократили поэзию в нашем – всего займёт два листа, посвятив московский целиком поэзии <…>». Бунину, имя и авторитет которого сыграли здесь главенствующую роль, было сделано исключение. И переводчику спокойнее. И никому не обидно…

     А вот и два произведения, описанием первых публикаций которых автор этих строк позволил себе отнять немного времени у читателя:

Александр Цатурян

Мрачна, темна душа моя!..
Измучен безнадежным горем,
на берег моря вышел я –
тоскою поделиться с морем.

О, беспредельной зыби даль!
Ты тоже мечешься, бушуя,
тебе сродни моя печаль,
ты ропщешь, как и я, тоскуя.

Внемли же мне, поплачь со мной
и отзовись на голос друга!
Быть может, сблизившись душой,
мы позабудем боль недуга.

Иль пусть, как сёстры навсегда
печали наши и томленья
в волнах исчезнут без следа,
и там найдут покой забвенья.

Мрачна, темна душа моя!
Измучен безнадежным горем,
на берег моря вышел я –
тоскою поделиться с морем!..

1865
Перевод 1902 г.

Аветик Исаакян

МОЯ ДУША…

Моя душа объята тьмой полночной,
я суетой земною истомлён.
Моей душой, безгрешной, непорочной,
владеет дивный и великий сон.

Лазурнокрылый ангел в небе реет,
на землю дева сходит, и она
дыханьем звёзд, лобзаньем неба свеет
с моей души ночные чары сна.

И день, и ночь её прихода жду я, –
вот-вот она покинет небосклон,
рассеет ночь души – и, торжествуя,
я воспою мой дивный, вещий сон!

1875
Перевод 1906 г.

Александр Князев
14–16 августа 2020 года.

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top