online

Фальсификации азерпропа в области наследия «русского периода» Александра Таманяна

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

«Наша Среда online» — Сегодня мы вновь поднимаем вопрос о разрушении христианских и советских памятников на территории Нагорного Карабаха и о тех задачах, которые ставят перед всем мировым сообществом новейшие варвары, которые пришли  к нам из вчерашней советской республики, уничтожая наследие не только армян, но и тех автохтонных народов Кавказа –лезгин, талышей, удин и др. Речь идет о том, что режим президента Азербайджана Ильхама Алиева одинаково пристрастно уничтожает как армянские христианские храмы, так и памятники героям Великой Отечественной войны, социалистического труда армянского происхождения.

Практика уничтожения храмов, армянских кладбищ, кладбища средневековых хачкаров в Нахичевани при вопиющем попустительстве ЮНЕСКО – это продолжение армянского геноцида. Фашиствующим варварам важно не только стереть с лица земли народ, убивать и пытать пленных в нарушение международных конвенций, но уничтожать  его культурный код и прежде всего – сакральные поля.

Конечно, Азербайджан не гнушается использовать разные приемы. Он не только наступает, но и отступает, маневрирует, делает демократическую мину при плохой игре. Так, при приближении празднования Великой Победы в 2020 году, режим Алиева рапортовал о том, что Азербайджан в полной мере разделяет память о войне и погибших героях. Азербайджанцы участвовали в параде Победы.

Однако, закончился Победный Май, и началась уже совсем другая война – за Нагорный Карабах (Арцах). И пропагандистская машина Баку показала всё, на что она способна. Для нее было вполне возможным назвать армянский христианский храм «сортиром» в эфире федерального канала, что нанесло оскорбление всему христианскому миру; можно клеветать на бойцов Таманской дивизии наймиту азерпропа, лжеисторику Олега Кузнецова.

Список расширялся. И как мы понимаем, если для азерпропа можно осквернять память воинов Красной Армии, того, кто дошел до Рейхстага и танцевал победный кочари, почему бы не нанести удар по талантливым зодчим советской эпохи? Правда, в этом контексте мы не говорим о тех архитекторах армянского происхождения, кто строил города самого Азербайджана. Нам пока не ясно, будут ли уничтожены бакинские шедевры этнического армянина Николая Баева?

Да, сегодня азерпроп воюет не только с уже умершими героями, маршалами Победы, полностью разрушив село Чардахлу, давшему СССР маршала Ивана Баграмяна и маршала бронетанковых войск Амазаспа Бабаджаняна, 12 генералов и 7 Героев Советского Союза. Баку воюет и с выдающимися деятелями искусства, науки и культуры, живших как в СССР, так и в Российской империи, в своих изощренных опытах объединяя ненависть к ним вместе с фальсификацией истории.

Армяне и тот, кто включен в информационную борьбу, наблюдая те факты вопиющего культурного геноцида в медиа, и в академической науке (правда, что в мировом сообществе такого понятия, как «азербайджанская наука» нет), уже привыкли к таким фактам, что разрушено в Баку Наримановское кладбище или в Нагорном Карабахе снесены купола церкви Канач Жам в Шуши (Иоанна Крестителя).

В последние месяцы азербайджанцы стали выбирать выдающихся персоналий армянского происхождения, которые раньше имели «неприкосновенность». Особенно парадоксально смотрится этот новый виток войны, когда речь идет о публичном осквернении в СМИ таких выдающихся зодчих, как Каро Алабян или Александр Таманян.  В этих информационных «вбросах», конечно, вы не увидите ссылку на источник –исторический или культурологический. По той причине, что он отсутствует. Речь идет все о той же армянофобской риторике самого низкого рыночного пошиба.

Выдающийся зодчий Каро Семенович Алабян (1897-1959), автор прекрасных архитектурных шедевров, уже несколько лет находится под ударом бакинских писак. Дело в том, что Алабян – не только строил, к примеру, Сочинский морской вокзал (вместе с Леонидом Каликом), руководил разработкой Генплана восстановления Сталинграда, проектировал здание Центрального академического театра Российской армии (совместно с Василием Симбирцевым), но и возглавлял различные организации. В годы Великой Отечественной войны руководил работой Союза архитекторов и Академией архитектуры, возглавлял специальную мастерскую академии, где разрабатывались планы маскировки важнейших промышленных и оборонительных сооружений.

Был он член Комиссии по учёту и охране памятников искусства, председатель Комиссии по восстановительному строительству ССА, вице-президентом Академии архитектуры СССР. И этого послужного списка уже достаточно для азербайджанских псевдокультурологов, чтобы прилепить к личности Каро Семеновича ярлык «доносителя». Якобы, Каро Семенович в перерывах между архитектурными чертежами, восстанавливая разрушенные фашистами города (Киев, Воронеж, Сталинград), находил время  и для пасквилей в адрес своих коллег. И вся эта маргинальная ересь – в адрес не только талантливого архитектора, но и человека с убеждениями, которые он не боялся защищать даже в споре с Лаврентием Берией, за что сам пострадал и чудом спасся от репрессий благодаря поддержке Анастаса Микояна.

В августе 2020 года, за несколько недель до начала войны в Арцахе, на ресурсе news.myseldon.com вышла публикация Зульфугара Ибрагимова, выражающая недовольство Азербайджана по поводу инициативы сотрудника Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона им. В.Б. Арцруни Валерии Олюниной об установлении мемориальной доски Александру Таманяну в Москве. Плохо образованный автор (его имя не известно в архитектурных кругах как России, так и, думается, Азербайджана) выводит причудливую аргументацию, развивая антитаманяновскую риторику. Мол, зачем здесь нужна его табличка, он создал в Москве всего два объекта.

Цитируем:

«В Черноморско-Каспийском регионе он более известен как разрушитель исторического Иревана, азербайджанского города, переданного в 1918 году армянам под столицу слепленной кое-как из земель других народов Армении.

Таманян не внес особого вклада в архитектуру России, зато оказал неоценимую услугу соплеменникам, мастерски стерев с лица земли все следы азербайджанской и мусульманской культуры и цивилизации. План реконструкции Еревана от 1936 года — это масштабный акт вандализма, по степени цинизма несравнимый ни с чем. Благодаря Таманяну, арменизированный Ереван не сохранил никаких признаков исторического города, что, впрочем, очень осложнило задачу армянской стороны при подготовке торжеств по случаю фальшивого юбилея столицы. Кроме того, столица Армении была спроектирована с учетом вида на гору Агрыдаг, чтобы последующие поколения армян могли созерцать объект недостижимых фантазий армянства и постоянно подпутываться ненавистью. Все продумано, все учтено».

Во-первых, Зульфугар Ибрагимов немного опоздал. В Москве уже есть мемориальная доска прямо на фасаде шедевра  А.Таманяна на особняке (Доходном доме) князя Щербатова  по адресу Новинский бульвар, 11.

Проект здания был удостоен I премии и золотой медали конкурса лучших построек, проведённого городской управой в 1914 году. О результатах этого конкурса 04.04.1914 года (22.03.1914) сообщалось на страницах газеты «Русские ведомости».

Речь шла о моей идее установить доску на Доходном доме Веры Фирсановой на Пречистенке, 32/1. Таманян реконструировал это здание по приглашению известной домовладелицы и мецената.

Во время перестройки  в 1915 году Таманяном были изменены интерьеры второго этажа и фасады. Рекреационный зал вновь стал концертным, в нем устраивается эстрада в виде греческого портика. Пространство между окнами второго этажа украсили кариатиды. Парадный зал размерами 16,10 на 9,50 м и высотой 7,30 м Таманян оформил в неоклассическом стиле. Портик перед сценой с фронтоном на сдвоенных колоннах, пилястры, ниши, стены облицовываются желтоватым мрамором. Инженерная система здания также подверглась коренной реконструкции. Были разобраны печи, проведено центральное водяное отопление, переделаны вестибюль и центральная лестница. Таманян также строит каменную оградку, от которой, говорят, до настоящего времени сохранилась лишь часть решетчатых ворот. На фасаде дома – большое количество мемориальных досок. Здесь, в Поливановской гимназии, учились дети Льва Толстого, шахматный гений Александр Алёхин, выдающийся философ Владимир Соловьев, поэты и переводчики Валерий Брюсов, Андрей Белый – а эти два деятеля Серебряного века были друзьями армянского народа, так что здесь нет никакого противоречия, а уж по уровню дарования Таманян соразмерен этим фигурам.

Во-вторых, Зульфугар Ибрагимов пытается принижать гений Таманяна фразой о том, что в Москве он построил «всего два дома». К сожалению, тут взыграл количественный подход.

Но в московский и подмосковный период он построил или реконструировал Дом на Новинском бульваре, особняк Фирсановой, он строил в черте г. Жуковского (Кратово) вместе с Владимиром Семеновым город-сад по заказу барона Николая Карловича фон Мекка, в частности. Речь о большем числе домов, сооружений, объекте Казанской железной дороги, владельцем ее и был фон Мекк,  и даже мостике через живописную реку Хрипанку, который вошел в герб поселение Кратово. В этот период Таманян также отметился созданием проекта женской гимназии в Волоколамске.

Куда  ярче представлен «ярославский» и «санкт-петербургский» периоды зодчества. Это и понятно, ведь сам архитектор учился и жил в Санкт-Петербурге. Его учителем в Академии художеств был сам Александр Померанцев. Надеюсь, что имя Александра Никаноровича тоже не наполнит поисковую мысль господина Ибрагимова. Как и то, что  Таманян действительно внес вклад в архитектуру России. В нашей стране, богатой архитекторами и инженерами, золотые медали просто так не раздают. Также не раздают и алмазные булавки, как сделал это Николай II, когда поблагодарил Александра Таманяна (Таманова) за строительство в кратчайшие сроки (2 месяца!) выставки в честь 300-летия Дома Романовых в 1913 году.

В-третьих. Привязка имени Таманяна к Черноморско-Каспийскому региону не оправдана, так как Черноморско-Каспийский регион – это дискурс геополитический, а не культурологический, а тем более архитектурный.

В-четвертых, «азербайджанский город Иреван» таковым не является, так как азербайджанцы как этнос появились только в 1936 году благодаря указанию Сталина, который и наградил Таманяна (посмертно) Сталинской премией за строительство площади и Оперного театра. Если речь идет о культурном наследии Еревана дотаманяновского периода, то речь идет о пыльном, грязном городишке, который в Закавказье на фоне Шуши, Тифлиса считался захолустьем.

Таманян по приказу советского государства и построил новый, советский Ереван. Его шедевр был отмечен не только армянами Советской Армении, но и историками архитектуры, которые приезжали из столицы СССР Москвы восхититься его гением. Так, объемную статью о выдающемся творчестве Таманяна оставил Давид Ефимович Аркин (1899-1957), включив Таманяна в список 5 самых талантливых советских архитекторов. При желании ее можно ознакомиться с этой статьей в РГАЛИ.  Причем, четверо из них, такие, как Иван Жолтовский, Иван Фомин изучали мировое архитектурное наследие в мировых центрах культуры, но Таманян не был в Италии и Греции и многое постиг своим умом и творческой интуицией.

В-пятых, по поводу «стирания следом мусульманской цивилизации», о чем со слезой повествует нам Зульфугар Ибрагимов. Это ложь, так как Таманян снес из центра Еревана ветхие, полуразрушенные дома, за что получал камни в окна не азерпропа, а армян, которым еще предстояло жить в  одном из самых красивых городов мира, городе розового туфа, ведь люди всегда неохотно переезжают. Таманян, конечно, стер верблюжьи следы, но оставил иранскую Голубую мечеть. Так что мусульманская цивилизация в части персидской культуры в столице Армении здесь сохранена.

В-шестых, по поводу «фальшивого юбилея столицы». Зульфугар Ибрагимов намекает на празднование 2750 летия Еревана в 1968 году. Поскольку пребывание на этом празднике многих правительственных делегаций, профессуры Московского университета, Героя Советского Союза летчика-космонавта Виталия Севастьянова, осмотревших цитадель Эребуни и предметы, найденные на раскопках, не произвело бы на Зульфугара никакого впечатления, попробуем поразить его воображение записью первого секретаря ЦК КП Азербайджана Гейдара Алиева. Он посетил Эребуни вместе с Первым секретарем ЦК КП Грузии Василием Мджаванадзе и оставил в книге гостей в ноябре 1969 года памятную подпись: « С восхищением осмотрели величайший памятник древности – славные камни Эребуни. Народ, оставивший потомкам это изумительное творение, народ строителей, вызывает у всех советских людей чувство глубокого уважения и гордости».

И, в-седьмых, то, что библейская гора Арарат называется Агрыдагом, с этим надо Зульфугару уточняться у античных историков и географов. Их следов в этой области тоже не найти, как и верблюжьих караванов, но в отличие от последних они оставили странные для Зульфугара предметы, которые называются «книги».

Валерия Олюнина

Источники:

НУЖНО УВЕКОВЕЧИТЬ ПАМЯТЬ АЛЕКСАНДРА ТАМАНЯНА НА ПРЕЧИСТЕНКЕ — golosarmenii.am

Армяне Москвы должны увековечить память Александра Таманяна на Пречистенке — yerkramas.org

По русским следам Александра Таманяна (noev-kovcheg.ru)

ЕЩЕ ОДНА КНИГА О ВЕЛИКОМ ТАМАНЯНЕ — golosarmenii.am

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: