online

Истории о торговцах и купцах. Ответ Кромвелю

Хачатур Дадаян

Хачатур Дадаян

Факт – это король Истории. Однако зачастую он бывает голым, подобно манекену на витрине. Все рассказанные здесь истории основаны на точных и достоверных фактах. Я лишь старался придать им литературную форму и облачить в одежды обнажённые манекены.

Хачатур Дадаян

 

1. Сын Гюлум и её супруг

2. Ответ Кромвелю

 

1648 год, Плимут. Несколько месяцев прошло с того дня, как из Голландии, перейдя пролив Ла-Манш, армяне сошли здесь на берег. Их было немного – около тридцати че­ло­век. Одеты они были как-то странно: длиннополая верхняя одежда, остроконечные меховые шапки. Никто из них не знал английского языка, говорили они по-фламандски, по-французски, кое-кто – по-итальянски. Новоприбывшие с трудом объяснили шерифу Пли­мута, что они приезжие с востока, по национальности армяне, по вероисповеданию хри­с­­ти­а­не. Прибыли из Амстердама, хотят обосноваться в Плимуте и заняться изготовлением и продажей золотых изделий. Шериф выделил им место на окраине, неподалёку от побережья и велел соблюдать закон и порядок и не возбуждать смуты среди горожан. И это было понятно: страна превратилась в поле битвы, и гражданская война уносила всё новые человеческие жизни.

Состоятельные армяне начали с того, что, наняв дровосеков и плотников, соорудили пять одноэтажных бревенчатых домов: тут они жили и занимались своим ремеслом – изготавливали золотые изделия с необычными орнаментами. их произведения были сравнительно дёшевы и быстро раскупались. женщин среди них не было, а с местными дамами они вели себя весьма сдержанно и любезно. Спиртных напитков, даже эля, почти не употребляли. С необычайной лёгкостью они освоили английский и, невзирая на то, что жили общиной, приспособились к жизни города.

Вскоре в своём крохотном квартале они построили родник и пригласили на церемонию его открытия шерифа и почтенных граждан Плимута. На лицевом камне источника шериф заметил непонятную надпись и спросил у одного из армян – седобородого старца по имени Грегори, который, по-видимому, был у них старшим, что она означает. Грегори ответил, что надпись сделана на их языке, по-армянски, и гласит: «Это армянский родник, чтобы всяк воду выпивший, утолил жажду».

…Стояла холодная поздняя осень. Грозное, бушующее море ревело, громадные валы с грохотом разбивались о прибрежные скалы. И если клокотавшие волны не в состоянии бы­ли затопить город, это удалось сделать другому: в Плимут со своим военным отрядом при­был свирепый Кромвель – предводитель индепендентов[1], член Долгого парламента[2], ос­но­ва­тель Парламентской армии, который два года назад одержал победу в битвах против ар­мии короля и теперь поднял вторую волну гражданской войны. Всё население Плимута – муж­чин, женщин и детей, собрали на площади и под страхом смерти заставили слушать Кром­веля. Встряхивая разбросанными по плечам длинными кудрями, он ораторствовал о том, что свергнет короля, наведёт порядок в Англии, предаст огню и мечу всех врагов, и при­зывал население города ничего не жалеть во имя великой победы. Затем оседлал своего вороного коня и в сопровождении одетой в тяжёлые доспехи, вооружённой мечами и пиками конницы направился к северу – в Лондон. Брусчатка Плимута грохотала под копы­та­­ми коней. вере­ница пылающих факелов в руках воинов предвещала смерть и кровопролитие.

Внимание Оливера Кромвеля привлекла горстка людей в необычных одеждах, которые толпились возле нескольких деревянных домов. Он направил коня в их сторону и остановился у родника. Затем обернулся и спросил сопровождавшего его шерифа:

– Кто они, эти люди?

– Христиане, сэр, называют себя армянами, прибыли с востока, занимаются юве­лирным ре­мес­лом, – испуганно пробормотал шериф и добавил, – благопристойные и трудо­любивые люди.

– Кто у вас за старшего? Пускай подойдёт, – громовым голосом крикнул Кромвель.

От группы отделился Грегори, подошёл и поклонился.

– Послушайте, я не знаю, кто вы и что делаете в Англии, но хочу услышать ответ на вопрос: за кого вы, за меня или за короля?..

В свете горящих факелов лица армян выглядели осунувшимися, их глаза, казалось, застыли, остекленели. Кони фыркали и били копытами, глухо звякали доспехи всадников, а дувший с моря неистовый ветер безуспешно пытался погасить факелы.

Грегори обернулся, оглядел своих приунывших сородичей, затем вперил немигающий взгляд в источавшие холод глаза Кромвеля и произнес:

– Многоуважаемый сэр, мы уповаем на нашу церковь, одна из заповедей которой гласит: «Кесарю – кесарево, а Богу – богово». Следовательно, мы покорные подданные власть предержащих. Для нас не важно, в чьих руках власть: короля или кого-либо другого, важно, чтобы она была законной.

Кромвель на мгновенье остолбенел, потом его рука потянулась к мечу, однако он обуздал себя, оценив тонкость ответа хитроумного восточного человека. Тем не менее, ответ его не удовлетворил – подобный нейтралитет таил в себе опасную двойственность и дерзость.

Затем узурпатор усмехнулся и угрожающе выкрикнул:

– Я вернусь через три дня. У вас всего три дня на то, чтобы сделать выбор и признать, что единственной законной властью является моя власть. Иначе всех обезглавлю…

Он натянул поводья, пришпорил коня, и смертоносное факельное шествие медленно двинулось вперёд.

Двое суток спустя армянские ювелиры поднялись на первый же корабль, отправлявшийся на материк. Они спаслись от расправы человека, которому впоследствии предстояло обезглавить короля, огнём и мечом подавить все восстания и утвердить режим протектората – единоличную военную диктатуру.

После этого события больше ста лет нога армянина не ступала на землю Англии.

[1] Индепенденты – букв. независимые, или конгрегационалисты. Левая политическая партия периода Анг­лий­ской буржуазной революции XVII в.

[2] Долгий парламент – 1640 г., законодательный орган Английской буржуазной революции. Просуществовал 12 лет (отсюда название).

 

Хачатур Дадаян

Перевод на русский язык Эринэ Бабаханян

Продолжение

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top