online

Геннадий Гузенко. Поэма «Ахтамар»

Геннадий Гузенко

Геннадий Гузенко

«Заранее мы своей не знаем доли:
Не мы, а рок распределяет роли».
Ал – Мари.

1
ПРОЛОГ

Когда извергались вулканы огнём,
Вселенная будто взбесилась,
Земля вся от лавы пылала кругом…
Армения вдруг появилась.

Пусть многие эры ушли в небытьё,
Страна на земле красовалась.
Теперь из преданий мы знаем её,
Что Древней она называлась.

Сейчас всё здесь мило. всё радует глаз,
И горы с армянским названьем:
Вдали Арарат, из былин Арагац
Чаруют вершиной сиянья.

Как чудны под вечер пейзажи долин,
Где тени весь мир обнимают
И свет бирюзы льёт на землю Лусин.
Сердца у влюблённых играют.

Господь нам прекрасную жизнь создаёт,
Казалось, люби – не печалься.
Любви не беспечен бывает полёт…
Об этом в поэме чуть дальше.

2
Т А М А Р

«Твои пленительные очи
Яснее дня, чернее ночи».
А.С.Пушкин.
«Бахчисарайский фонтан».

Был в Древней Армении царь Арташест,
Он правил страною достойно,
Гордились наличьем парней и невест,
Народ там жил мирно, спокойно.

Одна у царя радость в жизни была:
Любимая дочь в утешенье –
Её мать так рано на тот свет ушла,
Росточек оставив в цветенье.

Бутон укреплялся под солнцем цветя,
Вбирая волшебную силу,
И вдруг превратился, как яхонт горя,
В цветущую розу на диво.

Здесь пчёлы сбирали волшебный нектар,
Заморские птички летели.
И видели чудо — младую Тамар,
(так звали прекрасную пери).

Как звёзды – глаза засияли в ночи,
И кожа Тамар белей снега,
И вниз по плечам нежно кудри — ручьи,
А в облике томная нега.

Когда Арташес грустно мысли влачил,
Душа от волненья металась,
Тогда огоньком в полутёмной ночи
Тамар перед ним появлялась.

И снова отец к жизни путь находил.
Ведь дочка как лучик надежды.
И вновь Арташес жизнерадостным был,
Опять беззаботным, как прежде.

О будущем дочери царь стал мечтать,
Чтоб зять был лишь только из знати.
Богатых даров стали множество слать.
Из Мидии, Сирии сватать.

Смотрела на всё равнодушно Тамар –
Не нужно богатство и злато.
Не мог догадаться отец и не знал:
Дочь сердце открыла Азату.

И будто в душе осветилось как новь,
Так, видно, с Азатом случилось,
Он доброе сердце имел и любовь –
Тамар в него сразу влюбилась.

Ни князю младому, соседу царю
Согласья Тамар не давала,
А только бывало под вечер в зарю
С любимым до ночи стояла.

Никто, даже зоркая стража царя
Свидания их не видала –
Лусин лишь, стыдливая солнца сестра.
От счастья двоих ликовала.

Об этом не знал и ревнивый отец
(подумать подобное странно).
К несчастью любви наступает конец –
Преградой легли воды Ванна.

3
ТАЙНАЯ ЛЮБОВЬ.

«Радость с грустью пополам,
Суждено изведать нам».
Вильям Блейк

Чтоб дочь не украли, подумал отец
(отнюдь это всё не желанно),
Он отдал приказ: «Здесь построить дворец!
Весь в злате средь озера Ванна».

И вот возвышался дворец золотой
Средь синего моря Наири.
«А в душу царя поселился покой», —
Так слуги его говорили.

Тамар окружили охраной двойной,
Девичью свободу забрали…
Смотрела на берег вечерней порой,
Где чайки над морем рыдали.

Влюблённые знали: преграда крепка,
Следит неусыпная стража
И, если появится чёлн рыбака,
Его бы заметили сразу.

В тоске изнывая, от горя Азат
Глядел на пучину морскую,
Потом восвояси брёл тихо назад,
Ругая судьбину лихую.

И вот как-то ночью мелькнул огонёк.
Далёко по морю играя.
И понял Азат: это счастья намёк
Искрит, добрый знак подавая.

«Далёкий костёр, мне ли шлёшь ты свой свет, —
Влюблённый подумал вздыхая, —
Не ты ли красавицы милый привет?
Ведь я без неё умираю!»

И свет всколыхнулся сполохом огня,
Словами Тамар отвечая:
«Я здесь, мой любимый! Ты видишь меня?
Плыви ко мне, смерть презирая!»

Костёр разожгла для Азата Тамар.
Любимому знак подавая,
А в сердце пылал неуёмный пожар,
Границы печали не зная.

Азат тогда смело в пучину вошёл,
Поплыл к огоньку золотому,
И был незаметным в ночи среди волн,
Он к брегу стремился другому.

И вот из воды он выходит, устав,
Явив собой мокрое чудо,
Но вскоре холодные парня уста
Находят горячие губы.

Приникли друг к другу влюблённые вновь,
Как раньше, бывало, стояли.
Огонь костерка освещал их любовь,
И слёзы от счастья бежали.

Играла ночная над берегом синь,
И звёзды на небе сияли,
И вновь улыбалась влюблённым Лусин,
Сердца учащённо стучали.

Когда же рассветная вспыхнула даль,
В обратный путь парень пустился,
А в сердце Тамар поселилась печаль…
Дымок от костра чуть струился.

И каждую ночь, лишь сверкнёт огонёк,
В вечернем тумане играя,
Азат уж к любимой бесстрашно плывёт,
Тем время разлук сокращая.

Так долго любовная связь их жила,
А кто мог тогда догадаться?
И стража в ночи не видала пловца,
Ведь к острову трудно добраться.

Но зло неотступно в народе живёт,
Всё тенью крадётся так тихо,
И в жизни не знаешь – откуда придёт
К тебе неожиданно лихо…

4
ПОДЛОСТЬ КРИВОГО СТРАЖНИКА.

Как подлость в душу заползает –
Об этом лишь предатель знает.

Службу достойно несёт караул –
Ведь каждый имеет заданье,
Чтоб кто ненароком у них не заснул.
Вдруг будет такое желанье.

Средь стражи был шустрый, нахальный пострел,
Хотел среди всех отличиться,
Ему не мешало, что он окривел,
(с любым может это случиться).

И вот раз под утро увидел Ашот,
(так звали слугу Арташеса), —
Из озера мокрым навстречу идёт
Азат к кромке редкого леса.

«Неладно, — подумал Ашот про себя, —
Что делал он нынче на море?»
А вечером глазом единым глядя,
Узрел огонёк дальний вскоре.

Со всех ног пустился к царю подхалим
Сказать что увидел он глазом,
И в ноги плашмя повалился пред ним:
«Всё знаю я!» — выпалил разом.

Тут строгий приказ Арташес отдаёт
Своей нерадивой прислуге:
«Вдруг снова Азат ночью в воды войдёт —
Костёр раскидать по округе!»

И только Азат к Тамар морем поплыл,
Все волны рукой рассекая,
На том берегу отряд стражников был,
Ревниво приказ выполняя.

Тамар же сидела как раз у костра.
Огонь нежно веткой питая,
И шапочки чудной её — колпачка
Кудри касались, играя.

Увидела девушка стражников вдруг
И всё поняла, унывая.
В глазах появился невольный испуг,
Сердечную боль выдавая.

«Вы, слуги отцовы! Убейте меня,
Пусть будет не спетая песня,
Молю об одном – не гасите огня!
Умру я на этом вот месте…»

Слуга же Тамар от костра поволок,
Её и не слушали даже.
Она лишь увидела как огонёк
Потух под ногами той стражи.

Из рук вырывалась Тамар у мужчин,
А губы упорно твердили:
«Не только огонь вы убили один –
Вы души невинных сгубили!»

5
ГИБЕЛЬ ЛЮБВИ.

«С неизбежностью и Боги не спорят»
Питтак.

А юноша плыл, но уже в темноте,
Спасительный свет не струился,
И силы Азата уж были не те,
Он к Богу с мольбой обратился:

«Господь! Я опять обращаюсь к тебе:
Ты видишь – любовь наша честна.
Прошу, не оставь нас с Тамар в сей беде –
На том свете нет нам с ней места.

Да разве богатство решает судьбу,
А где же твоё правосудье?
Я, если сегодня в пучине умру –
Тамар лишь пусть счастлива будет…»

Всё реже Азат на поверхность всплывал…
Луна изумлённо светила,
Но только упорнее он всё искал
Огонь от костра своей милой.

Азат прошептал: «Ах, Тамар, милый друг,
Зачем же огонь не спасла ты?
Теперь от любви только вечность разлук –
Мы оба во всём виноваты.

Но я умирать среди волн не хочу,
Мне лучше бы пасть в поле битвы.
Тамар! Жизнь моя! Я тебе лишь шепчу:
Любовь, видно, наша погибла…»

А водные духи кружили пловца,
Тянули во тьму роковую,
Потом уж не стало и видно лица,
Он понял, что смерть не минует…

Последнее слово Азат прошептал,
А чайки его подхватили:
«Прости, если можешь, прости… ах, Тамар!»
И волны его поглотили…

6
ОСТРОВ «АХТАМАР».

«Прошло сто лет и что ж осталось…»
А.С.Пушкин.

Тамар же красавицу царь повелел
До дня её Божьей кончины
Вселить во дворец, чтоб никто не посмел
Узнать наказанья причину.

Она из дворца золотого теперь
Лишь видела небо да море.
Всегда перед нею закрытая дверь,
В душе неусыпное горе.

Но помнит она, как Азат целовал
И щёчку её, и слезинку,
И в память о нём не снимала Тамар
Всю чёрного цвета косынку.

Весёлая ласточка к ней иногда
В окно своим клювом стучится,
Привет передав, упорхнёт без следа –
Назавтра с приветом примчится.

Каждому жизнь нам Господь даровал,
И всяк в ней идёт своей тропкой –
Видно, судьба для прекрасной Тамар
Явилась несмелой и робкой.

А житель Армении стар или мал,
Глядя на волшебный тот остров,
Теперь говорит: «Ах, Тамар! Ах. Тамар!
Любить в жизни тоже не просто».

И если в прекрасный закатный пожар
Кто спросит про остров в Наири,
Ему и ответят: «То – наш « Ахтамар»,
Там счастье влюблённых сгубили…»

Согласно преданью – в вечерний закат
С дворцом золотым виден остров,
И с грустью на это глядит Арарат
И кубок пьёт с траурным тостом.

Тамар же затворницей долго жила,
Судьба над ней зло посмеялась…
Из старых веков к нам легенда пришла,
И нашим потомкам досталась.

[fblike]

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top