online

Елена Боннер: От ответственности нельзя устать

Проект «Карабахский фронт Москвы» продолжает публикацию материалов, посвящённых событиям в Нагорно-Карабахской Республике и российской интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха. 

Статья Елены Георгиевны Боннер была написана в 1992 году и опубликована в 8 номере журнала «Столица»

elena-bonnerМне всегда казалось очень важным рассказать о карабахском конфликте всерьез, потому что нам всегда немножко неправду говорят, полуправду, а полуправда в конечном счете всегда неправда…
27 февраля исполнилось четыре года с того дня, как у нас, в нашей новейшей истории, произошло одно из самых страшных событий. Это армянский погром в большом городе Сумгаите, промышленном, химическом, в тридцати минутах езды на машине от Баку, в городе, где жило довольно много азербайджанцев и армян. Погром длился трое суток. Он отличался неимоверной жестокостью. И очень страшно, что все трое суток на автобусной станции этого небольшого города, от которой на любом транспорте до любой окраины можно доехать за 5—7 минут, стояла войсковая часть, и она никого не защищала.

По официальным данным, в Сумгаитском погроме погибло 32 человека, но есть свидетельские показания, подтверждающие, что жертв было гораздо больше, просто не обнаружена трупы. За скупыми текстами 32 загсовских свидетельств о смерти скрываются чудовищные факты этого погрома. Погромщики врывались в квартиры, мучали, женщин насиловали, отрезали им груди, расчленяли и, в конечном итоге, трупы сжигали. Может быть, поэтому опознаны не все и не все найдены. Например, в одном из документов написано, что жертву узнали потом только по ботинкам.
Сумгаитский погром был, видимо, ответом на просьбу облсовета ИКАО вывести Карабах из подчинения Азербайджана и присоединить к Армении или к России. В феврале 88-го года эта просьба была заявлена как естественное право народа на самоопределение, но ни о каком выходе из СССР не было и речи.

Что касается того, что армяне Карабаха на протяжении всех лет советской власти подвергались массовому унижению и жестокому обращению, косвенно подтверждено через 8 месяцев после Сумгаита на сессии ВС СССР, которая признала, что Карабах недополучал в составе Азербайджана средств на развитие своей инфраструктуры, на культуру и прочее, и тогда было принято решение ВС — не удовлетворить просьбу Карабаха о выводе его из подчинения Азербайджана, но дать Азербайджану на развитие Карабаха несколько сотен миллионов рублей.
Я не знаю, были ли эти деньги кому-либо даны. Если были, то они погибли — где-то в недрах Азербайджана. Известно, что до Карабаха они не дошли и проблема Карабаха все время эскалировалась. Такое впечатление, что в ответ на парламентские требования и на законные требования народа Карабаха каждый раз Азербайджан отвечал силовыми и неправовыми действиями. Причем до последнего дня эти силовые и неправовые действия поддерживались Центром.

Вот в этом, я думаю, суть проблемы Карабаха. Суть в том, что мы должны раз и навсегда для всей территории нынешнего Содружества, бывшего Советского Союза, принять единые правовые принципы и решить, что мы защищаем — демократию или сталинизм, соответственно — сталинские границы, определенные в сталинской конституции, или новый свободный путь развития для всех народов бывшего Союза. Если мы собираемся строить демократию и защищаем новый путь развития, то принцип самоопределения должен стать основополагающим, и нам надо только решить, какой механизм мы выбираем для подтверждения этого принципа. Предположим, выбирается референдум, и далее мы имеем возможность решить, какое большинство необходимо для его подтверждения. Единственное, что мы можем требовать, это присутствия независимых наблюдателей для того, чтобы в любом референдуме все было честно. В противном случае мы все более расширяем зоны насилия. Зона насилия, подобная карабахской, с 89-го года существует в Осетии, зона перемежающегося насилия, еще не война, но по дороге к ней, — в Приднестровье. Сегодня мы много говорим о Татарстане, но говорим неопределенно и непонятно. Непонятны полномочия курултая. Но если бы был единый механизм, нам не надо было бы спорить, правомочны или неправомочны референдум и его результаты. Избежали бы мы напряжения и в сегодняшних отношениях с Украиной, потому что никак не дело народных депутатов РСФСР поднимать вопрос о Крыме. Это дело тех, кто живет в Крыму. Они вправе поднять этот вопрос, собрать референдум и референдумом ответить на собственное желание: жить в составе Украины, или жить в составе России, или вообще стать самостоятельными. Нас же все время заталкивают в ситуацию, когда вопросы можно решать только военным путем.

В отношении Карабаха. Это трагедия, у которой есть две стороны. Вначале это была жертва и палач, так было после Сумгаита. Армяне в течение 9 месяцев ждали правосудия, но и до сих пор Россия не знает правды. Говорили, что поймали 80 человек. Но был ли этот суд, кого осудили, кого пощадили, не знаем. Мы знаем, что в Москве один человек был приговорен к смертной казни и, несмотря на защиту армянских адвокатов, которые требовали, чтобы его не казнили, потому что он нужен был для проведения других судов, этот человек был казнен немедленно. Этот суд лишний раз подтвердил, что в развязывании насилия были заинтересованы силы, которые командовали правосудием.
Вторая сторона трагедии. После погромов ноября 88-го года в Кировабаде армяне стали изгонять азербайджанцев из Армении. Насилие стало двусторонним. У меня сложилось впечатление, что Центр и Горбачев были рады этому. Таким образом, они могли сказать, что только третья сила способна разрешить этот конфликт. А когда армяне перестали быть жертвой, стали оказывать сопротивление, Горбачев назвал их боевиками и бандитами. Это перекликалось с тем, как мы в начале афганской авантюры назвали афганских партизан моджахедами. Но на самом деле каждый народ имеет право на самоопределение.

И очень важно понять — нет конфликта между независимым Азербайджаном и независимой Арменией, есть нарушение прав человека на территории Азербайджана по отношению к армянскому населению и самооборона армянского конклава Карабаха, борьба за свое существование.
Мне кажется, что Азербайджан не может быть принят в Содружество в связи с массовым нарушением прав человека в этой стране.
Да, это не наша территория. Но президент России вместе с президентом Казахстана добровольно, их никто не вынуждал, пытались осуществить миротворческие функции. Любая миротворческая попытка есть действие, которое можно охарактеризовать так: беру ответственность на себя. А если вы берете ответственность, то вы не можете, если существует какое-то нравственное чувство, потом отказаться от нее по причине, что она слишком тяжелая, или вы устали, или вам надоело… Может быть, я не права, но мне думается, так должно быть.

А тут гораздо больше. Армения и, соответственно, Карабах в свое время стали частью России по договору 1813 года. Наши ура-патриоты любят вспоминать, что было наше при царе Горохе! Не при царе Горохе! А в то время, когда жили наши любимые декабристы, когда в лицее учился Пушкин, Армения с Карабахом вошли в состав России. Это если говорить об исторических корнях, но я не смотрю так далеко. Я думаю, что если какие-то государства вступают в Содружество, а Азербайджан входит в Содружество, то они берут на себя взаимную ответственность за права человека во всех этих государствах, тем паче, что по всем международным документам защита прав человека не является внутренним делом какой-нибудь отдельной страны. Находясь в одном Содружестве с Азербайджаном, где происходит массовое нарушение прав человека, Россия ответственна за это. В какой форме может быть выражена эта ответственность? Во-первых, Россия должна признать право на самоопределение народа Карабаха, подтвержденное референдумом 10 декабря прошлого года, и признать Карабах как независимое государство. Второе. Существуют политические, экономические и дипломатические рычаги давления. Отнюдь не благостные, например, блокада. В конце концов, существует военная помощь. Это не обязательно помощь людей. В течение многих десятилетий СССР и Россия как его составная часть помогали оружием национально-освободительным движениям или называющим себя таковыми. По международным хартиям это не запрещено. Существует вариант и добровольной военной помощи.
Я не призываю посылать регулярные войска! Но если туда пойдут добровольцы, это их право и, возможно, нравственный долг.

ЕЛЕНА БОННЕР

Записал Сергей МИТРОФАНОВ

Столица, № 8, 1992 г.

Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»

Свои предложения и замечания Вы можете оставить через форму обратной связи

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Вы можете помочь нашему проекту, перечислив средства через эту форму:
Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top