online

Мозаика Еревана. Акоп-ага

Мозаика ЕреванаПортал «Наша среда» продолжает публикацию глав из книги Эдуарда Авакяна «Мозаика Еревана». Благодарим переводчика книги на русский язык Светлану Авакян-Добровольскую за разрешение на публикацию.

Предыдущие главы:

Имена многих истинных мужей и отцов старого Еревана захлестнуты жестокой волной забвения. Кому-то повезло, их помнят. Ведь оставшиеся дома, построенные ими, сегодня представляют историко-архитектурную ценность: церкви, мосты, торговые дома, магазины, наконец, собственные особняки — сегодня великая память. И если что-то из всего этого разрушено в годы «социалистического строительства», исчезло с лица земли, и старый Ереван лишился многих ценностей, наш долг по крупицам, по оставшимся снимкам, воспоминаниям восстановить хотя бы малую толику и сохранить для потомков.

Горькая судьба постигла и одного из известных деятелей делового мира и благотворителя Акопа Хорасаняна.

Высокий широкоплечий, с истинно княжеской осанкой, он появлялся на улице Астафьяна, шел от своего дома к Гантару, к торговым рядам своих магазинов, и все с уважением снимали головные уборы, приветствовали его словами: «Доброго здравия, Акоп-ага!» И не только его внушительная внешность, но и деяния во благо нации были тому причиной.

Он постоянно помогал школам, обращал внимание на бедных гимназистов. Но больше всего занимался приютами.

В январе 1911 года в одном из номеров газеты «Ереванские объявления» читаем: «Армянское Благотворительное общество Кавказа приносит благодарность Акопу Хорасаняну за денежное пожертвование приюту того же общества».

Акоп-ага был коренным ереванцем, сыном богатых родителей. Его жена Шамирам была из княжеского рода Мамиконянов, образованная женщина, окончившая ереванскую женскую гимназию Гаянян.

У супругов было шестеро детей: Тадеос, Елизавета, Мариам, Артем, Србуи и Вергине.

В 1910 году тикин Шамирам, несмотря на запрет супруга, приняла решение отправиться в путешествие по Европе. Вместе с двумя служанками и переводчиком с английского и немецкого языков, она пустилась в путь. То был по тем временам очень смелый поступок — смелый и решительный шаг. И, одновременно, удивительный. Тикин Шамирам отправилась путешествовать по европейским городам… в армянском национальном костюме! У нее были золотые монеты на челе, чикила, длинное платье с кружевной накидкой, руки украшены золотыми браслетами, на шее ожерелье. Она была в таком наряде настоящей армянской княгиней!

Тикин Шамирам осталась очарована европейскими странами, особенно Германией. Вернувшись в Ереван, решила непременно отправить детей учиться в Германию.

Но Тадеос отказался ехать в Европу. Он решил продолжать дело отца.

Артем очень любил путешествовать, знакомиться с чужими странами, и выбрал местом жительства Финляндию. В Ереван он так и не вернулся.

Дочери — Елизавета, Мариам и Србуи просто вышли замуж и не выполнили желания родителей, которые мечтали об их образовании. И только младшая Вергине уехала в Европу, закончила Медицинский институт в Берлине, получила степень доктора и вернулась в Ереван. Вергине занималась и общественной работой. О ее деятельности пишет в своей книге «История Еревана» профессор Т. Акопян: «В те годы были известны многие врачи Еревана, занимавшиеся частной практикой: М. Маркарян, А. Никоян, А. Навасардян, X. Арутюнян, В. Хорасанян — доктор Берлинского университета».

А тогда, по окончании медицинского факультета Берлинского университета, Вергине Хорасанян привезла в Ереван оборудование, инструменты, медикаменты и начала практику врача по женским болезням. За очень короткое время она достигла признания, и для лечения у нее приезжали в Ереван пациенты из разных городов. К сожалению, жизнь этой прекрасной женщины, представительницы знатного армянского рода, оказалась короткой: она заразилась во время визита к больной сыпным тифом и скончалась молодой.

Смерть Вергине стала второй тяжелой утратой семьи Хорасанянов после ухода отца Акопа Хорасаняна. А с установлением в Армении советской власти род Хорасанянов пережил свой закат. Последней известной этого рода была художница Регина Казарян — внучка Акопа и Шамирам. Та самая Регина, которая подростком дружила с Егише Чаренцем и сохранила для потомков его стихи последних лет.

В 1880 году на улице Астафьян близ церкви Катогике Акоп-ага приобрел землю и построил на ней прекрасный особняк. Место было отличное, за домом — сады, чистый воздух. Дом был большой, двухэтажный и сразу стал украшением улицы Астафьян. Он был сложен из черного туфа, имел три входа: правый, левый, центральный. Три балкона располагались над каждым входом, широкие и высокие окна украшали каменные узоры, а крышу — тяжелые фронтисписы. Над главным входом — круглые каменные барабаны, подобные короне. Дом имел большой подвал, в котором хранились продукты и дары осени. Были в доме и складские помещения, где хранились поставляемые из России (Нижнего Новгорода, Москвы, Тулы, Петербурга) товары.

На втором этаже комнаты сдавались квартирантам — это была своеобразная гостиница, где останавливались гости из России и зарубежных стран.

Газета «Ереванские объявления» от 20 марта 1919 года писала: «С 1 сентября 1910 года сдаются в аренду РОСКОШНЫЕ КВАРТИРЫ на верхнем этаже в доме А. Хорасаняна по улице Астафьяна 84».

А в августе того же года читаем другое объявление: «В здоровом квартале города сдается в аренду 4,5,9-комнатные квартиры со всеми удобствами. Сдается также удобная светлая комната с отдельным входом и обстановкой…» Все о том же доме Акопа Хорасаняна.

У Акопа Хорасаняна в старом Ереване было много магазинов. Самый большой находился близ «Английского сада» в Торговых рядах. Сегодня все это давно разрушено. А тогда там продавались ткани. В магазине можно было приобрести самые различные товары: шелк, ситец, бархат, тонкие кружева, готовую одежду. Известным был и магазин европейского типа, находившийся в Караван-сарае. Связи с Россией и Польшей, а также с другими европейскими странами помогали привозить отличные товары. Он вел также торговлю дешевыми местными изделиями из дерева.

По свидетельству Регины Казарян, Акоп-ага имел сады близ Еревана в Джрвеже, где, наряду с фруктами, выращивал самшит. У этого дерева крепкая и светлая древесина, которая имела большой спрос в России. Из самшита производили яркие, напоминающие янтарь изделия. Несмотря на трудную обработку, его производство в те годы было отлично налажено.

Национализация лишила Акопа Хорасаняна всего, и он оказался на грани нищеты.

Он ушел из жизни незадолго до того, как отобрали и его собственный дом…

А в доме Акопа Хорасаняна расположились советская милиция и районный суд…

В связи с планом расширения улицы Абовяна дом разрушили, совершенно забыв об истории. Тогда создавалась «новая история» по принципу: «Мы наш, мы новый мир построим…»

 

Эдуард Авакян

Продолжение

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top