• Сб. Май 25th, 2024

Вторичность как маркер цифровой реальности

Май 10, 2023

КУЛЬТУРНЫЙ КОД

“Наша среда online” – Впрочем, была во всём этом своя органика. И даже неожиданные здесь, хорошо забытые три единства классицизма. Ну, и как подобает современному искусству, амбивалентность. Много кладется самых разных, и кажется, взаимоотталкивающихся элементов в реторту современного цифрового искусства.

Нужно начать с того, что в галерее «Art Maison» открылась выставка Константина Худякова «Биохакинг. Через цифровое искусство». Адрес галереи Нижняя Красносельская, 35, расположенной рядом метро «Бауманская», в историческом районе Москвы, выросшем на месте Немецкой слободы. Удивительно, что в урбанистической собянинской Москве выжила вся эта многовековая старина. Правда, не так давно рядом с метро был построен «Central Yard» в муссолиниевском духе, что вызвало у москвичей ряд вопросов.

Если идти до Елоховской площади до собора, где крестили Пушкина, и уже вниз по самой Нижней Красносельской, то очень скоро вы почувствуете, как урбанизируется ландшафт. И тут упретесь в огромный бизнес-центр «Manhatten», воспринимаемый как боковое пространство, своего года «новейший город в старом городе», набитый всяким концептуальным содержанием.

Чтобы попасть в саму галерею, нужно войти вглубь этой территории, потом охранник вам откроет еще одну дверь. И тут вы попадете в уже отдельное пространство жилого комплекса Tribeka apartments от компании STONE HEDGE, созданное в виде практического замкнутого блока, cо своим сквером, лужайками и прудом. В его центре расположена скульптура в виде головы статуи Свободы, закрывающей лицо руками. Ее невысокий постамент заполнен водой. Говорят, создатели этого комплекса и арт-объекта вдохновились бывшим промышленном районе Нижнего Манхэттена, а Свобода олицетворяет образ матери скульптора Фредерика Огюста. Глаза её закрыты не полностью, и она подглядывает за происходящим.

Наконец, вы открываете дверь в галерею Art Maison уже совсем подготовленным к тому, что уже ничему не надо удивляться. Подобное когда-то Гессе описал в своем культовом романе. Только вместо «сумасшедших» воображаемая постмодернистская вывеска будет информировать «только для продвинутых».

С порога вы наталкиваетесь на журналистов, фотографов и гостей, которые с бокалом вина фланируют по двум пространствам, связанным между собой атмосферной лестницей, с которой вы видите в большом зеркале отражение реальности, отраженной Худяковым, которую в свою очередь отражают зрители. Вы очень быстро догадаетесь, что в сущности диджитал –это про пространство и эмоцию, которую выбивают умно и точно, но перейдя к новому полотну или объекту вы будете чувствовать, что вспышка первой эмоции уже погасла.

Тут еще много помех в виде плазмы над лестницей, где будут запущены в видео-арте проекции врывающегося будущего, которое, конечно, наступит не для всех. Откуда-то будут нестись утробные техногенные рыки, возвещающие о том, что новая цифровая реальность нарождается тоже в мучениях. Будет еще маленький скрученный из шариков пудель перламутро-фуксиевого цвета на барной стойке, уменьшенная копия желтой инсталляции Джеффа Кунца. Все это будет вас сбивать с толку. И вот тут главное не торопиться с выводами.

Автор картин и стерео-инсталляций Константин Васильевич Худяков это известный мастер, работающий в жанре цифровой техники, президент Творческого союза художников, председатель правления галереи «М’АРС», действительный член Российской академии художеств, Заслуженный художник Российской Федерации. Несмотря на то, что Википедия фиксирует его стиль «инновационный концептуализм», по его послужному списку вы поймете, что перед вами работы высокопрофессионального размышляющего с богатым визуальным опытом художника, который еще в 1974 году занимался дизайном экспозиции советского павильона на фестивале газеты «Унита» в Болонье. Константин Худяков занимался дизайном 100 выставок музея В.И. Ленина в СССР и за рубежом, с 1977 по1987 ежегодно участвовал в выставках группы «20-ти московских художников» в подвалах на Малой Грузинской, 28. Выставлялся как в частных галереях, так и в ГМИИ им. А.С. Пушкина, Третьяковской галерее на Крымском валу. В 2000-х участвовал в международных выставках Art DIGITAL «Оцифрованная любовь», «Я кликаю, следовательно, существую», «Пограничное состояние».

Итак, пространство «Биохакинга», поделенное на два уровня, представляло на первом этаже живопись и на цокольном – стерео-объекты. Несмотря на то, что название выставки было агрессивным, ломающим, хотя и в самом начале блокирующего тему «цифрового концлагеря», ее содержание посвящено …Природе Женщины. Ее Худяков, как еще и бережный архитектор-футуролог, подает как оптимист, который может подчинить искусственный интеллект своим художественным задачам. При этом он при помощи компьютерной графики как будто взрезает сущности и плоть женщины, переформатирует ее, адаптирует к жизни в цифровой Вселенной и заставляет ее наполнять трансцендентальный пугающий холод, конечно, земными вибрациями. Что-то уже похожее делал Рей Брэдбери в «Марсианских хрониках», когда описывал параллельное невидимое друг для друга существование марсиан с золотыми глазами и вчерашних землян. Худяков также любит металл–платину, серебро, золото, которое имеет еще свою мягкую сладкую медовую изнанку. Гигантская золотая пуля как символ необходимой фаллической силы с неизвестным содержанием прошивает этот странный, пока только женский новый мир.

И все же по форме высказывания это диалог со «старым», «изношенным» искусством. Оригинальной первородной темы здесь нет, хотя под нее уже создан новый язык. Здесь есть и отсылы то к античности, то к «Рождению Венеры» Боттичелли, то к Лентулову. Фигуры зависших в черном динамическом равновесии пяти женщин-граций эффектом дрожащих крыльев колибри увеличены еще в несколько раз. Реальность многократно увеличивается и превращается в реальности, возможно, никогда не вступающие друг с другом не то чтобы в физический контакт, но в смысловую связь. Удивительно и то, что те женщины, что не изображены в своей новой клеточно-сетчатой структурной ипостаси, в тела которых как будто врезаются куски нездешних тонких материй, созданных Богом-дизайнером, теряют эротическое наполнение. Трудно оценить, этого хотел сам автор, или это цифра убивает телесность, ее подлинный свет и ауру, даже в ню, выложенную на внушительного размера принт.

Валерия Олюнина

Top