• Ср. Май 29th, 2024

Варужан Назаретян. Пом

Фев 9, 2016

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГОСТИНАЯ

Варужан Назаретян
Варужан Назаретян

История той собаки крепко засела в памяти, и даже по прошествии многих лет я не могу без содрогания вспоминать ту небольшую собачку породы Померанец.

В то время я снимал мебелированную комнату в многоквартирном доме. Моими соседями были люди разных национальностей. Здесь жили и шумные мексиканцы, и вечно улыбающиеся китайцы, русские, армяне. Был румын Флориан и словак Васил. Обычно, мы мало общались друг с другом, поскольку на то просто не было времени. Рано утром почти все обитатели дома уходили на работу и возвращались поздно вечером. Так что, и видеть-то друг друга не удавалось, разве что  случайно. Однако, со словаком Василом мы виделись довольно часто. И вот почему. Так же как и я, он жил в однокомнатной квартире, но в противоположном крыле здания, и с той лишь разницей, что жил он не один, а с собакой – рыжим спмпатичным песиком по кличке Пом. Каждый день, утром и вечером, он выводил его на прогулку. И так получалось, что часы прогулки совпадали с моим графиком. В итоге, мы виделись с ним два раза в день – утром и вечером. Мы вежливо здоровались, перекидывались обычными фразами и расходились. При этом, каждый раз я пытался приласкать собаку или потрепать по голове, но Пом сторонился меня. Он поджимал хвост, настороженно смотрел на меня исподлобья и прижимался к ногам хозяина.

– Пом, ну что ты в самом деле, – ласково журил его хозяин, – не будь такой свиньей, поздоровайся с соседом.

Пом внимательно смотрел на Васила, затем на меня, но принципам своим не изменял.

– Вы не обижайтесь на него, – говорил Васил, – он очень хороший и добрый пес. Просто нужно время. Он обязательно полюбит вас. Ведь они хорошо чувствуют отношение людей. А вы, как посмотрю, собак любите.

Благодоря Пому мы подружились с его хозяином. Я начал часто бывать у него дома, да и он захаживал ко мне. Мы пили чай и вели долгие разговоры о жизни, о прожитых годах, о тяготах эмиграции и т.д.

Васил оказался прав: очень скоро Пом подружился со мной, чему я был безмерно рад. Я и дня не мог прожить без того, чтобы не взьерошить его густую рыжую шерсть, поцеловать влажный черный носик и нежно пожать лапки. Пом терпеливо выносил ласки и даже изредко позволял себе лизнуть мою ладонь. Пес был сдержан в своих проявлениях, но я чувствовал, что он охотно принимает мою дружбу. Бывало, завидя меня в конце улицы, он стремглав бросался ко мне, повизгивая крутился вокруг ног, после чего так же быстро убегал к хозяину. Он был до невозможности принципиальным. Скажем, мне никак не удавалось затащить его к себе домой или просто прогуляться с ним по парку. Он ни на миг не отходил от хозяина. А еще он был принципиальным в своем поведении. Если Васил ни за что отчитывал его или несправедливо наказывал, то Пом обижался. У него в глазах появлялись слезы, он отворачивался и забивался в угол, отказывался от пищи и воды. И продолжалось это до тех пор, пока хозяин не просил у него прощения. Когда же критика была к месту, то Пом сам просил прощения у него. Он медленно подползал к нему и со слабо виляющим хвостом  покорно ложился рядом с его ногами.

Прошел, наверное, год. Как-то, поздним осенним вечером в мою дверь постучали. На пороге стоял Васил. Я невольно посмотрел ему под ноги, но собаки не обнаружил.

– Я его оставил дома,- произнес он, – не хочу, чтобы присутствовал при нашем разговоре. Он же, бестия, все понимает.

Как обычно, я поставил чай, мы закурили…

– Вы были когда-нибудь женаты?- неожиданно спросил он, чем немало удивил меня, ибо мы с ним никогда не затрагивали подобные темы.

– Когда-то был, – коротко ответил я и отвёл взгляд, давая понять, что не намерен продолжать эту тему.

– Вы уж извините за бестактность. В иное время я бы не задал вам подобного вопроса, но дело в том, что я собираюсь жениться, и хотел бы посоветоваться с вами. Поймите меня правильно… – больше не с кем.

– Разумеется, – с готовностью произнес я и благожелательно улыбнулся.

– Понимаете, я полюбил ее… Хочу сказать, что собираюсь жениться на ней не ради галочки… – он осекся, прикурил новую сигарету и чуть погодя продолжил, – но вся беда в том, что она выдвинула условие…

– Собака… – не дал я ему закончить.

– Да, вы правы, она не любит собак. Вот я и не знаю, что мне делать.

– Даже не знаю, что вам посоветовать.

– Да что уж тут скажешь.

Воцарилось молчание.

– Вы не могли бы Пома взять к себе? – осторожно произнес он, – понимаете, не хотелось бы его отдавать в приют. Там он погибнет. А вы хорошо относитесь к собакам, да и Пом привязался к вам.

Просьба Васила застала меня врасплох и какое-то время я обдумывал ответ.

– Я действительно люблю собак и, признаюсь, тоже привязался к Пому. Но… Даже не знаю как вам сказать. Очень давно, может лет 20 назад, у меня была собака. Она прожила со мной 16 лет и, как вы сами понимаете, скончалась от старости. Я очень переживал ее смерть… Короче, я дал себе слово больше никогда не заводить собак, поскольку…

– Понимаю, – перебил он меня, – можете не продолжать. Могу только представить себе, что значит потерять близкого друга. Но, может быть, вы посоветуете кого-нибудь из своих друзей или родственников? Я просто не знаю, к кому еще могу обратиться.

Я обещал подумать. На том и расстались.

Прошел месяц или что-то около этого. Васил собирался съезжать с квартиры. Было решено, что он будет жить у жены. Тем временем я нашёл некую дальнюю родственницу, согласившуюся взять пса к себе.

Было субботнее утро. Во дворе перед зданием стоял грузовик, рабочие  грузили мебель, Васил им помогал. Я тоже вызвался помочь и вышел во двор. Пом же сидел  на крыльце и грустно наблюдал за происходящим. По его взгляду я понял, что он догадывается о скорой разлуке. Я подошел к нему и, как обычно, взъерошил шерсть и потрепал по голове, но он никак не отреагировал.

Погрузка была почти завершена, рабочие грузили последние вещи. И вдруг мы обнаружили, что Пома нету, он пропал. Обошли здание, посмотрели в скверике, прошлись по подъездам, вышли на улицу – его нигде не было. «Пом… Пом… – кликали мы его». Он не отзывался.

Я его обнаружил у себя в квартире. Причем это был его первый самостоятельный визит. Он сидел на диване и с мольбой смотрел на меня. В глазах у него стояли слезы.

– Милый мой, родной, дорогой Пом, – произнес я и почувствовал ком в горле, – я очень, очень люблю тебя и понимаю, что нуждаешься в помощи… – тут я обнял его и крепко прижал к груди, – извини друг, не могу я взять тебя… не могу… прости. Но поверь, там тебе будет хорошо…

Пом высвободился из моих объятий и спрыгнул с дивана. Затем он понуро поплелся и забился в дальний угол. Но не прошло и минуты, как он подполз к моим ногам и со знакомым мне выражением мольбы посмотрел в глаза.

Прошло еще какое-то время. Постепенно я начал забывать и Пома, и его хозяина. Однако, в один прекрасный день ко мне заявился Васил. Он был возбужден, в его глазах я видел неподдельную радость.

– Где Пом? – выпалил он. Васил даже не поздоровался.

– Что случилось? – произнес я, – может зайдете в дом?

Из его сбивчивых слов я понял, что в конце концов он уговорил жену принять собаку.

– Прошу вас, сейчас же позвоните своей родственнице.

Я принялся набирать ее номер, но на том конце провода никто не отвечал.

– Тогда поедемте к ней, умоляю вас. – Таким я его еще не видел. Он был крайне возбужден.

Я сел за руль и мы поехали в другой конец города. Родственницы дома не было, но нас встретили ее дети.

– Где собака? – воскликнул он.

Дети переглянулись, но промолчали.

– Где она…

– Мама сдала ее в приют, – пробормотал старший сын.

Мне показалось, что Васил теряет сознание.

– Почему? – спросил я, – в какой приют?

– Она кусалась, не хотела с нами жить. Мы ее ласкали, кормили, но…

Спустя несколько минут мы уже мчались в указанный приют.

История эта закончилась плачевно. В приюте нам сказали, что Пома усыпили. Они объяснили это тем, что собаки содержаться в приюте определённое время. Если их никто не забирает, то их усыпляют, чтобы освободить место для вновь прибывших.

– Хорошая была собака,- сказала одна из работниц приюта, – я даже хотела забрать ее, но пес ваш ни в какую не захотел. Он все время плакал и ничего не ел. Если бы мы даже не усыпили его, все равно бы сдох с тоски.

Обратно мы ехали молча. Каждый думал о своем. На душе было скверно.

– Я предал своего самого близкого друга, – услышал я голос Василия.

– Я тоже, – откликнулся я.

ВАРУЖАН НАЗАРЕТЯН

Top