• Ср. Май 29th, 2024

Вардгес Давтян. Выход из траура по-американски

Апр 16, 2024

“Наша Среда online” – Когда в 88-ом скончался мой отец, я не брился несколько дней, отдавая дань нравственно-этическим традициям. Тогда я и не предполагал, что буду носить бороду целых тринадцать лет.  

Борода для поколения 90-х являлась неким символом зрелости, как показатель интеллектуального и нравственного протеста, как тип самосознания и стиль жизни. Но это ещё не всё…

В нашем кругу психотерапевтов бытовало мнение, что, если личность начинает отпускать бороду, значит, у него начинается первый приступ шизофрении, а если через некоторое время он сбривает её, то начинается второй приступ. Так вот, чтобы не попасть под психиатрический диагноз, я смирился со своей бородой и правильно сделал. Когда я эмигрировал в Америку, никак не мог предположить, что моя борода станет единственным наследством, оставшимся от моего бедного отца.

Ну чем будет заниматься новоиспечённый иммигрант в городе Ангелов? По всей видимости, станет или певцом, или ювелиром.

Какой-то опыт пения имелся у меня – в первый и последний раз я солировал, когда пел «Какавик» и «Келе-келе» [1] в школьном хоре им. Согомона Согомоняна.

 … Вроде и борода была уместна, она придавала моему облику какой-то национально-трагический оттенок. Но понятно, что одной песней «Келе-келе» в Америках денег не заработаешь, чтобы и сытым быть, и была крыша над головой, да ещё и что-то посылать полусостоявшейся, а если честно, полуразрушающейся семье…

Оставался единственный выход. Вспоминая пример Вачагана [2], оказавшегося в языческих тартарах, я мысленно повторял «ремесло – золото, золото- ремесло» и стал стучаться по очереди в двери армянских ювелиров, скопившихся в Даунтауне. День у одного проработал, два дня – у другого … Больше трёх дней меня не держали, отправляли восвояси без оплаты, говоря: «Слабовато идут дела».

Последний работодатель оказался честнее других. В первый же день потребовал: «Завтра придёшь бритым».

Мне было не легко отказаться от «имиджа целой эпохи», который выражал мой образ, мою самость. Но он настаивал: «Если хочешь зарабатывать деньги, делай, что говорят». 

В мастерской был один старик, бывший репатриант, страшно худой, мастер по обработке бриллиантов. Он отвёл меня в сторону и, как потерянный скелетоподобный Вагинак [3], дал мне совет: «Не противься, хозяин боится, что ты в своей бороде унесёшь золотую пыль».

На следующий день я встал с рассветом и побрился. И больше не пошёл в эти подземелья Даунтауна. Будто проснулся от глубокого сна прошлых лет, я заново родился…

Я вышел из дома и почувствовал, как на моем блистающем лице отразился новый мир касанием ветра – такого свежего, такого приятного, любимого.

И мне показалось, что только сейчас я заметил пышную растительность Калифорнии, игру белок, скачущих с пальмы на пальму…

…Мне незачем было скрывать лицо – не было причин бояться мира.

Жизнь начиналась вновь, жизнь после жизни…

Вардгес Давтян

 Перевела с армянского Ануш Бабаян

[1] «Какавик», «Келе-келе» названия песен Комитаса (Согомона Согомоняна) 1869-1935гг – основателя армянской национальной композиторской школы, композитора, музыковеда, фольклориста, певца, хорового дирижера.
[2] Вачаган  – герой сказки «Анаит» Газароса Агаяна
[3] Вагинак – персонаж из той же сказки

Top