• Пн. Июн 17th, 2024

Ваагн Карапетян. Как одно неприличное слово помогло мне добиться успеха

Янв 10, 2024

“Наша Среда online” – Я работал в Центре народного творчества Министерства культуры Армении, в отделе клубных учреждений. Трудился не покладая рук, с утра пораньше приходил на работу, чтобы занять место у шахматной доски, а то что, если Симон с Вазгеном засядут, то до обеда к ним не подходи.

Как-то раз завотделом Георгий Минасян возвращается с удрученным видом от директора Мусаэла Анушавановича и просит меня зайти к себе в кабинет. Начинает издалека рассказывать о роли коммунистов в условиях Развитого Социализма (кому непонятно, что это такое, покопайтесь в справочниках), о совершенствовании и процветании советского общества, и (ближе к телу) о дополнительных нагрузках на плечи коммунистов. В нашем отделе, – продолжает он, – ты самый молодой, самый энергичный. К тому же у тебя правая нога находится именно на правой стороне, – посмеиваясь сообщает он, – а левая на левой, как и положено. Так что тебе и карты в руки: командируем тебя в Республиканскую комиссию по культурно-шефской работе над селом, ответственным секретарём.

Читатель, не завидуй, это общественная нагрузка, а работы побольше чем у сотрудников всего нашего отдела.

Начались изнурительные культурно-шефские поездки деятелей культуры по сёлам, по населённым пунктам, добирались до деревень, куда нога человеческая сто лет не ступала, а я бесплатным приложением присутствовал при этом. За мною закрепили и обязанность подготавливать наградные списки для получения медалей, а вернее Почётных знаков “За отличие в культурно-шефской работе” . Творческие организации присылали списки имен, отличившихся на этом поприще, я их суммировал и отсылал в Москву.

Из Москвы, как правило, поступало распоряжение сократить списки вдвое, а то и втрое. Эта работа полностью возлагалась на меня. Что делать? Обращаться к организациям с предложением сократить списки, означало начать братоубийственную войну с использованием атомного оружия местного производства. Этого я, естественно, допустить не мог, не одобрило бы и руководство. Имена всех товарищей и их заслуг, в силу огромного количества, я не помнил, а потому поступал абсолютно верно.

Работал по принципу: понравилась фамилия, оставляю, не понравилась вычеркиваю. Иногда фотографии разглядывал, в целом, упорно работал. Однажды, подвернулась фотография смазливой девчонки – Раисы Геворкян, решил оставить. Подумалось, при награждении познакомлюсь, быть может роман завяжется…

Надо признаться, поступил опрометчиво, мое необдуманное решение, могло отразиться, в последующем, на моей карьере.

***

Прошло два года. Руководство двух ведомств (министерства культуры и профсоюзов) оценило мой “каторжный” труд и предложило мою кандидатуру на пост заведующего орг. отделом ЦК профсоюза работников культуры. По этой причине я оказался в кабинете Председателя Совета профсоюзов Армении Мартина Карповича Арутюняна. Сижу, затаив дыхание, а он, словно не замечая меня, листает дела кандидатов. Перед ним 5-6 папок. Наконец, отложив остальные, он оставляет перед собой две. Надо полагать, одна из них моя. Мартин Карпович, глубоко вздохнув, открывает верхнюю, я вижу фото той смазливой девочки, и сообщает мне, показывая рукой на её подбородок:

– Вот две кандидатуры абсолютно равные, вы оба достойны, но у Раисы Геворкян, маленькое, но преимущество: она награждена медалью “За отличие в культурно-шефской работе”, а Вы нет. Я вспыхнул от негодования. Вспомнил, как не вычеркнул её фамилию. Хотел было рассказать, как, и благодаря чему, она стала обладателем этой медали, но не решился. Посчитал унизительным оправдываться таким способом. Скорее всего интуиция не подвела, хотя кто знает…

Именно в эту минуту широко распахивается дверь кабинета и без доклада, с папкой под мышкой, входит заместитель председателя, Вазген Франгулович.

Мартин Карпович, увидев заместителя, обрадованно воскликнул:

– Вазген Франгулович, Раиса Геворкян ваша землячка, насколько я осведомлен. Как вам её кандидатура, хотим направить в орг. отдел профсоюза культуры.

– Кого? Геворкян Раису? – пожал плечами Вазген Франгулович и добавил, – так она же бл*дь.

Мартин Карпович смутился и небрежно откинул от себя папку Раисы.

***

Спустя годы, мы с Мартином Карповичем оказались на дне рождения нашего коллеги и я, набравшись смелости, решил рассказать ему, как Геворкян стала обладателем той медали, на что он ответил:

– Я помню тот случай, как и то, что Вы хотели возразить, ответить, но промолчали.

Ваагн Карапетян

Top