• Вс. Апр 14th, 2024

Ваагн Карапетян. Это русские виноваты…

Фев 15, 2023

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГОСТИНАЯ

“Наша Среда online” – Ты слышал, Джон, – обратился к соседу через забор однорукий Сэм, – В трактир Гудзона завезли классное пиво? Говорят из Сан-Диего.

– Горькое? Как по мне, то лучше шляпу грызть, чем пить горькое пиво.

– Не знаю, мне мой работник Джон рассказал, а ему рассказал его дружок, Том. Тот, который в прошлом году выкрал гнедую лошадь у вдовы сэра Чарльза. Не сходить ли нам к Гудзону, чтобы убедиться в этом?

– А что ж, хорошая идея. Я не только не против, но даже и за.

Мимо мчался верхом, не заботясь о том, что здорово пылит Марк, сын банкира Картера. До него донеслось, о чем говорят соседи, он натянул поводья и, с трудом сдерживая взмыленную лошадь, обратился к ним.

– Я готов составить вам компанию, если вы, разумеется, согласитесь.

– Ты славный парень, почему бы и нет. – За двоих ответил однорукий Сэм, – можешь уже направляться к Гудзону, а мы нагоним тебя. Вот только я выпущу на пастбище овец и дам воды коровам.

– Я не стану заказывать пока вы не подъедете, – крикнул, пришпоривая своего коня, Марк.

– Договорились, – пробурчал ему вдогонку Джон и пошел собираться.

По дороге, однорукому Сэму и его соседу Джону, встретился учитель церковно-приходской школы очкарик Дэвид. Он, узнав куда направляются соседи, не особо раздумывая, развернул свою двуколку и поехал  вслед за ними.

В трактире за дубовым столом сидел Марк и беседовал с кузеном галантерейщика Роберта, рыжим Джимом.

Когда Джим родился, его родитель взял в руки мокрый комочек, поцеловал в попу и разразился смехом.

– Какой же он у нас рыжий, – воскликнул он, и продолжая смеяться, стал показывать всем своё дитя. С тех пор и прозвали Джима рыжим, хотя он был белобрысым и на рыжего никак не походил.

Старый, хитрый, как за глаза называли трактирщика, Гудзон, не мешкая, принес на медном с изящной гравировкой, подносе пять бокалов.

Выпили залпом. Помолчали. Подошел Гудзон и, не спрашивая, расторопно выложил еще пять бокалов с пивом.

– Да! – Крякнул однорукий Сэм, – пиво отменное.

Он нечаянно задел своей культей ложку, не убранную после прежних посетителей, и ложка со звоном упала на пол. Но на ложку никто не обратил внимания, так как каждый присосался ко второму бокалу и, понятно, им не до ложки было.

Осилив свой бокал Джон взглядом подозвал Гудзона.

– Если ты не возражаешь, мы еще по бокалу закажем, затем поднял ложку, ту, которая упала на пол, обтер ее о голенище.

– Я слышал, сказал он, – у русских есть примета, если со стола упадет нож или вилка, то войдет мужчина, а если упадет ложка, то женщина.

Гудзон, молча, собрал со стола пустые бокалы и направился за новой партией.

– Так значит сейчас зайдет женщина!? – воскликнул сын банкира Картера Марк и мечтательно добавил, – если это будет Мадлен, я тут же поведу её наверх, она давно посматривает на меня.

– А если Кэтти, то я – оживился Джон, – как она мне нравится, вы и представить не можете.

– Я думаю, сейчас войдет Беатрис, – вмешался рыжий Джим, – уж я заставлю её попотеть.

– Не о моей ли кузине идёт речь? – услышав имя Беатрис, испуганно воскликнул трактирщик Гудзон.

– А что ты имеешь против, – съязвил рыжий Джим, ты думаешь нам неизвестно, что ты спишь с ней.

– Это тебя не касается, – выпалил покрасневший Гудзон, – допивай пиво и вали отсюда.

– Что!? – возмутился Джим.                                                                                                                    

Его глаза налились кровью, он побагровел, небрежно отвёл бокал в сторону, в котором ещё на дне плескалось пиво, резко вскочил на ноги и теряя самообладание, вытащил кольт. Послышалось несколько выстрелов.      

Медный поднос, с изящной гравировкой, выпал из рук Гудзона и трактирщик, импульсивно дёргаясь, грохнулся на пол.    

– Что ты делаешь, дурень, – в свою очередь возмутился, сын банкира Марк, вытащил из под мышки новый револьвер Smith & Wesson и всадил несколько пуль в рыжего Джима. Остальные, побросав бокалы, схватились за оружие …

Жители небольшого городка, где разыгралось сие действие, услышав первые выстрелы, со страху попрятались, не желая ненароком угодить под пули. И оставили свои укрытия лишь после того, как закончилась пальба. Следом за жителями высветился и шериф с двумя полицейскими. Полицейские, принимая меры предосторожности, крадучись, подошли к трактиру. Открыли дверь, нерешительно вошли в зал и оказались свидетелями следующей картины.

Однорукий Сэм с бокалом, стоял у пивной бочки, намереваясь налить себе ещё пива, а вокруг в нелепых позах распластались пять трупов. Он, увидев полицейских, поставил бокал на стол, посмотрел на шерифа, который осторожно выглядывал из-за спин полицейских, и сказал:

– Прав был Том, пиво отменное.

Стражи порядка принялись собирать разбросанное оружие, а шериф, приказав полицейским надеть на однорукого Сэма наручники, обратился к нему:

– Ты можешь внятно объяснить, что послужило причиной этой бойни?

Сэм почесал затылок и, покачав головой, ответил:

– Так некстати упала эта ложка.

Шериф, естественно, ничего не понял, а сержант достав наручники и глядя на однорукого Сэма, растерянно спросил:

– А как это сделать?

– Действительно, – усмехнулся шериф и приказал полицейским:

– Ведите его, только осторожней.

Уже в дверях, держа на затылке единственную руку, однорукий Сэм обернулся, глубоко вздохнул и, поморщившись, буркнул:

– Это русские виноваты, с их дурными приметами.

Ваагн Карапетян

Top