online

Несостоявшийся вояж в Китай

ИСТОРИЯ

Обломки самолёта Ту-104А

«Наша Среда online» — Восемнадцатое мая 1973 года стало поистине черным днем в истории советской гражданской авиации. В этот день был совершен теракт на воздушном судне: уроженец Азербайджана Чингиз Юнус-оглы Рзаев взорвал самолёт Ту-104А, на котором летели 81 человек – 72 пассажира и девять членов экипажа. Потом случались и другие захваты самолетов. Но та трагедия, случившаяся 48 лет назад, по числу жертв осталась крупнейшей в советской истории.

Долгое время информация об этом страшном преступлении была “закрытой”. А после распада СССР определенные силы, особенно – власти Азербайджана и влиятельное проазербайджанское лобби в России, предпринимали целенаправленные усилия для того, чтобы о нём не вспоминали.

Как это было

Итак, ранним утром 18 мая 1973 года самолет Ту-104А с регистрационным номером СССР-42379 выполнял рейс по маршруту Москва-Челябинск-Новосибирск- Иркутск-Чита. На борту лайнера находились 72 пассажира и девять членов экипажа. В 03:36 по московскому времени командир воздушного судна Николай Ободянский сообщил на землю, что один из пассажиров требует изменить курс. С борта поступил также кодированный сигнал опасности. В этот момент воздушное судно находилось на высоте 6600 метров. Спустя две минуты связь с экипажем прервалась, изображение самолёта на экране радара распалось на несколько частей, а потом и исчезло. В 10:55 по местному времени поисковый вертолёт Ми-8 обнаружил обломки самолета, разбросанные на площади в 10 гектаров, примерно в 100 километрах от Читы.

Данный террористический акт совершил азербайджанец Чингиз Юнус-оглы Рзаев. Угрожая огнестрельным оружием и бомбой, он требовал направить самолёт в сторону Китая. Находившийся на борту сотрудник милиции попытался обезвредить преступника. Но тот привёл в действие взрывное устройство. В живых не остался никто, погибли 81 человек, включая самогò Рзаева.

— Из общедоступных источников известно, что Рзаев родился в 1941 году во втором по численности населения городе Азербайджанской ССР – Кировабада (ныне – Гянджа, по-армянски – Гандзак),- говорит военный юрист, публицист, независимый журналист, член Союза журналистов Москвы Арам Хачатрян.- У него родился дерзкий план – бежать из Советского Союза в Китай. Он почему-то считал, что вождь китайцев Мао Цзэдун оценит его таланты по достоинству. Хотя тогда отношения между СССР и Китай были крайне напряженными, если не сказать – враждебными: ведь в 1969 году произошел целый ряд советско-китайских пограничных вооруженных столкновений, крупнейшим из которых стал конфликт на острове Даманский. Уж не знаю, что там себе думал Рзаев. Но к побегу готовился основательно. В армии он служил сапером, так что во взрывчатках и взрывном деле кое-что понимал. После армии работал в дорожном строительстве. При этих работах применяется взрывчатка, что было Рзаеву только на руку: он таскал оттуда взрывчатку. Когда ее накопилось достаточно – изготовил самодельную бомбу. А потом, пронеся в самолет (увы, это оказалось возможно при тогдашнем несовершенстве службы досмотра в аэропортах), пустил ее в дело…

По словам собеседника, первыми свидетелями трагедии стали пятеро рабочих лесосеки в районе речки Арша. Около 10 часов утра они услышали взрыв в небе. Подняв головы, увидели падающие обломки самолета и человеческие тела.

В ходе расследования следователи постарались восстановить картину происшедшего на борту самолёта. Характер повреждений говорил о том, что лайнер буквально развалился на части на высоте 6500 метров в результате взрыва. Это означало, что кто-то из пассажиров пронёс на борт самолёта бомбу, мощность которой составляла порядка 6 кг в тротиловом эквиваленте. В изуродованной кабине, к которой поисковый отряд солдат под руководством Валерия Зикановова прибыл утром следующего дня, трупы лётчиков находились в своих креслах. Вскоре на вершине ели поисковики увидели тело офицера. Далее – женщину с ребёнком. На склоне сопки нашли и других пассажиров, среди которых был человек с огнестрельным ранением спины в области 8-го межреберья слева.

После обнаружения всех тел погибших была проведена экспертиза. У одного из погибших было обнаружено пулевое ранение, а также некоторые характерные для взрыва повреждения. Лицо этого человека было обезображено до неузнаваемости. По его черепу в Читинском мединституте восстановили примерный облик и сделали фотографию.

Билетный кассир, которой показали этот снимок, сразу же опознала молодого человека с восточной внешностью. Им был некий Рзаев Чингиз Юнус-оглы, 1941 года рождения, который сел на этот борт в Иркутске. При более подробном изучении его личности выяснилось, что он обладал достаточными познаниями во взрывном деле, поскольку служил сапёром, а также имел доступ к взрывчатке, трудясь на дорожных работах.

(Следственная группа КГБ тщательно изучила дело каждого пассажира, включая тех, кто, по счастливой случайности, не попал на борт. Тех, кому повезло, оказалось пятеро: сильно выпивший подполковник, не сумевший взобраться по трапу, группа из трех молодых людей, прозевавших объявление о посадке, и майор, который уступил свой билет другу. А среди тех, кто сел в самолёт в последнюю минуту, причем уже после основной посадки пассажиров, к несчастью, были команда боксеров Забайкальского военного округа и демобилизованный солдат).

Следствие установило, что Рзаев за день до полёта приехал в Иркутск и купил билет на рейс до Читы. Самолёт вылетел из Иркутска 18 мая 1973 года, на борту находились 72 пассажира и 9 членов экипажа (Николай Ободянский – командир воздушного судна; Юрий Пономарёв – второй пилот; Владислав Барышников – штурман; Георгий Кузенков – бортмеханик; Николай Ефимцев – бортрадист; и три бортпроводника: Татьяна Евстигнеева, Ольга Корицко и Геннадий Грачёв). Через некоторое время после взлёта Рзаев через стюардессу передал пилотам, что он требует изменить курс.

Об этом стало известно благодаря переговорам пилотов с диспетчером. Они сообщили, что неизвестный мужчина в салоне потребовал смены курса, но куда конкретно лететь, пока не сказал, пообещав подойти в кабину и лично озвучить требования. Практически тут же с самолёта поступил сигнал опасности, и через несколько секунд связь с ним прервалась, а самолёт исчез с радара. Между захватом самолёта и его исчезновением прошло около двух с половиной минут.

Стюардесса известила о происходящем экипаж и сопровождавшего рейс милиционера. Владимир Ёжиков. Наверное, он либо увидел террориста, либо услышал его слова. Инструкция МВД СССР предписывала ему принять все меры по обезвреживанию преступника. Однако, согласно той же инструкции, стрелять милиционер мог только в самом крайнем случае. Скорее всего, Ёжиков попытался отнять у Рзаева взрывчатку, но тот, оттолкнув милиционера, бросился к пилотской кабине. Экипаж успел передать диспетчеру сигнал бедствия, и через несколько секунд милиционер застрелил Рзаева, но тот все же успел активировать взрывное устройство, что и стало причиной катастрофы.

Эта попытка захвата самолёта, повторим, оказалась самой трагической за всю историю советской авиации. Погиб 81 человек. Данный инцидент привёл к серьёзному пересмотру систем безопасности в советских аэропортах.

— В Советском Союзе,- отмечает А.Хачатрян,- действовало “табу” на распространение информации о таких преступлениях и террористических актах. Запрет имел как политическую, так и идеологическую основу: считалось, что в социалистическом обществе террористические акты не совершаются. Тогда также не сообщали сведения о национальности террористов. Жертвами чудовищного преступления Чингиза Рзаева в подавляющем большинстве стали жители РСФСР. В результате этого подлого террористического акта многие потеряли своих родных и близких. Думаю, что боль от той трагедии до сих пор жива в памяти людей.

Именем погибшего милиционера Владимира Ёжикова в посёлке Куйтуне Иркутской области названа школа. На гранитной плите в здании Восточносибирского УВД, на которой высечены фамилии сотрудников милиции, погибших при исполнении служебного долга, есть и его фамилия.

Через два года, подчеркивает Хачатрян, исполнится 50-летие этого жуткого преступления. Если о нем почти никто не говорит, это же не означает, что его не было, не так ли?

— Считаю необходимым сохранение народной памяти об этой трагедии с целью предотвращения подобных злодеяний в будущем, — подчеркивает публицист.- И, отдавая дань памяти безвинным жертвам подлого преступления террориста Чингиза Рзаева, следует создать в Москве или Чите мемориал народной памяти – в Чите, а может, и в Москве. Настоятельно призываю российские общественные организации поддержать это предложение.

Видео: Поездка к месту крушения рейса 109 Москва — Чита. 18 мая 1973 г.

С небес на землю, и под землю

По словам Арама Хачатряна, напомнить людям об этой трагедии в небе над Читой его побудили продолжающиеся и целенаправленные действия азербайджанского агитпропа, где “запевалой” подвизается небезызвестный Фуад Ахундов. Дело в том, что для искусственного раздувания армянофобии в России официальный Баку уже долгое время использует факты взрыва в Московском метро в 1977 году. В результате того преступления погибли и пострадали невинные люди. Организаторы и непосредственные исполнители теракта – уроженцы Армянской ССР, были арестованы и, решением Верховного Суда СССР, приговорены к смертной казни через расстрел.

Однако, подчеркивает Хачатрян, по мнению некоторых советских правозащитников, включая академика Андрея Сахарова, проведение суда в тайном режиме и беспрецедентная для 1970-х годов спешка с приведением смертного приговора в исполнение (через три дня после решения суда!) были обусловлены полной фальсификацией данного дела. Материалы уголовного дела о взрыве в Московском метро в 1977 году до сих пор остаются секретными.

Вообще-то, за последние четверть века в метрополитенах российских городов произошло около десятка терактов. К примеру, в Москве – подрыв самодельного устройства 11 июня 1996 года в поезде между станциями «Тульская» и «Нагатинская» (4 погибших, 14 раненых); взрыв, устроенный террористом-смертником 6 февраля 2004 года на Замоскворецкой линии метро между станциями «Автозаводская» и «Павелецкая» (41 погибший, около 250 раненых); 31 августа 2004 года смертница взорвала себя у метро «Рижская» (10 погибших, 50 раненых): 29 марта 2010 года две террористки-смертницы устроили взрывы на станциях метро «Лубянка» и «Парк культуры» (41 погибший, пострадали более 90). А 3 апреля 2017 года произошел место теракт в Петербургском метро – погибло 16 человек, пострадало 87 человек. Это преступление сова совершил террорист-смертник – 22-летний уроженец Киргизии, этнический узбек, гражданин РФ Акбаржон Джалилов.

Однако, подчеркивает А.Хачатрян, российскив власти ни разу не пытались обвинить целый народ (народы) за преступления террористического характера, которые совершали представители тех или иных национальностей. И за преступление, совершённое Акбаржоном Джалиловым, никто не помышляет обвинять весь узбекский народ.

— Почему я это особо подчеркиваю?- говорит эксперт.- А потому, что государственный аппарат пропаганды Азербайджана десятилетиями использует в своих узкополитических целях факт взрыва в Московском метро 1977 года уроженцами Армении. В азербайджанских медиа-ресурсах, а также в некоторых проазербайджанских СМИ России регулярно размещаются материалы о той трагической истории. В крайне тенденциозной трактовке, следует отметить. Азербайджанские “борцуны за правду” их российские продажные приспешники, типа “известного российского историка и политолога” Олега Кузнецова, с пеной у рта на примере этой трагедии постоянно витийствуют о “коварстве армян”. Но почему же они не вспоминают остальные теракты в Московском и Питерском метро? Разве их не интересуют боль и страдания невинных жертв? Не возникают вопросы о конкретных исполнителях? И почему они не исследуют национальный состав организаторов и исполнителей этих преступлений? Почему не причисляют эти народы к “террористическим нациям”? Почему не вспоминают и не осуждают исполнителей вышеперечисленных терактов? И почему их “научные изыскания” нацелены только на армян и на Армению?

Авторов и их продюсеров” Азербайджана мало интересует, что участники теракта в московском метро 1977 года, давно были расстреляны. У них, констатирует Арам Хачатрян, другая задача – огульно очернить весь армянский народ, обвиняя его в терроризме, и тем самым – распространять в России армянофобские настроения. Это делается из-за политической близорукости и бессилия официального Баку насильно решить карабахский вопрос в свою пользу.

А посему порекомендуем Фуаду Ахундову и всем приспешникам азерагитпропа, чтобы при очередном вбросе через СМИ измышлений об “армянском терроризме” они не забывали и об “азербайджанском терроризме” – в ракурсе чудовищного преступления, которое совершил уроженец Азербайджана Чингиз Рзаев 18 мая 1973 года.

А мы будем регулярно напомнить об этом злодеянии! Имеющий глаза – да видит, имеющий уши – да слышит…

Ашот Гарегинян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: