online

Между армянофобией и служением Империи

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

«Наша Среда online» — В повести Александра Куприна «Поединок», опубликованной в 1905 году, есть примета неспокойного времени и состояния умов в русской армии — пренебрежительное отношение к армянам. Читаем:

«По шоссе медленно ехал верхом офицер в белых перчатках и в адъютантском мундире. Под ним была высокая длинная лошадь золотистой масти с коротким, по-английски, хвостом. Она горячилась, нетерпеливо мотала крутой, собранной мундштуком шеей и часто перебирала тонкими ногами.
— Павел Павлыч, это правда, что он природный черкес? — опросил Ромашов у Веткина.
— Я думаю, правда. Иногда действительно армяшки выдают себя за черкесов и за лезгин, но Бек вообще, кажется, не врет. Да вы посмотрите, каков он на лошади!»
 

Поскольку сама повесть носит гуманистический характер и конец этой истории трагичен, есть предположение, что сам Куприн, конечно, не был армянофобом. Куприн был настоящим русским человеком, презиравшим ксенофобию. О еврейских погромах написан рассказ «Гамбринус». В «Поединке»  одним штрихом зафиксировал — в годы Первой русской революции армянофобия в армии уже была. И это, несмотря на то, что армяне вместе сражались с русскими, украинцами, татарами и представителями других наций и слыли отчаянными храбрецами. 

Попробуем разобраться, почему на рубеже XIX -XX веков в российскую армию пробралась армянофобия. Сами русские армянофобы отчасти похожи на героя рассказа Льва Толстого «После бала». То есть на первый взгляд они были государственниками, героическими людьми, наконец, милыми семьянинами.  

Но почему армянофобия? 

Фёдор Фёдорович Грязнов

Один из персоналий — классический офицер императорской армии, генерал Федор Федорович Грязнов. В 1905 году назначен начальником штаба Кавказского военного округа, руководил подавлением антиправительственных выступлений. 16 января 1906 года был смертельно ранен в Тифлисе бомбой, брошенной революционером, когда карета генерала проезжала у Александровского сада напротив дворца Наместника. Непосредственным исполнителем убийства был рабочий железнодорожных мастерских Арсен Джорджиашвили. Как же получилось, что именно генерал Грязнов в эти годы возглавил Кавказский Союз как альтернативу Наместничеству. Действительно, большая часть армии ненавидела Наместника Иллариона Ивановича Воронцова-Дашкова.

Илларион Иванович Воронцов-Дашков

Кавказскому Союзу хотелось действовать жестко, по уставу, не допустить гибели Империи.  

А что происходило на самом деле?  

В 1906 году в России стало резонансным делом армянских погромов в Шушинском уезде. Грязнов снаряжает отряд Веверна «усмирять» армян. Поразительно, что армянофобами были и Наместник, и Грязнов. Наместник слыл слишком безвольным, хотя управлял он с самыми широкими полномочиями. В чрезвычайных обстоятельствах мог отменять постановления губернских и областных лиц Кавказского края. При Наместнике находился совещательный орган — Совет, состоящий из двух специально назначенных Императором лиц, представителей министерства финансов и внутренних дел, Главного управления землеустройства и земледелия, старшего председателя Тифлисской судебной палаты и директора канцелярии Наместника.

Известны слова Воронцова-Дашкова: «У татар оружие хранится для грабежей, так как татары занимаются разбоем, и тут нет ничего политического, а у армян, занимающихся мирным трудом, оружия не должно быть; если оно есть, значит, держится в противоправных целях и должно быть отобрано».

Итак, создание Кавказского военного союза поддерживается тифлисскими патриотическими кругами. Было ли им известно о намерениях Грязнова и кровавых погромах армян? Возможно, что и да, возможно — нет, операцию по разоружению и ограблению армян могли разработать тайно, а уж массовые изнасилования армянок со стороны казаков вряд ли входили в цель похода. 

Почему возникла идея похода на «усмирение». Очевидно, что армянофобия зрела в недрах российского общества с конца 1890-х годов, когда в Турции начался геноцид армян первой волны (во времена султана Абдул-Гамида II). В Османской империи стали создаваться армянские политические партии и фидаинское движение. Некоторые агитаторы попадали и на территорию Российской империи: начиналось преследование, тюрьма и высылка на турецкую сторону, что означало фактически смерть.   

Власти России не могли не понимать, что нерешенный Армянский Вопрос так или иначе будет поставлен и перед Российской империей. Но освобождая сербов и болгар, вкладывая в Шипку и Плевну огромное количество золота и смертей, Россия в случае с армянами не решалась поступать как со славянскими народами.  В России не знали, как действовать с армянами, так чтобы  сохранялись интересы своей страны, но в то же время выстраивая систему безопасности в регионе. Многие исследователи политики России на Кавказе все время говорят о ее бессистемности, о том, что здесь никогда не было преемственности, и каждый новый Наместник «мел по-своему». 

К сожалению, уже в 1890-х годах, когда в Османской империи начались погромы армян, Россия так и не создала концепцию будущего. Вряд ли она предвидела масштабы Мец Егерн 1915 года, но то, что катастрофа захлестнет и ее границы, было предсказуемо. Но Россия не смогла и не хотела заглянуть в свою быстро надвигающуюся катастрофу, которая наступит уже через 2 года после Геноцида армян в Османской империи. 

Поэтому армянофобия как во всем русском обществе, так и в армии рождалась из-за страха, неуверенности перед своим будущим. Допускалась большая ошибка, а потом желание её быстро исправить. Так действовал Николай II, когда отменил закон о конфискации церковного армянского имущества. Но многое было слишком поздно. Ненависть многих армян он все-таки смог к себе посеять. Именно армянин, масон князь Давид Бебутов признавался, что дал Азефу 12000 рублей для убийства Николая. 

Все же парадокс, что именно законопослушных, миролюбивых армян в России в период Первой русской революции наделили оскорбительным ярлыком «террорист». Подозревали каждого в связях с партией «Дашнакцутюн». Еще сравнительно недавно, при Александре II армянин Михаил Лорис-Меликов во время своего губернаторства в Харькове после убийства князя Кропоткина эффективно боролся с террором, анархистами, революционерами, потом возглавив Верховную Распорядительную Комиссию. А при излете Романовых армяне в одночасье вдруг стали «террористами».Так, шаг за шагом армянофобия укоренялась в российском обществе, пока не наступила сама армянская Катастрофа 1915 года, и около 2 миллионов (по данным поэта, создателя «Антологии армянской поэзии» Валерия Брюсова) землепашцев, ремесленников, торговцев стали жертвами, а чудом оставшиеся в живых бежали с Западной Армении в Россию, которая теперь становилась гарантом их безопасности. 

Сегодня Воронцов-Дашков назван выдающимся военным и государственным деятелем, как и Федор Федорович Грязнов. На военно-исторических сайтах мы читаем об их мужестве, отваге и деяниях, о том, что благодаря  жесткой руке Наместника на Кавказе прекращалась резня, что именно он ликвидировал секвестр на церковное армянское имущество, эффективно занимался царским имуществом и развивал казачество, но нет ни слова о том, что они  патологически боялись и ненавидели армян. А самое главное, о причинах этого.

Валерия Олюнина,
главный редактор «Наша Среда online»

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: