• Пт. Июн 14th, 2024

Мери Мун: «Нет ничего невозможного»

Авг 7, 2023

ИНТЕРВЬЮ

 «Иногда что-то кажется красивым
 просто потому, что немного отличается
от окружающих предметов.»
Энди Уорхол

«Наша Среда online» – Молодая художница Мери Амирханян, скрывающаяся под псевдонимом Мэри Мун, свою жизнь посвящает искусству, но она вовсе не забывает о такой столь важной сфере, как бизнес. Совокупить эти две, казалось бы, несочетаемые сферы, довольно не просто. Но ведь в свое время Энди Уорхол смог справиться с этой задачей. Мэри Мун, принявшая участие в бесчисленном количестве выставок, получившая отличное образование, обучаясь не только в Армении (около 10 лет), но и в Германии, считает, что нет ничего невозможного. Она, действительно, планомерно организовывает то одну, то другую галерею, и нынче намеревается построить недалеко от города Еревана, в небольшой деревушке «Карашен», находящуюся в области Сюник, центр печати, где намерена выпускать картинки своих друзей, их постеры и открытки.   

– В каком городе Вы родились?

– Я родилась в Ереване. Школа, в которую я ходила, была очень успешной, и я получила там многое. Наша школа имела начертательное направление и в старших классах мы изображали очень сложные аксонометрические формы, что послужило причиной моего выбора профессии художника. У меня уже в старших классах начала складываться вся моя карьера. В нашей семье 5 детей, у меня 3 сестры и 1 брат, младший.

– Я полагаю, что вашему брату очень повезло, сёстры всегда заботливее.  

– Старшая сестра очень рано вышла замуж и все обязанности старшей в семье пали на меня. Родители мои всегда были заняты, и мы были предоставлены сами себе.  Мама меня всю жизнь наставляла: «Выбери профессию дизайнера!». В школе я училась на отлично по всем предметам и могла выбрать любую специальность, но наставления мамы явно повлияли на меня, и я решила пойти по пути художника и это, несмотря на то, что я бы спокойно преуспевала и в любой другой области: я прекрасно знаю физику,  математику, да и другие предметы: биологию, географию, историю. А здесь я должна была начинать всё с нуля. И когда я впервые обратилась к художнику Ашоту Ашоту, с которым мы познакомились в Доме культуры, он спросил у меня: «Чему Вы хотите научиться?», я ответила: «Хочу обучиться на дизайнера!», он ответил: «Тогда ты должна научиться рисованию!». Так и началась моё обучение. Через год, когда Ашот Ашот переезжал во Францию, он познакомил меня с ведущими представителями художественной школы Себастаци с Гоар Саноян и Григором Хачатряном, у которых я проучилась год. Но за этот год, именно в этой школе для меня открылся новый мир. Это был мир абсолютно мне незнакомый, где я сразу влюбилась в искусство.

– Как Вы решили стать художником, в то время, как это не совсем женская профессия? Или Вы со мной не согласны?

– Я считаю, что женских профессий не существует. Если бы я занималась вышивкой – это было бы женской профессией?

– Знаете, когда в Москве в посольстве у меня была студия, где я преподавал лепку, преподавателем по вязанию спицами был один очень элегантный, утонченный мужчина, которого постоянно окружали миловидные женщины.  

 В старших классах я ходила обучаться вязанию, что очень любила, ходила на уроки скрипки, училась также игре на фортепиано, то есть бессознательно занималась всем тем, что требует использования моторики пальцев.

– А сейчас на скрипке играете?

– Сейчас нет. Потому что у меня нет скрипки, играю по-прежнему на пианино. Была бы у меня скрипка – то, думаю, играла бы.

Когда я занималась музыкой, мои педагоги на каждом уроке  на меня громко кричали. Когда я выросла, то задалась вопросом, по какой причине это происходило? Я поставила перед собою ноты, по которым играла в юные годы и стала играть. Один из моих друзей, музыкант, мне предложил: «Открой сольный ключ!», что я и сделала, мгновенно поняв, что значит «открыть сольный ключ».  Я впала в оцепенение, неужто эти учителя не смогли мне объяснить, как просто это делается, чтобы мне не мучиться. Не исключено, что в этом случае, я могла бы выбрать профессию музыканта. Я считаю, что все профессии созданы для мужчин. Мужчины и женщины в творчестве используют совсем разные энергии. Энергия женщины – это та энергия, которая предназначена для рождения ребёнка и его воспитания, это не такая чистая творческая энергия, как у мужчины.

– Так у Вас женская или мужская энергия?

– Несомненно, женская.

– Какое образование Вы получили?

– За время обучения в Себастаци, мне удалось познакомиться почти со всеми ведущими художниками Армении. Оттуда я отправилась учиться в училище Терлемезяна, где проучилась 4 года на дизайнера. А дальше я поступила в Художественную Академию, где проучилась ещё 5 лет. После этого я отправилась в Германию, учиться в художественном институте в Касселе. Именно там я и стала учиться шелкографии.

– Как Вы основали галерею и студию Vizual Gap Gallery?

– Идея создать галерею Vizual Gap возникла у меня после обучения в Касселе,  когда я ознакомилась с тем, как успешно им удаётся представлять своих молодых художников. Вернувшись на Родину я поняла, что хочу создать онлайн галерею, такую же как в Касселе, где я буду демонстрировать произведения своих друзей.   Создав вебсайт, я стала приглашать друзей в эту галерею художников, добиваясь, чтобы им писали CV, представляли бы снимки их работ, и выставки, которые мы проводили. Ознакомившись с нашим сайтом, многие галереи стали нас приглашать к участию в разных художественных мероприятиях и выставках. После этого на улице Терьяна я открыла реальную галерею, которая была расположена на 5–м этаже. Туда приходило бесчисленное количество людей. Я предлагала организовывать выставки, не взирая на то, какой имелся бюджет. В эти дни у нас появились спонсоры, которые нам очень помогали. Им хотелось, чтобы я стала их галеристом. Это неверный подход, когда организуется групповая выставка, необходимо, чтобы все работали, как один человек. И неважно кто автор идеи. А тут всё было только на мне, и мне это очень скоро надоело. Закрыв галерею я отправилась в Стамбул. В Стамбуле я обнаружила, насколько сильное у них искусство и что там так много галерей, что за год невозможно будет обойти все. Потом я приняла участие в одном международном конкурсе, где завоевала звание лучшего художника. После этого передо мной вообще открылись все двери. Меня стали приглашать многие галереи. Не говорю о том, как это мне помогло установить связи в Германии.  2 года я  прожила в Стамбуле, пока там не начались эти опасные массовые взрывы, уносящие жизни многих жителей  и я снова вернулась в Армению.

– Чему Вы обучались в Германии, в Касселе?

– Я отправилась в Кассель учиться шелкографии.  Там я очутилась, когда был представлен мой видео-арт, сделанный об инвалидах, в котором я задавалась вопросом: «Почему искусство так необходимо?», потом я встретила текст выставки современного искусства «Документы», проходившей в Касселе каждые 5 лет, которая тоже задавалась вопросом: «Почему искусство так важно?».  В «Документе» меня пригласили принять участие и я осталась в Касселе учиться шелкографии. Когда я вернулась на родину в Армению снова, выяснилось, что здесь техника шелкографии никого не интересует.  Находясь в Германии, я добивалась таких результатов, которых достичь в Армении было бы невозможно. Был один профессор, который предлагал мне остаться в Касселе и учиться ещё 5 лет, но после 10 лет обучения продолжить учёбу у меня не было ни малейшего желания. Теперь, конечно, я сожалею что не поучилась у них хотя бы ещё год.  Когда я рассказывала жителям Касселя, что этот профессор предлагал мне пожить у него, они были в шоке и заявили, что «Он никому другому такого предложения никогда не делал!».

– Расскажите о выставке в Москве в полиграф-маркете «Вкус бумаги», в которой Вы принимали участие?

– Это мероприятие организовывалось в «Гараже». Я впервые стала свидетелем того, что на такие мероприятия ходят люди в бесчисленном количестве.  Мы там работали с 10 утра до 10 вечера и там я многому научилась. Я увидела, как необходимо представлять работы по шелкографии, научилась как обращаются с графикой, ведь я по образованию дизайнер, и не имела опыта, увидела какое многообразие техник существует в искусстве и как представлять работы, выполненные в этих техниках.   

В художественной школе Себастаци Вы даёте мастер-классы по шелкографии. Как это осуществляется?

– Да, в Художественной школе Себастаци я провела несколько мастер-классов по обучению шелкографии.

 – Есть ли у Вас хобби и какое?

– Если игру на пианино можно назвать хобби, то есть. Я люблю играть по нотам.

– Есть ли у Вас мечты?

– Совсем недавно около полугода я жила в селе «Карашен», которое находится очень недалеко от города Еревана, где я поняла, что мне хочется переселиться в эту прекрасную местность, и жить там. Хочу построить там мастерскую, пригласить туда талантливых специалистов, которые блестяще владеют высокой печатью, купить печатные станки, и построить место, где будем хранить и представлять результаты нашего производства и искусства. Такова моя мечта и программа в будущем, которую я намерена осуществить.   

Арутюн Зулумян

Top