online

Кнарине Казанчян. Рси ахчик

ЛИТЕРАТУРА

«Наша Среда online» — Мама была наполовину русская, вторая половина у нее была украинская. Поэтому я и росла светлая, с маленьким вздернутым носиком и соломенными косичками. Первое время мои родители жили в деревне. Мама рассказывала, что после их с папой деревенской свадьбы, все советовали папе не держать дома радио, тем более телевизор, объясняя это тем, что молодая много увидит, многого захочет.

Но папа был не такой, они с мамой как приехали из города, так и уехали обратно, как только закончился их совместный отпуск, превратившийся в медовый месяц. Деревенские не были на него в обиде, ведь он был уважаемый человек, сын уважаемых людей. Мама с папой так и начали строить свою семейную жизнь, ничего не имея за душой. Им завод предоставил место для жилья чуть ли не на крыше вагончика, у папы из мебели была деревянная тумбочка, а у мамы из посуды красивый графин из голубоватого стекла. Ближе к осени родителей перевели в нормальное общежитие, а через пару лет, когда родились я и мои братья, мы получили большую двухкомнатную квартиру.

В деревню мы приезжали часто, папин младший брат был председателем, бабушка часто посылала за нами водителя, и мы, прямо как есть, садились в виллис и ехали в деревню. А смену одежды и все остальное родители уже сами привозили. Бабушка гордилась как своими детьми, так и нами, внуками.

Хотя была одна история, о которой я узнала лишь когда выросла. Как-то бабушка и дед крупно поссорились. Очень серьезно, почти навсегда, но через полгода они помирились (прямо как в фильме «Любовь и голуби»), и бабушка забеременела и родила мальчика, аккурат вместе со своей младшей снохой. Родила и от стыда, что в таком-то возрасте такое приключилось, решила не кормить младенца. Как-то навестила её моя прабабушка и, услышав истошный плач младенца, заставила её дать грудь ребенку. Так и выжил мой дядя, самый младший из папиных братьев, он вырос крепким и выносливым мужчиной, и никогда не сделал матери даже намека на такое отношение в первые дни его жизни. Мать же любила его как-то по-особому, гордилась, что он стал председателем сельсовета, и как-то сбоку наловчилась властно управлять всеми делами в большом доме, а иногда вмешивалась и в дела сельсовета. Так, например, она могла самовольно отправить дядиного водителя в город по своим делам или же за нами.

Для деревенских я так и осталась дочкой русской («рси ахчик»), интересно, что моих младших братьев никто не называл сыновьями русской, может сказывалось уважение к мужскому потомству, не знаю. А когда меня окликали, я всех поправляла, что моя мама не русская, а наполовину, а на другую украинка. Все смеялись моему возмущению, и продолжали меня звать рси ахчик.

С конца мая все женщины и девушки в деревне шли собирать зелень (банджар), повязав головы косынками и надев длиннополые ситцевые юбки или передники. Я тоже шла с ними, бабушка только мне доверяла свой передник, сама же не могла ходить по лугам и полям. Мне дважды завязывала вокруг моей детской талии тесёмки — это был верх доверия носить передник бабушки. Меня гордость так и переполняла от этой мысли. Где-то к полудню, мы возвращались домой с собранной полезной, вкусной и сочной зеленью. Бабушка аккуратно их классифицировала в кучки, мыла, слегка отваривала с щепоткой соли и пару минут томила с пассированным луком, а потом мы ели с мацуном, или же могла сделать вкусную яичницу с зеленью, которую мы тоже уплетали с большим удовольствием.

Помню, как мы долго ждали отёла бабушкиной любимицы тёлки Садаф. Это был её первый отёл, бабушка очень переживала за неё, а бабушкины невестки даже шептались, что за эту корову она больше переживает, чем за них, когда они рожали. Она меня посылала за моей тётей, своей дочкой, которая так и не вышла замуж, засидевшись в девках. Я бежала в поле и прикрыв ручонкой глаза от яркого солнца кричала:

-Тётя иди, Садаф рожает…(Оркур ари, Садафы цнума!), — а тётя бросив всё, кидалась домой со мной. Запыхавшись, она осматривала телку, наливала ей свежей воды и сухого корма, говорила, что вроде нет, не рожает и бегом возвращалась на свои полевые позиции…

Так её я на протяжении всей недели по приказу бабушки звала домой, но тёлка Садаф что-то не спешила. Это случилось под утро, когда бабушка с ведром заходила в коровник для дойки коров, её окликнула Садаф, счастливо промычав о своей новости, а в укромном углу коровника рядом с ней стоял на тоненьких ножках как две капли похожий на мать маленький бычок.

Тогда мне тоже пришлось бежать в поле к тёте, чтобы прокричать в звенящее летнее утро полей радостную новость:

-Садаф родила, тётя, Садаф родила…

КНАРИНЕ КАЗАНЧЯН

17 апреля 2020

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top