• Чт. Апр 25th, 2024

Каро Мкртчян: «Мои интересы находятся в сфере веры и искусства»

Фев 13, 2023

ИНТЕРВЬЮ

«Наша Среда online» – Художник Каро Мкртчян живёт в Стокгольме. Всю свою жизнь он был связан с авангардистским движением. Независимый и свободомыслящий, он, увлечённый учением «Сознание Кришны» бежал из культурной блокады Армении. Каро Мкртчян жил и писал абстрактные произведения, как на Родине, так и за её пределами. И сейчас, проживая в Швеции, он продолжает писать медитативные картины.

– Где, в каком городе Вы родились?

– Родился я в г. Ереване.

– Как рано Вы стали заниматься искусством?

– С детских лет я начал рисовать. Мои родители работали, а меня вместе с сёстрами оставляли у бабушки. Бабушка часто развлекала нас тем, что лепила из хлебного мякиша фигурки разных животных. Когда я чуть вырос, я перенял у неё эту способность, и начал лепить. Бабушке мои работы сильно нравились и она сказала: «Как видишь, у тебя получается лучше, чем у меня». С тех пор я и начал заниматься лепкой. В школьные годы я ещё начал рисовать. Мои рисунки нравились моему учителю по рисованию, и на выставках, организуемых в школе, он с удовольствием представлял мои картины.    Когда я стал постарше, то стал помышлять поступить в училище им. П. Терлемезяна, но отцу эта идея не особенно нравилась, он не хотел, чтобы я стал художником.

– А кем он мечтал сделать сына?

– Сам он был ремесленником, и хотел, чтобы я тоже стал им, считая, что только в этом случае я смогу обеспечивать свою семью. Прислушавшись к советам отца, после неудачной попытки поступить в училище им. П. Терлемезяна, я поступил в проф-тех училище по изготовлению мебели, где проучился 3 года. Когда закончил учёбу, отправился служить в армию. После службы я попытался поступить в Художественное институт, но коррумпированные учебные структуры не дали мне такой возможности, да и дома мои устремления не получали одобрения. Тогда я обратился в художественную студию, которой руководил художник Карлен Овсепян, и стал у него учиться. К тому времени в Армении сформировалась творческая авангардная группа «3-ий этаж» и я стал её активным участником. Затем, я работал в двух разных учреждениях в качестве художника. Мы рисовали советские плакаты с лозунгами, изображали портреты лидеров: Маркса, Энгельса, Ленина, изготовляли вывески, таблички, рекламные щиты. Конечно, все это оказало своё влияние на моё искусство.

Сохранилась ли у Вас в памяти Ваша первая выставка?

– Первая выставка, в которой я принимал участие, состоялась в Доме художников. Я представил большое абстрактное полотно, выполненное в стиле ташизма. С этими картинами я принял участие в выставках в московском Манеже и в Польше. Но большее впечатление на меня произвела выставка, состоявшаяся во Франции, в Париже.

– Вы были уже сформировавшимся успешным художником в Армении, когда уехали из страны. По какой причине Вы переехали жить в Швецию?

– К тому времени я был уже в «учении сознания Кришны», когда начались преследования людей этого учения. На нас совершались нападения и избиения. Дело порой доходило до крови. В наш адрес последовали угрозы, что нас могут убить. Чтобы прекратить эти преследования, мы были вынуждены обратиться в защиту к организациям, сохраняющим права свободной веры и религии. Наши люди начали уезжать из страны. Я отправился в Москву, и прожил там около месяца, но не выдержав испытаний, вынужден был снова вернуться в Армению. Однако, ашрама, где мы совершали свои поклонения, уже не существовало. Тогда я решил отправиться во Францию, там уже проживали некоторые наши друзья. Во Франции мне дважды отказали в гражданстве, и я снова вынужден был вернуться в Армению. К тому времени моя сестра стала гражданкой Швеции, и она пригласила меня к себе.

– А Вы легко освоились в Швеции?

– Когда у человека сознание меняется, а вокруг нет единомышленников, он чувствует себя чужим. Всё вокруг становится чуждым и ненужным. И выходило, что мне нет смысла дальше оставаться на Родине. Тем не менее, атмосфера Армении мне до сих пор ближе, чем берега Скандинавии, но мне импонирует, что шведы не любят вмешиваться в личные дела других, как это принято делать в Армении. В Швеции мне стало легче, поскольку там не было атмосферы преследования и агрессии.

Легко ли в Швеции быть художником?

– В Швеции мне до сих пор не удалось вписаться в художественную среду. Для этого, необходимо было учиться и долгое время жить в этой стране, а в моем возрасте делать это, пожалуй, поздно. К тому же у галерей имеются художники, с которыми у них уже заранее сформированы программы выставок, да и принимать со стороны других художников они вовсе не собираются. Имеются галереи, которые можешь заказать, но это очень накладно, а вероятность того, что выставка оправдает себя – маловата.

Какая из стран, где проходили Ваши выставки, Вам больше по душе?

– В целом, я принимал участие в выставках, организованных в США, Франции, Германии, России, Польше, Украине. Но сейчас мне все больше и больше нравится жить в Швеции.  

Какие у Вас другие увлечения?

– Кроме занятий живописью в юные годы я занимался футболом. У меня были хорошие способности, но уже ближе к 8-му классу у меня заболели колени, и врачи порекомендовали оставить спорт.  

Сохранилась ли Ваша связь с Родиной?

– В Армению меня по-прежнему притягивает природа. Но тамошние люди сильно изменились не в лучшую сторону, и мне сейчас с ними было бы трудно жить. О своей стране у меня сохранилась добрые воспоминания, и время от времени я туда возвращаюсь, но уже не как к себе домой, а в гости.

– Недавно в Армении проходила выставка, в которой Вы принимали участие, расскажите об этом.

– Выставка называлась «Чёрный» и проходила в Доме художников, где когда-то и состоялась моя самая первая выставка. Организатором выставки был художник Лео Варданян. Ребята отправили письмо замечательному французскому художнику – абстракционисту Пьеру Сулажу. Он является почётным членом Американской академии искусства и литературы, и работает со «сверхчёрным цветом».

Ваши планы на будущее?

– Как таковых планов у меня нет. Моя жизнь и интересы находятся в двух сферах: искусства и веры. Каждый воскресный день я посещаю «ашрам», куда мы приходим для медитации, молитвы, совершения ритуала и духовного обновления.

Арутюн Зулумян

Top