online

Каринэ Мацакян: «Нет в мире совершенства»

ИНТЕРВЬЮ

«Подарили куклу
Мне на день рожденья.
Это просто чудо,
Радость и везенье.
Бросила игрушки,
Только с ней играю,
Обо всём на свете
С Машей забываю»

Татьяна Гостюхина

«Наша Среда online» Каринэ Мацакян – армянская художница, поп-артистка, получившая классическое художественное образование. Под влиянием западного искусства она пришла в своем творчестве к поп-арту и гиперреализму. Родилась Каринэ в Гюмри, живет в Ереване. Окончила Ереванский худо­жественно-театральный ин­ститут, участница многих выставок в Армении и Европе, персональные выставки: в Зальцбурге, Ваграйне, Вене, Берлине, Венеции, Тбилиси, Ереване. Участница 49-й Венецианской биеннале.

— В каком городе Вы родились?

— Я родилась в Ленинакане.

– Как рано Вы стали увлекаться искусством?

— Увлекаться искусством я начала после первого столкновения с настоящим искусством, французского художника Курбе, в 13 лет. Портрет Курбе, «Портрет девушки», посредством живописи настолько реалистично и натурально описывал душевное состояние девушки, которая смотрела на зрителя, после долгого смятения чувств, полной одержимостью победить одиночество, страх и отчужденность.

В тот момент я ощутила силу настоящего искусства как инструмент виртуализации реальности в гипер-масштабах.

Я скопировала эту работу на холсте с открытки, впервые применяя масляные краски.

– Вы помните свою первую выставку?

— Первая моя выставка была «3-ий ЭТАЖ», молодёжно-альтернативное движение, благодаря чему я приобрела среду интересных, харизматичных, творческих людей, присутствие которых помогало находить и утверждать себя, как личность и как художник.

Что стало причиной, что Вы стали увлекаться поп-артом?

— Моя влюбленность к шедеврам мировой живописи не давало мне смелости найти свой стиль самовыражения. Мне казалось, что путем изучения академических принципов и технологий, как это нам внушалось, я смогу найти свой стиль. После мучительных метаний и переживаний, мой однокурсник, Арман Григорян, а затем лидер движения «3-его ЭТАЖ-а», как чуткий знаток искусства, посоветовал мне перестать учиться, и начать творить, подсунув мне иллюстрацию работы американского художника, гипперреалиста Ричарда Эстеса. В нем отражалось слепое безразличие городского пейзажа, где люди и вещи выглядят одинаково.

Именно это состояние экзистенциальности я испытывала в этот период. Я была благодарна своему другу за своевременный отклик. Это способствовало моей свободе и смелости в творчестве.

На смену советским китчевым изжитым лозунгам, пришли новые, капиталистические, в виде товаров потребления такие, как Кока-Кола, Мальборо, фирменные джинсы и т.д.: символы изобилия, свободы и равенства. В своих работах, я гротескно увеличивала эти символы, придавая им значение новых “ИКОН”. Они должны были соответствовать к оценке “ФИРМА”, ироничное название символа совершенства и подлинности в кругу мох друзей. В эту мою потребительскую корзину творчества, попали и высокие произведения искусства, и дешевые рекламные вывески, как делает это масс- медиа приравнивая их ценности.

Это были попытки создания современного языка в искусстве, без принуждения к национальной идентификации, что мешало свободному самовыражению художников советского периода.

Высмеивая всю философскую дихотомию о высоком и низком в искусстве, царивший в артистической среде 90-х, поп-арт стал одним из условных направлений общения с новой средой времен перестройки.

Я подшучивала над собой, когда тщательно выделывала фрагменты одноразовых, потребительских предметов быта, как мастера Ренессанса при создании духовных картин.

В каких странах у Вас были выставки?

— У меня была одна очень важная выставка, которая состоялась в Армении. Ее организовал Чарли Хачатурян, скульптор и куратор из Америки. Он оценил мои объекты как новаторство, нашел их оригинальными в выбранном стиле и счел достойными для персональной выставки.   Эта выставка укрепила мою самоуверенность. На мое удивление она прошла успешно. Целых 20 дней от открытия до закрытия выставки не прекращался поток разнородных посетителей, от радикальных писателей и художников, до неискушенных зрителей, что подтверждало легкость и универсальность языка поп-арта. Думаю, секретом этого успеха, была обусловлена идентичностью переживаний людей постперестроечного времени. В общем, эта выставка иронизировала привычные нам нравственные ценности, как патриотизм, любовь как понятие свободы. После этой персональной выставки, начиная с 1998 по данный момент, я участвовала в групповых выставках в Москве, Зальцбурге, Вене, Вагрейне, Берлине, Лионе, Париже, Тбилиси, Тегеране, Ереване, а также в 49-ом Венецианском Биеннале.

В какой стране Вам больше понравилось и почему?

В Италии, в Москве и в Иране. Там мы ездили с друзьями.

– В какой стране Вам бы хотелось жить?

— А на той планете есть охотники?
— Нет.
— Как интересно! А куры есть?
— Нет.
Почему?

— Нет в мире совершенства! — вздохнул Лис.

– Чем Вы занимаетесь в художественной школе «Себастаци»?

-Художник в школе «Себастаци» должен уметь заниматься всем: быть художником, дизайнером, архитектором, новатором.

Какие у Вас планы в будущем?

-Это очень жестокий вопрос. Очень сложно отвечать на него. В стране, которая совсем недавно проиграла войну, где нет никакой социальной перспективы, где нет даже гарантии для жизни ответить на такой вопрос непросто. Мне бы хотелось ошибиться, но думаю, что в скором времени нам не удастся выйти из социального кризиса.

Арутюн Зулумян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: