online

Иран – Азербайджан: придёт ли в движение граница по Араксу?

ГЕОПОЛИТИКА

Активные военные действия в регионе нагорно-карабахского конфликта (27 сентября – 10 ноября 2020 г.) и их последствия, радикально меняющие расстановку сил в Закавказье, стали одним из факторов серьёзного обострения ирано-азербайджанских отношений. Активно поддержанный Турцией, Азербайджан активно применял на поле боя не только небезызвестные «Байрактары», но едва ли не в первую очередь – беспилотные летательные аппараты и барражирующие боеприпасы израильского производства. Явственно обозначившиеся год назад региональные союзы и неформальные альянсы будут всё активнее влиять на региональную динамику, способствуя дальнейшему экспорту на отягощённый собственными противоречиями Кавказ ещё и ближневосточной нестабильности.

Кардинальный слом более чем четвертьвекового статус-кво, обретение Азербайджаном контроля над основной дорогой между Араратской долиной и югом Армении с выходом на иранскую границу, создали значительную угрозу не только торговле кавказской страны, но и поставило перед новыми вызовами инициированный в 2016 году Тегераном проект международного транспортного коридора «Персидский залив – Чёрное море». Ранее азербайджано-турецкие «антитеррористические» учения на Каспии спровоцировали резкую критику со стороны Тегерана, где указали на очевидное нарушение Конвенции о правовом статусе Каспийского моря (2018 г.), исключающую присутствие по его берегам внерегиональных игроков. Со своей стороны, в Баку озабочены «нелегальным», по его мнению, проникновением иранских «большегрузов» в охраняемую российскими миротворцами «армянскую» часть Нагорного Карабаха. Выставленный в августе на дороге между Горисом и Капаном, близ села Воротан (Эйвазлы) азербайджанский таможенный пост занялся взиманием с водителей иранских фур таможенных сборов, а двое из них и вовсе были задержаны, причём их судьба неизвестна до сих пор.

Попытки урегулировать ситуацию политико-дипломатическим путём успехом не увенчались, и одним из ответов Тегерана стало ограничение воздушного и наземного (по южному берегу Аракса) сообщения между «материковым» Азербайджаном и Нахичеванской Автономной Республикой. Со второй половины августа иранцы начали в приграничных районах останов Западный Азербайджан, Восточный Азербайджан и Адребиль череду крупных учений армии и Корпуса Стражей Исламской Революции с участием до 50 тысяч человек. Если верить некоторым зарубежным источникам, переброшенные из внутренних провинций наземные силы развернулись менее чем за 48 часов. После окончания тренировок некоторые боевые единицы КСИР якобы остались в пограничной зоне в состоянии повышенной готовности.

Примечательно и название учений – «Завоеватели Хайбара», отсылающее к изгнанию воинством Пророка иудеев из оазиса недалеко от Медины. Следует ли понимать, что таким образом иранцы намекают на то, что нынешний Азербайджан является современной «реинкарнацией» этой крепости? Традиционно тесные связи между Баку и Западным Иерусалимом, интенсивно развивавшиеся с начала 1990-х годов, изначально встречали острое недовольство в Тегеране. Согласно некоторым утечкам в региональных СМИ, требующим дополнительного подтверждения, территория прикаспийской страны использовалась спецслужбами Израиля в ходе некоторых разведывательных и иных спецопераций, направленных против объектов ядерной инфраструктуры Исламской Республики.

Как пишет The Times of Israel, в Тегеране опасаются «сепаратистских настроений среди этнических азербайджанцев, составляющих около 10 миллионов из 83 миллионов жителей Ирана». Выступая 10 декабря 2020 года на «параде победы» в Баку, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прочитал стихотворение азербайджанского поэта Бахтияра Вагабзаде «Араз – Араз» о насильственном разделении народа по берегам приграничной реки. Несмотря на то, что скандал удалось достаточно быстро замять, символичный пассаж турецкого лидера в Тегеране восприняли весьма эмоционально. Некоторые пользователи иранских социальных сетей распространяют карту Азербайджана, окрашенную в цвета иранского флага, напоминая о принадлежности этой части Кавказа до Гюлистанского и Туркменчайского договоров, по которым она перешла к Российской империи. Уже тогда некоторые наблюдатели обратили внимание на то, «как легко и быстро можно накалить страсти и испортить отношения между двумя странами».

В начале октября в Нахичеване прошли совместные учения «Нерушимое братство – 2021» с привлечением военнослужащих 3-ей турецкой армии. Кроме того, на берегах Апшерона сочли необходимым демонстративно акцентировать внимание общественности на военно-техническом сотрудничестве с Израилем, которое президент Ильхам Алиев, если верить Wikieaks, сравнивал с айсбергом, 9/10 которого «находятся под водой». 5 октября издание Israel Hayom сообщило о начале силами безопасности Азербайджана широкомасштабной операций против так называемых «проиранских элементов». Одновременно, под предлогом коронавируса, власти закрыли в Баку офис представителя верховного лидера Ирана аятоллы Сейида Али Хаменеи, располагавшегося в здании мечети «Хусейния» (традиционное место сбора практикующих шиитов). По утверждению арабского издания Elaph, ссылающегося на источник в израильском правительстве, на территорию Азербайджана передислоцировались самолеты F-35 ВВС Израиля. Распространяются слухи о возможном приобретении Азербайджаном «продвинутых» противоракетных комплексов «Хец-3» совместного американо-израильского производства. По-видимому, в последнее время работы ускорились на фоне информации об успехах иранцев в сфере разработки и производства беспилотных летательных аппаратов, крылатых и баллистических ракет. При этом азербайджанский лидер пытается отрицать обвинения в привлечении в регион Израиля, обвиняя Тегеран в распространении «необоснованных клеветнических измышлений».

Наряду с ядерными исследованиями, ракетная программа Ирана – традиционная мишень для Америки и её региональных союзников. Помимо учений, являющих собою скорее демонстрацию силы, нежели конкретные военные приготовления, предпринимаются попытки координации политико-дипломатических шагов, в частности, с Ереваном и Москвой. Так, накануне и в ходе рабочей поездки в Москву министр иностранных дел Ирана Хоссейн Амир Абдоллахиан неоднократно говорил о том, что его страна не потерпит изменений границ на Кавказе, равно как и присутствия в регионе «сионистов» и «террористов». Как следует из заявлений командующего сухопутными силами иранской армии Киюмарса Хейдари, в Тегеране не уверены, в том, что навербованные Турцией в 2020 году джихадисты из Сирии покинули Кавказ после окончания активных военных действий в Нагорном Карабахе.

Ранее в ходе визита в Тегеран министр иностранных дел Армении Арарарт Мирзоян заявлял, что открытие так называемого «Зангезурского коридора» не может быть предметом обсуждения. Здесь уместно напомнить, что в Баку и Анкаре настаивают на экстерриториальном характере этой гипотетической коммуникации, что, как упоминалось выше, окончательно захлопнет для Тегерана единственную неподконтрольную пока тюркским соседям «форточку» на северо-запад. Судя по некоторым заявлениям иранских чиновников, они готовы помочь с капитальным ремонтом альтернативной дороги в Сюнике, не заходящей на территорию Азербайджана, в рамках проекта транспортного коридора «Север – Юг» (Норадуз – Ереван – граница с Грузией). Вместе с тем, азербайджанская авиакомпания Azal Airlines объявила о начале использования армянского воздушного пространства вместо закрытого иранского.

Уверенное поведение официального Баку, потеря внешнеполитической субъектности Ереваном при растущем влиянии на Кавказе Турции и Израиля означают новые вызовы для внешней и внутренней безопасности Ирана. По-видимому, «Завоеватели Хайбара» и сопряжённые мероприятия стали отражением попытки администрации Эбрахима Реиси выработать некоторое подобие оборонной политики в приграничных районах и на кавказском направлении. Едва ли нынешний «шторм по берегам Аракса» выльется в вооружённые столкновения, но вместе с тем нельзя исключить попыток внешних игроков спровоцировать региональную напряжённость, доведя полемику между Тегераном, Баку и Анкарой до очередной «точки кипения». Острая конкуренция взаимно пересекающихся разнонаправленных «коридоров», несущая не столько экономическую, сколько военно-политическую нагрузку, создаёт для этого благодатную почву. Так что вовсе не исключено, что в случае дальнейшей региональной эскалации могут потребоваться более широкие дипломатические усилия с учётом позитивного (пусть и неизбежно ситуативного) опыта взаимодействия в рамках российско-ирано-турецкого «Астанинского» переговорного формата по Сирии.

Андрей Арешев

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: