online

Горькая арифметика

КАРАБАХСКИЙ ФРОНТ МОСКВЫ

«Наша Среда online»Проект «Карабахский фронт Москвы» посвящен советской и российской интеллигенции, не побоявшейся, в трудные времена глухой информационной блокады вокруг событий в Нагорном Карабахе, поднять свой голос в защиту прав армянского населения древнего Арцаха, тем, кто доносил правду о событиях в мятежной республике.

Представляем вашему вниманию статью, опубликованную в журнале «Огонек» № 25 за 1991 год.

Мертвые уже ничего не расскажут. Их удел спать вечным сном и не дать уснуть нашей совести.

Мертвые этой войны зовут не к отмщению, не к слепой ярости, не к крови, а к справедливости и состраданию.

Свежие могилы в цветущей майской земле должны стать последними в этой долгой кровавой бессмысленной войне. Но станут ли?

Война бикфордовым шнуром разгорелась по всей армяно-азербайджанской границе.

В Ереване выстрелов не было. Но стреляли по сердцу тревожные сводки с границы, газетные заголовки, фотографии искалеченных людей…

Армения объявила национальный траур по безвинным жертвам. А в это время в город вошли десантники — около 2 тысяч человек — якобы для охраны военных объектов, в том числе Армянской атомной электростанции от армянских боевиков.

Но боевики что-то не спешили взрывать АЭС, и десантники ходили по городу и заходили в пивные, где, как ни странно, тоже не было боевиков. А сидели там обычные армянские мужчины, вооруженные селедкой и батареей пивных кружек. Десантников они не трогали, и те спокойно, без помех, утоляли жажду.

В Ереван съехался цвет мировой прессы. Все просились в приграничные районы, все хотели разобраться в причинах кровопролития. Кому-то удавалось побывать на границе, кому-то — нет.

Уезжали из города утром, возбужденные и в чистеньких сорочках. Возвращались ночью: серые от пыли и молчаливые. Смерть чужих людей — это всегда и твоя немножко смерть.

Междугородная служба устала от бесконечных просьб дать каналы связи на Голландию, США, Японию, Канаду. Тесные комнатенки фотохроники Арменпресс стали в эти дни неофициальным клубом шокированных от увиденного и услышанного журналистов.

Благодаря им мир узнал о происшедшем в Армении. Мир, но не страна. Программа «Время» по уже обкатанной схеме читала набившие оскомину тассовки о боевиках и выпустила в эфир сюжет из Ростова: армяне вывозят отсюда масло.

Май начался в Армении трагически. Но участие и поддержка мировой общественности, людей доброй воли по всей стране, казалось, притупили боль потерь.

«…Я, русская писательница, обращаюсь ко всем, в ком жива совесть,— очнитесь! Я обращаюсь к вам, Святослав Федоров, Федор Бурлацкий, Дмитрий Лихачев, Анатолий Карпов, Альберт Лиханов! Забудьте о телемарафонах и рекламе, поднимите в защиту человеческих жизней свои гуманные общества, фонды — прав человека, милосердия, мира, культуры, детский! Стучите грозно в кремлевскую дверь!.. Здесь разгорается геноцид 15-го года. Это говорю я — неармянка».

(Из обращения писательницы Инессы Бурковой к русской интеллигенции. 5 мая 1991 года.)

«…Через один-два или три года мы будем судить об этой войне, как о войне в Афганистане. А пресса дает «взвешенную правду», но взвешенная правда есть взвешенная ложь. Через какое-то время мы будем стыдиться этого так же, как мы стыдимся Афганистана…»

(Из выступления Елены Боннэр 9 мая 1991 года.)

По данным МВД республики, начиная с 5 мая Армения подвергается нападениям подразделений Советской Армии. Задействованы также отряды военно-воздушного десанта. Эта акция, как было заранее объявлено, осуществлялась согласно Указу Президента СССР о разоружении незаконных вооруженных формирований. Однако, по утверждению временно исполняющего обязанности министра внутренних дел Армении А.Манучаряна, она вылилась в карательные действия, направленные против армянского народа.

На войне случается передышка, начинают считать убитых.

С 1 по 10 мая в Армении погибло 14 работников милиции и 18 граждан. Ранено 5 милиционеров и 16 граждан. 104 человека томятся в заложниках. Военные вывезли их в Азербайджан, и судьба их неизвестна. Правительство Армении принимает все меры для вызволения своих граждан из плена. Может, это и есть боевики? Не знаю. Во всяком случае, не Самвел Пагалмян, 62 лет, приехавший в село Шурнух в гости, не корреспондент Вардан Оганян, выполнявший свой профессиональный долг, не десятки сотрудников милиции, среди которых есть и раненые, и не две душевнобольные из Горисского района… И, конечно же, не врачи Геворк Григорян и Валерий Хачатрян, прибывшие в Геташен на военном вертолете из Еревана для оказания помощи пострадавшим. Геворка ждут дома пятеро его детей, о нем беспокоятся в Грузии спасенные им люди, куда он выезжал сразу же после землетрясения.

Горькая арифметика войны! Убитые, раненые, взятые в плен… Стоила ли десятков жизней эта война во имя спасения неизвестно кого и неизвестно чего?

А может, дело здесь в другом? Может, и армяне, и азербайджанцы, и армия — все оказались заложниками чьей-то абсурдной недальновидной игры? Не знаю…

Живые еще в этом разберутся. Живые поймут, что нет войны во спасение, что только путь компромиссов, путь переговоров может принести долгожданный мир на эту измученную межнациональными распрями землю. Но узнают ли об этом мертвые? Не окажутся ли их жертвы напрасными?

Не дай Бог!

Геворк МАРТИРОСЯН,
собственный корреспондент «Огонька»

Журнал «Огонек», №25, 1991 г.

Все материалы проекта «Карабахский фронт Москвы»

Помочь проекту:

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top