• Сб. Июн 22nd, 2024

«Ереванская цивилизация». Необходимые комментарии к публикации книги

Июн 5, 2024

«Наша Среда online» начинает публикацию глав из книги Светланы Лурье и Армена Давтяна «Ереванская цивилизация», любезно предоставленных Олегом Гаспаряном в последней редакции с необходимыми комментариями. Все предисловия и заключительные комментарии мы собрали в одной публикации для более глубокого понимания труда и удобства читателей.
Книга будет интересна не только культурологам и историкам, но и всем, кто ценит глубокий анализ и погружение в тему повествования. В ней сочетаются достижения прошлого и взгляд в будущее Ереванской цивилизации.
Книга остаётся актуальной и сегодня – во времена всеобщей экспансии трансгуманистского Проекта глобалистских сил, прежде всего, против России. А Армения, Украина и пр. страны, рассыпавшиеся вокруг после крушения СССР, всего лишь элементы этого Проекта, безжалостно употребляемые гегемоном против России.
Этой публикацией мы призываем к осмыслению и обсуждению сложнейшей проблемы взаимоотношений народов после распада СССР.

Олег Гаспарян. К началу публикации глав из книги «Ереванская цивилизация»

Армению лихорадит вот уже с конца 1980-х. К тому же её сотрясло сильнейшее Спитакское землетрясение 7 декабря 1988 года. И вот уже в мае сего года она опять, возможно что и пробуждается от своих роковых заблуждений, усугубленных «бархатной революцией» 2018-го. Новое народное движение возглавил… архиепископ Тавушский Баграт (в миру Вазген Галстанян). Я его не знаю, да и сам с 2012 года живу вне Армении. Последний раз я в Ереване был со своей женой, Светланой Лурье (Смирновой) в октябре 2018-го, и покидали мы Армению сильно удручёнными таким вот её кульбитом. Было невыносимо тяжко тогда. Потом стало ещё тяжелее, после 2-й Арцахской (Карабахской) войны. И вот случилась уже катастрофа! Арцахцы (карабахские армяне) были изгнаны с родины своей, и угроза полного поражения и прекращения Армении как какого-никакого государства нависла над ней…

Но вернёмся в то время – 2020-2021 годы.

Есть такая удивительная книга – «ЕРЕВАНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ». Написала её давно, уже лет 25 тому назад, Светлана Лурье (Смирнова) (1961–2021), незаурядный культуролог, доктор культурологии, кандидат исторических наук, более 30 лет, до самой кончины своей, была научным сотрудником Социологического института РАН в Санкт-Петербурге. Книга действительно о культуре – на примере Еревана советского периода – как результат своеобразного культурологического (и геополитического) анализа нарратива от Армена Давтяна, коренного ереванца, правда, уже лет 30 как москвича. Только культура в понимании и исследовании Светланы Лурье совсем не та, которую себе, как правило, представляют или о ней рассказывают не только обыкновенные люди или, скажем, работники культуры и прочие творческие личности, но и сами остепенённые культурологи. Это отдельная большая и не закрытая совсем ещё тема. Мы же вернёмся к ЕРЕВАНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ.

Интересна и трагична история этой книги. Светлана Лурье написала не одну книгу-монографию, да и всегда считала себя «кошкой, гуляющей сама по себе»[1]. Так же задумывалась и эта книга культуролога о Ереване, Армении. Естественно, что культуролог изучает, исследует литературу по предмету своих изысканий. Да, и Светлана, начиная с 1989 года, подолгу жила и работала в Ереване, она внимательно и подробно изучала историю Армении и Еревана, считала себя и вовсе «русской ереванкой». Так оно и стало «вещно» – после того, как приобрела себе квартиру и в Ереване, а позже и «дачу» в Анкаване. (Напомню, что она коренная, и не в одном поколении, петербуженка-ленинградка.) Но тут приключилось, поначалу «онлайн», знакомство с прекрасным рассказчиком и немалым знатоком истории советского Еревана Арменом Давтяном. И Светлана предложила Армену рассказы эти изложить «на бумаге». Так появился ещё и нарратив в книге, к которому уже дописывались и комментарии культуролога, на основании собственной культурологической концепции. Ценность книге прибавляет и то, что культурологическая концепция автора кратко тоже изложена в книге. Получилась совершенно необыкновенная по структуре книга – и для чтения, и как учебное пособие по межэтническим отношениям вообще и, в частности, между русскими и армянами. Я второй такой подобной книги не знаю! Эта книга, вернее, её ещё «кусковые версии», послужила немалой причиной моего знакомства со Светланой: меня сразу привлекла неповторимая особенность чередования текстов из будущей книги, нарратива и культурологического анализа. (Очно же нас познакомил ныне тоже покойный профессор-культуролог Маркарян Эдуард Саркисович (1929–2011) в Ереване, ещё в середине 1990-х. Он как основоположник советской традициологии полагал Светлану и своей последовательницей. А Светлана культурологическую часть своей книги посвятила доброй памяти Эдуарда Саркисовича.)

С любезного согласия искреннего друга армян Коноплева Виктора Валерьевича мы будем публиковать на его портале «Наша среда» на сей раз частями уже из 3-й редакции книги, которая, увы, как и прежние две редакции, так и не вышла в типографском формате, доступном для приобретения в магазинах всевозможных без каких-либо сложностей и недоразумений. Не везёт вот с изданием этой книги, первые части и варианты которой были написаны ещё лет 25 тому назад и «гуляли» в инете как частями (и в печати), так и целиком. Что ж? Такая вот тяжкая судьба у этой книги, как, собственно, и у армян… Да и у русских не легче, но истории этих народов имеют разные хроносы, и вершины их благополучия в развитии этно-социально-политических структур сильно разведены по времени и географиям. Но есть период – приблизительно в два столетия или побольше, – когда Армения (вернее, её некоторые части) подпадала под непосредственное влияние, а то и просто входила в состав России – будь то Российская Империя или СССР, сегодня РФ. Вот об Армении в составе СССР, чуть до и после, эта книга – «Ереванская цивилизация». Причём такой заголовок ей дали для первого намечавшегося выпуска в издательстве у Глеба Олеговича Павловского (2051–2023) ещё в 2007 году, где она так и не вышла.

За прошедшие с тех пор 20-30 лет Ереван сильно менялся и, пожалуй, совершенно уже изменился. Поэтому после 2012-го года была написана 2-я редакция этой книги (она была помещена на сайте Светланы Лурье – www.svlourie.ru ), получше адаптированная для изучения и теоретической части, с учётом и доработок авторской культурологической концепции. Потом случилась 2-я Карабахская война в 2020-ом – после уже «бархатной революции» в Армении в 2018-ом, – подвёдшая к катастрофе и полному разрушению той «ереванской цивилизации», да и Армении, пожалуй, тоже немало.

Мы в Петербурге сильно переживали все эти беды. Светлана, оставаясь активным публицистом и политологом, непрестанно работала и совершенствовала свою культурологическую концепцию. Все это время на армян не уставали давить, не гнушались упрёками и оскорблениями, не только правые русские националисты. Светлана несколько раз выступала в защиту армян, за что получала немалую отповедь от крайне правых… Когда же случилась катастрофа 44-хдневной 2-й Карабахской войны[2], стало совершенно очевидным, что книга «Ереванская цивилизация» настоятельно требует новой переработки, чтобы не оставаться просто книжкой о прошлом, которых и так немало.

Нарратив книги, т.е. часть от Армена Давтяна не изменился, а вот культурологические комментарии, теоретический ликбез и, самое важное, заключительные выводы от культуролога Светланы Лурье – это на сегодня, пожалуй, самое ценное не только для армян, но и для русских, да и всех прочих тоже. Я все это время был не просто свидетелем, как книга в этой части менялась, но мы немало вместе обсуждали эти изменения. Должен признаться, что сам тогда далеко не всегда соглашался или понимал необходимость и смысл конкретно того или иного комментария или абзаца. Тем более поразительна выдержанность и глубина выводов, неискусственная доброжелательность и эмпатия автора к армянам. И вот новая редакция была практически завершена весной рокового и для нас со Светой 2021-го. Далее пошла чересполосица, приправленная изрядно чернотой от ковида. 25-го августа 2021 года Светлана отошла ко Господу…

Я как-то оклемался, хотя продолжаю вс` хворать. Но вот 3-ю редакцию «Ереванской цивилизации» я дооформил и отправил ещё в конце 2021 года человеку, который намеревался давно её издать. Но и тут случился обвал… [3]

К чему я пишу столь длинную преамбулу? А вот к чему. Почти 30-тилетняя история этой книги показывает, что её, увы, многие так и не читали. А если кто и читал, то или не полностью, или недостаточно внимательно, не сильно задумываясь над наблюдениями и выводами культуролога. И это самое бесполезное, что можно было придумать для неё! Не для того эта книга писалась и переписывалась Светланой Лурье.

Теперь я предлагаю начинать эту книгу читать в той последовательности, в которой я её буду выставлять, а после читать остальное, а то и всю книгу, как кому будет угодно. Почему так? Поскольку мы наблюдаем новое оживление общественного движения против узурпации власти в Армении Пашиняном и Ко. Но я не вижу пока истинного понимания той гнусной геополитической подоплёки всего комплекса несчастий Армении с конца 1980-х годов. А в «Ереванской цивилизации» эти факторы раскрываются и с культурологических позиций! И для более скорого понимания такой вот каверзы от Трансгуманизма[4], необходимо обязательно отнестись к чтению более осознанно и целенаправленно. Иначе будут все те же «грабли по лбу».

Читайте необыкновенную книгу «Ереванская цивилизация», она очень полезна для правильного понимания перипетий на территории бывшего СССР и, не менее важно, во избежание повторения все тех же ошибок!

PS. Для общего представления о настоятельно рекомендуемой книге вот ее СОДЕРЖАНИЕ –https://vk.com/s/v1/doc/S-_Nc6GWfZtaaO9EiWPSgtGCAT_ut2V_8W7Ngf8pnhvVxpoA5JU

PPS. Готовясь отправить материал в «Нашу среду» и выбирая определенные части для начала чтений самой книги «Ереванская цивилизация», естественно, перечитав заново эти тексты, настоятельно рекомендую после прочтения всех предисловий особенно внимательно прочитать и проникнуться горькой сутью предлагаемых сначала двух выбранных комментариев культуролога Светланы Лурье (Смирновой). Если надо, перечитайте их не раз! Они, поверьте, откровенны и выстраданы «русской ереванкой».

[1] См. интервью со Светланой Лурье «Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛА КОШКОЙ, ГУЛЯЮЩЕЙ САМА ПО СЕБЕ» – https://www.isras.ru/files/File/doctorov/2015/doctorov/lurie.pdf
[2] В те трагические месяц-другой 2-й Карабахской войны Светлана Лурье публикует три статьи в «Русской идее» в защиту несчастных «инфантильных» армян с упреками к «русским националистам», безжалостно и бессердечно злорадствующих по причине столь катастрофического для армян её исхода. Впереди ждут ещё более катастрофические события как в Армении, так и в России с Украиной. Пока же рекомендуем почитать эти три статьи для более полного осознания причин и последствий бед, обрушившихся на Армению и Россию уже в следующие 2-3 года и по сей день. Вот эти статьи в порядке их публикации:
1) 21.10.2020 – «Пылающий Карабах и имперская идентичность» –https://politconservatism.ru/articles/pylayushhij-karabah-i-imperskaya-identichnost ;
2) 17.11.2020 – «О русских, армянах, обмане и милосердии» – https://politconservatism.ru/blogs/o-russkih-armyanah-obmane-i-miloserdii ;
3) 01.12.2020 – «Русские – это категория моральная!» – https://politconservatism.ru/blogs/russkie-eto-kategoriya-moralnaya

[3] Говорят, нет худа без добра. Армен Давтян взял и опубликовал 3-ю редакцию «Ереванской цивилизации» в группе ЕРЕВАНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ на Фейсбуке, а я ее выставил и на ВКонтакте –https://vk.com/s/v1/doc/54Pl2j3AWxqiIMHSkgBRZC_h3C2Pt2fRUQoBJuC1W5AET5hpO9I .
[4]  О Трансгуманизме можно почитать тут: – С.В. Лурье «Геополитический проект и элементы трансгуманизма в мировоззрении русской молодежи» (Молодые о семье, народе, патриотизме, межэтнических браках и этнической самоидентификации) // Альманах «Тетради по консерватизму»/2021. № 3. C. 223–241 –

Светлана Лурье. Ереванская цивилизация. Предисловие

Много книг написано об Армении. Ассоциируется она чаще всего с древностью, c глубокими корнями народа. Но история армян продолжается и сегодня, причем — весьма бурно и трагично. Нам, авторам этой книги, позднесоветский период представляется одним из наиболее ярких и наиболее радостных во всей армянской истории. В ней была открыта новая страница — возникло то, что сегодня уже можно назвать особой Ереванской цивилизацией. Она не имеет аналогов в истории армян, своеобычна и неповторима. Если мы хотим увидеть, как сегодня складывается культура, возникает новый исторический слой, — стоит посмотреть на Ереван, каким он был полвека назад. Задача наша — зафиксировать исторический факт, показать тот Ереван, город невероятный! В древней армянской истории было несколько столиц, с тех пор прошли столетия и тысячелетия, но такой — не было никогда! Тот Ереван возник внезапно, стихийно, как бы вдруг, и принес с собой новую традицию, новый взгляд на мир. Это была новая эпоха в армянской истории.

Ереванская цивилизация возникла на пепелище. В ее основании — Геноцид армян, Мец Егерн, как его именуют сами армяне. Она родилась как воплощение страстного желания жить и вобрала в себя стремление людей к свету, радости, свободе. Она стала их победой над смертью в результате творчества сотен тысяч людей, создавших много-много большее, чем у них безжалостно хотели отнять.

Нашим русским современникам, помнящим Ереван последних советских лет, казалось, что такой Ереван существовал всегда. Да что там, так представлялось и многим ереванцам тех лет. Трудно было осознать мысль, что город возник вдруг, почти молниеносно, и тут же принял вид, будто за его историей и цивилизацией стояли века спокойного, беспечного процветания. Тот Ереван возник сразу, пролетел над историей яркий как комета, и… начал угасать. В трудные послесоветские годы, с их разрушенной экономикой, нищетой, холодом, отсутствием света, войной, нескончаемыми проблемами, Ереван, казалось, потерял свой голос, замкнулся и начал забывать себя. Потом события завертелись как в калейдоскопе и пришли к войне. Эпоха Ереванской цивилизации ушла в прошлое, началась другая история. Тот Ереван превратился в отсвет погасшей звезды. Та песня как будто оборвалась на полуслове. Мы хотим сохранить ее для людей и для… науки, истории, культурологии. Если мы этого сейчас не сделаем, большая и уникальная эпоха уйдет в небытие, не оставив рефлексии, внятного воспоминания о себе.

Но наша тема еще и несколько иная. Это — взгляд не на формальную историю города послевоенного времени, зафиксированную в справочниках и монографиях, а на историю формирования уникальной неповторимой социальной среды. Огромное множество исторических событий этого периода перепроверить нам трудно. Но наша цель не столько в изложении достоверных исторически фактов, сколько в воссоздании той мифологии, которая сопровождала формирование нового большого города, и идеологии образования Еревана как центра собирания армян, рассеянных по всему свету.

Мы позволили себе в этой книге определенную интерпретацию событий и определенную долю субъективности, и да — мы признаем это. Мы не претендуем на то, что в нашем повествовании не окажется более или менее значимых исторических ошибок, — они наверняка есть. Мы передаем историю формирования Еревана, как она сохранилась в памяти не специалистов-историков, а рядовых ереванцев (пока еще сохранилась, ибо события последних десятилетий грозят захлестнуть и утопить эти воспоминания). Если хотите, это миф о Ереване, представляющий собой нечто большее, чем те образы, которые запечатлелись в сознании авторов: по годам своим они и не были свидетелями всех событий, о которых здесь повествуется. Но этот миф еще остался в памяти «старых ереванцев», он — живая легенда города, живущего сегодня уже совсем другими ритмами.

Ереван привык к тому, что соотечественники за пределами Армении редко говорили о нем. Пишут ли армяне об истории или о культуре, о знаменитых армянах или о Геноциде армян, столица Армении порой не упоминается даже вскользь… Можно посетовать на недавние печальные времена, вновь раскидавшие армян по всему свету, да только не сейчас это началось. Даже в 1970-х, в пору расцвета прекрасного города, за рубежом его жизнь глухо замалчивали. Не говорили много о нем и советские армяне, проживавшие вне Армении. Да и сам Ереван 1960-х — 1980-х не преуспел в осмыслении себя как явления. Ереванцы пели прекрасные песни о родном городе, но почти не писали о нем книг, мало снимали фильмов… Мы в своей книге ставим Ереван в центр истории Армении.

Читая то или иное изложение истории Армении, нередко замечаем, что рассказ заканчивается или геноцидом армян, или 1920-м годом, когда почила Первая Республика, а «за бортом» несправедливо остаются очень важные годы истории народа, на которые пришелся самый, может быть, странный и необыкновенный, пусть и краткий ее период. Своего рода это был «золотой век» Еревана, и мы должны рассказать о нем!

Давайте попробуем приподняться над временем. Мы достаточно много общаемся сегодня с далекими прежде от нас народами, становясь так или иначе участниками взаимодействия культур. В этом взаимодействии необходимо иметь достаточно мудрости, чтобы не поставить себя ниже или выше других, чтобы, сохраняя своеобразие своей культуры, показывать ее друзьям. Просто дружить — это значит еще иметь и свое достоинство. Так понимали это в том Ереване, и об этом мы попытались рассказать.

В книге история формирования Еревана после 1920 года сопровождается культурологическими комментариями. Мы посчитали это необходимыми, поскольку наши очерки представляют не только общекультурный, познавательный интерес. Мы фиксировали процесс становления традиции, что является большой редкостью для этнологии и культурологии. Поэтому у книги есть и еще одна важная задача — научная. Ереван уникален как феномен не только культурный и социальный, но еще и культурологический. Было бы большим упущением не обратить на это внимания, ведь мы имеем возможность непосредственно наблюдать становление новой традиции. То, что, как мы привыкли думать, зарождается при наших прадедах и еще более далеких предках, что передается нам из поколения в поколение в течение веков и десятилетий, то есть традиция, и она может зарождаться прямо на наших глазах. На примере Еревана мы это покажем. Но мы не остановимся на том, что будем только наблюдать процесс (так сказать, феноменологически), а попытаемся объяснить действующие пружины такого масштабного для народа события, как формирование традиции. Увидим, как складываются новые картина мира, фольклор, масштабные институции, модели поведения. И на этом основании сделаем некоторые новые для науки выводы о формировании традиции вообще.

Итак, наша книга еще и о традиции, она — книга по традициологии, науке о формировании и функционировании традиции. Наука эта совсем молодая. Одним из городов, где зародилась традициология, стал Ереван, в котором жил замечательный ученый Эдуард Саркисович Маркарян — основоположник российской и армянской культурологии. Он едва ли не первым взглянул на традицию как живое, развивающееся и современное нам явление. Его направление в науке мы намерены продолжать, и его памяти посвятили теоретическую, культурологическую часть этой книги.

Светлана Лурье. Ереванская цивилизация. Предпоследний комментарий культуролога

Ереванцы любили говорить по-русски, но за этим не стояло какого-либо отношения к русским. Эти две сферы никак не были связаны между собой. Ереванец, говорящий по-русски, не идентифицировал себя с русским и не стремился перенять его образ жизни, привычки, вкусы. Русскоязычие вообще не имело к самим русским никакого отношения. Армяне любили говорить на языке Российской империи, а он по стечению обстоятельств естественно совпадал с русским. И образ самого русского двоился. С одной стороны, это был потенциальный защитник. (Но сильно ли это сказывалось на отношении к самим русским в стабильное время?) С другой стороны, когда русский представал ереванскому армянину в своем «бытовом облике», то казался уже вполне «понятным», то есть не слишком привлекательным. На то, что «нравился русский язык», «любили говорить по-русски» влияла ассоциация русского языка с образом «покровителя», с ощущением защищенности, а потому ― свободы. Пространство Российской империи, выступавшей в образе СССР, делало ереванца свободным и давало почувствовать и свое могущество. Через язык существовала связь ереванских армян с СССР, опять же с Российской империей-покровительницей, русскими как имперским народом, в качестве таковых они и были «защитниками». Это был язык ереванцев как могущественных и сильных в своем сознании людей. В начале 1990-х крупный армянский писатель Грант Матевосян писал: «Для гражданина Армении самая большая утрата ― это утрата статуса человека империи. Утрата защиты империи в лучшем смысле этого слова, как и утрата смысла империи, носителем которого всегда была Россия. Имперского человека мы потерями. Великого человека, возвышенного человека, утвердившегося человека. Можете называть этого человека дитем царя, дитем Москвы, или же дитем империи. И я осмелюсь утверждать, что армяне, начиная с семидесятых годов прошлого века [то есть XIX века ― С.Л.] и по наши дни, были более возвышенными, более могущественными и, хотя это может показаться парадоксальным, более свободными армянами, чем те, которые освободили нас сегодня [то есть уже в конце XX века ― С.Л.] от имперского ига».[1]

Именно поэтому русскоязычие распространилось в Ереване в 1960-е годы, одновременно с формированием «старинных армянских традиций», когда особый энтузиазм вызывал именно армянский язык. Русский язык тогда подкреплял, поддерживал армянский.

* * *

Как культуролог, я, в свою очередь, поставлю вопрос об ориентации армян на русскую или какую иную культуру. Слово «ориентация» у армян весьма популярно, многие говорят о той или иной ориентации. О категории «союзничества» порой говорят как об обеспечивающей само условие той или иной деятельности. Процитируем уже упоминавшегося нами выше политолога Манвела Саркисяна: «Укрепление в армянском этническом сознании стереотипа обеспечения условий деятельности путем внешнего покровительства определяло всю систему построения взаимоотношений с миром. Данная проблема всегда находилась в центре политического выбора в самые сложные периоды истории»[2]. Тема эта, возможно, не так актуальна для армян Ереванской цивилизации, о которой мы пишем. Образ того своеобычного и гордого ереванца 1960-х ― 1980-х плохо согласуется с самим понятием «ориентация». Даже когда я, узнавшая непосредственно Ереван 1990-х годов, уже сильно изменившийся, говорила об «образе покровителя» применительно к Еревану 1960-х ― 80-х, то делала это с определенной внутренней неловкостью. И вот почему. Покровительство было для того ереванца данностью, чем-то само собой разумеющимся, и он имел возможность о нем не сильно думать, ничем за него как бы не платить, а вот позднее, в 1990-х, слишком легко и, может быть, скоропалительно от него отказался. Ереванцы не давали себе труда думать, что они Империи были обязаны своим покоем и возможностью создавать свою Ереванскую цивилизацию. И не напрасно ли такими «понятными» казались им русские, люди, выросшие, как минимум, в не менее глубокой культуре? А если так, не потому ли они позднее не осознали ценности Ереванской цивилизации и легко о ней забыли? Забыли о совершенно необыкновенном по яркости и именно что надежном, устойчивом, стабильном и вполне реально самостоятельном периоде своей истории. Не потому ли забыли о реальной тогда возможности к самоутверждению, что им была невозможна, унизительна мысль о том, что они все же зависели от тех, кого не очень-то хотели понимать и не слишком высоко ставили?

И да, в 1990-е ереванцы явно и открыто скучали по России и русскому, с болью осознавая разрыв. И, может быть, именно тогда была в их душе борьба между так называемыми «ориентациями», была возможность выбора той или иной из них, и русская оказывалась в тот момент вполне еще конкурентоспособной. Возможно, произошло это из-за потерянного в час чувства стабильности и надежности и, возможно, в армянах действительно были в глубине души теплые чувства к русским? Но Ереванская цивилизация не привила им иммунитета против лукавых речей о «многовекторности», и показалось возможным «независимо» сидеть на двух стульях. Ереванская цивилизация внушила армянам уверенность в своей силе, но привила и определенную долю эгоцентризма и даже нарциссизма. Отмечаю это без жесткого осуждения, но констатирую факт, поскольку иначе, наверное, быть и не могло: тут мы наблюдаем трагизм народного сознания, безусловно, богатого культурой, но немощного и политически инфантильного, слабого в адекватной самооценке.

Да, Ереванская цивилизация уже была на пути к установлению баланса с русским миром, осознанием своей связи с ним, но она не успела пройти этот путь вполне. У нее не хватило на то времени, и Россия как внутренняя альтернатива армян прозвучала в их культуре пронзительной, но тонкой стрункой в начале 1990-х… нередко через выражающий острую ностальгию самого низкого пошиба русский блатняк, который легко наложился на возрождающийся в то время рабис.

***

В «Комментарии культуролога» к последней главе я постараюсь более развернуто и взвешено подойти к этому вопросу, чем в нынешней несколько эмоциональной реплике, и постараюсь дать свой ответ на вопрос, действительно ли своеобразие жизни Армении в Советском Союзе стало результатом продуктивной адаптации советского мифа для создания условий деятельности трудолюбивых и склонных к мечтательности людей?

[1] «Азатамарт», 1992, N 14, С. 5.

[2] Саркисян М. Армения перед лицом современных глобальных проблем. Ереван: Армянский центр стратегических и национальных исследований, 1996. С. 34.

Светлана Лурье. Ереванская цивилизация. Итоговый комментарий культуролога

Это глава об отношениях армян с Империей. Армяне ли ушли от Империи, Империя ли ушла от армян? Думаю, одновременно и то, и другое. Попробую пояснить и, вероятно, скажу горькие слова! Советская империя уходила, не оглядываясь. Уходила в небытие, и армяне выскочили из-под катка истории, уже изрядно покалеченные им, прежде всего, морально. Но чего-то было или, вернее, не было в Ереванской цивилизации, что помешало ей благополучно пережить катастрофу. Ереванская цивилизация ушла в небытие вместе с Советской империей как ее дитя – обласканное и балованное дитя, – как самый счастливый советский город. Но чего-то не было в Ереване – пусть еще не было, не успело возникнуть, чтобы пережить большую смуту. Ушла в небытие даже память о том Ереване, он перестает уже существовать даже в мыслях. Это кажется необъяснимым, поскольку время Ереванской цивилизации – это время армянских побед, мира и развития, время подъема, о котором, казалось бы, как можно забыть? Его забыли потому именно, что он был дитем Империи, ею выкормленным, а этого армяне помнить не хотят до такой степени, что готовы забыть и о победах и подъеме. Они выбрали себе мираж. Нет, я думаю, не Запад. Сам по себе Запад тут – инструмент, помогающий нейтрализовать, вытравить остатки Империи, память о ней. Через горечь и мучительную ностальгию по Великой стране, которая когда-то была их страной, – армяне захотели от нее отречься!

И вот я как культуролог ставлю ряд вопросов. Что же такое было в Ереванской цивилизации, что породило желание ее забыть? Что же такое было в ереванцах, что они согласились забыть тот свой Ереван? Ереван, который был-таки городом Российской империи? Империи, которая для армян стала затем источником любви и ненависти, наваждением и проклятьем, надеждой и миражом? И чем никогда Империя не была для армян Ереванской цивилизации, которые о ней не так много и думали? Просто как должное принимали ее защиту и заботу и отвечали честным трудом во имя ее блага.

В предыдущем комментарии я коснулась проблемы отношения армян к русским и здесь продолжу. Как ощущал себя советский Ереван? Он был сразу и вне, и внутри Империи, в которой жил. В его самосознании Империя была на периферии, он себя из нее выделял. Это естественно, поскольку от Империи шла насквозь лживая порочная и наводящая мертвящую скуку идеология, и само определение «идейный», как в Армении, так и в России, было часто издевательским. Это было и противоестественно, поскольку за идеологией и нищим бытом России той поры (то было горе, прежде всего, самих русских) армяне русских не очень различали. И на их фоне гордились. И снова это понятно: армяне остро переживали становление своей новой культуры, а это заставляет сосредотачиваться в себе. Но был в культуре армян и некоторый налет гордыни, который не сильно, казалось, вредил в те времена, не представлялся слишком важным, когда культура Еревана сияла многоцветьем красок, налет этот, казалось, придавал шарма. Но он проявил себя как след, который становился уродливым и выставлял порой армян в смешном и глупом свете, когда ереванская цивилизация окончилась, и ее сменили унылые будни затянувшегося безвременья. Это надо сказать, поскольку именно эта гордыня, которая не была изжита Ереванской цивилизацией, породила мираж, за которым армяне погнались. Тот очаровательный шарм 2750-летней годовщины Эребуни выродился позднее в пустое кичение древностью, которая потеряла свое содержание и стала унылой и навязчивой, и это порождало ложный взгляд на себя, на свои перспективы и возможности. Порождало ложный миф, который для армян – с их богатым историческим опытом – был странен. Это стало пародией на Героический миф! Я говорю это не для того, чтобы осудить, говорю с болью, чтобы подвести к размышлению. Говорю потому, что вижу, к какой беде привела армян самонадеянность и гордыня. И то, что было светлой тенью прошлого на Ереванской цивилизации, превратилось в нечто болезненно гипертрофированное тогда, когда гордиться, собственно, стало нечем.

Армяне Еревана не покладая рук работали на Империю, потому что знали, что работают и на свою собственную оборону, потому что желали размаха, масштаба в своей деятельности, и огромная страна давала гигантские возможности для приложения своих сил и талантов. В мыслях армян Ереванской цивилизации империя мало занимала места, она оставалась как бы на заднем плане сознания, но она постоянно отражалась в делах многих ереванцев, служивших ее могуществу. Могущество СССР пошатнулось, и под Ереванской цивилизацией стала уходить почва ― земля зашаталась. Случилось еще и страшное Спитакское землетрясение, разрушившее треть страны, потом ― Карабахская война, блокада, не стало CCCР…   

Да, не армяне ушли от Империи, Империя ушла от армян, ушла от всех. Не случайны описанные в главе факты: шла сознательная деконструкция СССР. Армяне просто почувствовали, что СССР уже никому не нужен, но не легко, как может показаться со стороны, далось им решение проголосовать за выход из него на референдуме. Они покинули тонущий корабль, полные несбыточных надежд, воодушевленные и готовые претерпеть испытания. Ненужным стал СССР, но армяне-то, вопреки своему самоощущению, остались слишком еще советскими людьми. Людьми, живущими в иллюзии своего могущества, отчасти беспомощными и мучающимися, мающимися неопределенностью отношений с Россией,.. для которой они уже стали «чемоданом без ручки».  

Так произошел разрыв. Разрыв глупый, бессмысленный, трагический. Трагический как для армян, так и для русских, которые когда-то с удовольствием приезжали в еще советский Ереван, но для которых армянская культура, включая и Ереванскую цивилизацию, так и осталась неведомой. Не было культурной коммуникации между Россией и Арменией: для армян Россия была функцией, для русских Армения ― экзотикой. Русские и армяне так долго жили рядом, казались понятными друг другу, но вот разошлись,.. и между ними образовалась пропасть. Новые поколения не сохранили ничего из хотя бы зачатков былого понимания. Пропасть? Пропасть для слишком кичливых армян и для слишком возгордившихся русских. Но для истинных русских и истинных армян это ― утрата, трагедия, которая может и должна быть преодолена новым знакомством друг с другом, новой попыткой понять друг друга, которая должна начаться с того, что оба народа признают свое в друг друге. Хотя связь их сегодня крайне неопределенная и запутанная, но ― неразрывная: не уйти им друг от друга. Может быть, эти два народа ныне не слишком друг другу нравятся, накопились претензии, но как канатом они соединены историей и геополитикой сегодня. Для того и наша книга ― попытка культурного перевода, ― чтобы начать приходить к пониманию друг друга, пониманию, возможно и увы, с нуля, преодолевая неразумное самомнение и разгребая завалы ложных мнений и впечатлений.

Эта книга не о русских. Но и русские в своей массе заблудились, не сумели понять своей ответственности, увидеть свои грехи, склоняясь порой к голому реваншизму. Если оставаться в пределах истории, то иначе невозможно. Каждый народ будет создавать свои мифы, и стремиться к ним, рассчитывая лишь на свои силы. Над историей, над самомнением, над своими иллюзиями надо приподняться, открыть новую перспективу, новую Цель. Без того отношения между связанными историей народами будут путанными-перепутанными и вести к поражениям.

Не вижу иного выхода ни для армян, ни для русских, кроме того, что лежит в свете Империи, которая защищала и вскармливала, которая ― главное ― давала смысл бо́льший, чем может иметь один народ сам в себе. Превзойти себя в стремлении к Смыслу означает избавиться от злополучных иллюзий, построенных на гордыне. В этом свете могут вновь встретиться и, наконец, познакомиться народы, прежде думавшие, что понимают друг друга. И тогда, возможно, опять станет актуальной новая Ереванская цивилизация, как вскормленная Империей, как под ее сенью получившая возможность своего праздника рождения традиции, своей культуры и своего развития. Вне имперской перспективы труд наш по восстановлению памяти о самых, наверное, счастливых десятилетиях армянской истории, думаю, будет тщетным, и книга наша не найдет много читателей.

Ереванскую цивилизацию нельзя просто реанимировать, ее можно возродить вместе с Империей как ее оболочкой и ее смыслом. Это трудно было понять раньше, но сейчас, после бед и поражений становится ясно: путь самонадеяния и национализма ведет в никуда. Ереван станет вновь добрым и красивым – городом, в котором Птенчик будет насвистывать свой веселый марш…

Продолжение

Top