Left Title

Ашот Ашот: «Слава — это яд, господь — нектар»

ИНТЕРВЬЮ

Идущий этим путем решителен и
Сосредоточен на цели;
Ну а те, кто не могут решиться
Следовать этой мудрости,
Бесконечно блуждают умом,
Растекаются мыслью по древу.

Бхагавад-гита

«Наша Среда online» — В Армении этого художника знают под псевдонимом Ашот Ашот, в среде же, в поисках духовного, его называют Акшаянанда Прабху. Ныне он профессор и лектор Парижского культурного центра ЙОГА ЛИРИК, исследователь психологии творчества и тонких форм существования, художник и психолог. Ашот живет и работает в Париже. Более 27 лет он практикует ведическую философию, пытаясь найти точки соприкосновения западного и восточного мировосприятия через искусство. В своем творчестве Ашот Ашот концентрирует внимание на рефлексии о месте человека во Вселенной. Он раскрыл секреты улучшения качества жизни с помощью цвета, влияние цвета на состояние человека и даже на его здоровье. Помимо приватных коллекций, картины Ашот Ашота экспонируются в музеях Франции, Армении, Латвии и Колумбии. 

 — В каком городе Вы родились?

— 24 октября 1961 в городе Ереване.

Когда Вы начали интересоваться искусством?

— Практически, с момента как себя помню. Я стал рисовать, как только научился держать в руках карандаш, и рисую до сих пор. С детских лет любил посещать Национальную галерею Армении, где всегда царила тишина и можно было полностью погружаться в искусство. Я благодарен этому музею, так как он сыграл очень большую роль в моём художественном формировании. Также важную роль в моей жизни сыграл и Ереванский музей современного искусства. Впоследствии, подарив этим музеям много своих работ (около 40), я выразил им свою глубокую признательность. Искусство для меня не является просто интересом, ведь это скорее моя жизнь. Жить по-другому я не умею и не собираюсь.

Забавно Ашот, но Ваше CV начинается с выставки «3-й Этаж». Сыграла ли эта выставка в вашем творчестве главенствующую роль? Расскажите о ней.  

— До этой выставки было ещё несколько других Мне. особенно запомнилась моя персональная выставка, состоявшаяся в библиотеке Ереванской Государственной Консерватории. Там я познакомился со многими армянскими композиторами, в то время ещё студентами: Микаэлом Закаряном, Тиграном Тахмизяном и другими. Но конечно, с выставкой «3-его ЭТАЖА » многое у меня в жизни и творчестве изменилось: я познакомился с художниками Арманом Григоряном, Кики (Григором Микаэляном), Севом Генрихом (Генрихом Хачатряном), Арменом Хаджяном и другими. Творить стало интереснее и плодотворнее. Динамика «3-его ЭТАЖА» до сегодняшнего дня в художественной жизни Армении рассматривается как нечто значительное. Это движение помогло нам, армянским художникам, высказать в искусстве всё, что нам хотелось, но так как не существовало ни общей философии, ни художественного языка, в скором времени это движение стало терять свой вес и я очень скоро покинул ее. С тех пор со многими художниками этого движения у меня завязалась дружба и до сих пор она сохраняется.

Наши с Вами встречи происходили и на религиозной почве, хотя я никогда ни к какой религии не примыкал. Я помню, как Вы в первый раз появились у Шиамакунды (для меня Сашика), который вел блестящие уроки по «Учению сознания Кришны». Я поддерживаю связь и с художником Каро Мкртчяном, который тоже кришнаит.

— Да, моя жизнь и моё искусство всегда были связаны с Богом, даже когда я вёл очень греховную жизнь, я всегда просил Его чтобы он вмешался и изменил ее. Но мои молитвы мне не помогали, так как я хотел всё сделать сам и тогда Господь просто не вмешивался в мою жизнь, ожидая, пока я пойму, что без Его милости ничего решать невозможно. И пришло время, когда я полностью осознал своё бессилие и ничтожность перед ним и я предался Кришне. С этого момента вся моя жизнь изменилась, в том числе изменилось и моё искусство. Если раньше я писал и сочинял только для себя, то с этого момента я посвятил всё своё творчество служению Господу Кришне. Это началось с 1990-ого года. Моя постоянная медитация на Кришну прямо отражается в моих работах. В моём формировании преданного Кришны большую роль сыграл Шиамакунда Прабху, мой первый духовный наставник, который привил мне вкус к трансцендентным развлечениям Господа Кришны. Каро Мкртчян очень хороший художник и мой близкий друг, с ним мы принимали участие во многих выставках.

Вы помните свои первые выставки в Армении? Это был прекрасный период.

— В то время зритель был совсем не подготовленным к тому что мы, армянские художники, творили. Некоторым нравилось то что мы делали, другие возмущались, третьи издевались, четвертые готовы были запретить наше творчество. Но, тем не менее, мы продолжали творить и каким-то образом воспитывали свою публику. Уже к началу 90-ых у нас в Армении появилась публика, которая стала понимать и воспринимать наше искусство очень непосредственно. Так или иначе, каждая выставка производила много шума, вызывала много споров, а порой даже, дело доходило и до драк. Но нас, армянских художников, это не смущало, так как мы были очень уверены в том, что творили. В те годы все это творчество было очень свежо. Так бывает всегда с тем, что ново. Сегодня же публика стала просто безразлична к тому, что не способна возбуждать у людей язык или гениталии. Но на самом деле, настоящее искусство находится вне этого возбуждения, сегодня в искусстве застой, но я верю, что Господь что-то непременно изменит и появится чистый голос.

Помню также, как мы с Вами собирались создать журнал «С Богом!», но скоро я переехал в Москву, где прожил 15 лет. А Вы к тому времени переехали во Францию, и, похоже, навсегда. Какое развитие получило ваше творчество там?

— Да, очень жаль, что не удалось создать такой журнал, много можно было бы сообщить через него людям. Когда человек живёт духовной жизнью, смена места жительства не играет особо важной роли в его жизни. На самом деле изменилась только декорация, как меняется задник на театральной сцене. В результате изменений в жизни, в одних вещах может быть больше свободы. в других — меньше, но мои молитвы и цели жизни остались прежними. Из нового для меня было открытие музеев: Лувра, Орсэ, Модерн Арт, Оранжерея, Музей Пикассо…и многих других. Я в них частый гость. Иногда бывает даже,что я захожу туда, чтобы посмотреть одну картину и возвращаюсь в мастерскую с вдохновением, а иногда я ищу тишину в некоторых залах и в полголоса повторяю свои молитвы. Музеи удивительные места: в них можно даже жить. Как-то я провёл две ночи в Художественном музее города Гап во Франции; и это был удивительный опыт!

Насколько легче стало в Париже заниматься искусством?

— Мне всегда было легко заниматься искусством. Моё искусство никак не связано ни с политикой, ни с социологией, ни с культурой. Оно связано непосредственно с Богом. Хотя, конечно, Париж отличное место для творчества: всем абсолютно безразлично чем вы заняты, и вы можете жить и творить, как хотите. Только сейчас,в последние годы изменилось многое, как и везде, в других странах: многие от страха потеряли ориентиры, произошло массовое снижение коллективного сознания. Я никогда не ожидал, что человек способен так сдать, как сегодня.

— Наблюдаю, что половина выставок, которые у Вас состоялись, организованы совместно с Арменией или с армянами, так ли это?

— Это естественный процесс, человек отождествляет себя с телом, он ищет и находит себе подобных. Сколько необходимо времени и сил, чтобы объяснить человеку что он есть душа, вечная и нетленная? Много, много времени, так как теория души противоречит теории тела, теории поедания трупов (так я называю, когда едят мясо) и никто не хочет от этого отказаться, думая, что без этого они умрут. Так или иначе, тело, конечно, умрёт, а душа продолжает жить вечно. Армянский образ и характер в меня вложили родители в момент моего рождения, и дальше я получил воспитание в Армении.

 — Есть ли у Вас хобби? Чем Вы любите заниматься еще?

— Я очень люблю готовить на кухне и угощать яствами Кришну. Кулинария такое же искусство, как и живопись. Кухня моя вторая мастерская: там я орудую цветом, формой, вкусом, запахом и вкусом. Вначале 90ых в Ереване на многих выставках я включал мои кулинарные изготовления в свои инсталляции, да и вообще, я много использую в моём творчестве  продукты: муку, сахар, варенье, мёд…На моей персональной выставке, состоявшейся в городе Гапе (во Франции)  в своей инсталляции я использовал 120 кг кускового сахара.

Изменились ли в связи с переездом в другую страну Ваши творческие мотивы?

— Нет, мотивы те же: это доставить удовольствие Кришне.

Какие художники для Вас являются любимыми?

— Очень хороший вопрос, их очень много: я их перечислю, но не хронологическом порядке: Марк Ротко, Симоне Мартини, Клод Моне, Жорж Сёра, Сислей, Жорж де Латур, Якопо Бассано, Хосе де Рибера, Пьер Огюст Ренуар, Камиль Коро, Адольф Монтичелли, Жорж Руо, Амедео Модилиани, Поль Сезанн, Винсент Ван Гог, Ашил Ложе, Анри Мартэн, Поль Вламинк, Лукас Кранах, Гаспар Давид Фридрих, , Фра Анжелико…., и, наконец, мой соотечественник, художник Акоп Сукиасян, про которого я снял документальный фильм «Необычный пейзаж»…  всех не перечислить.

Где, в какой стране Вам больше всего нравится выставлять свои картины?

— Там, где публике важно мое искусство, где публика ищет встречи с искусством. Но точно не там, где публика так пресыщена, что их ничем не удивишь.

Можно ли сказать, что «искусство – вечно» или это никак не вмещается в рамки современного искусства?

— Духовная жизнь в своей форме не отличается от искусства, или правильнее сказать, искусство по своей форме не отличается от духовной жизни. Но в духовной жизни нет различия между формой и содержанием, в то время как в искусстве чаще всего содержание не соответствует форме и это отвратительно. Жаль, что художникам об этом не известно…

Каким ценным советом Вы поделитесь с начинающими художниками?

-1. Никогда ничего не делайте для себя. 2. Живите, чтобы доставить удовольствие объекту вашей любви. 3. Господь, единственный кто может вас полностью удовлетворить 4. Слава это — яд, Господь — нектар.

Арутюн Зулумян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: