• Вс. Апр 14th, 2024

Арутюн Зулумян. Акулья Ремора

Мар 1, 2023

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГОСТИНАЯ

«Если кому суждена без борьбы
сладкая участь победителя»

Гораций

“Наша Среда online” –    Ремора стремительно юркнула в  ядовитого цвета тёмно-зелёные водоросли и зарылась в ил. На дне глубокого океана, глубиной более тысячи метров, стараясь не шелохнуться, страшно напуганная, едва живая, она пыталась, изнывая от боли в хвосте, восстановить в своём сознании, картину происшедших событий. Разорванные на части тела, плывущие в окровавленной воде, крепкие челюсти с острыми, как ножи, зубами, и кровь… кровь… кровь…алым цветом хлынувшая отовсюду… Ещё одна секунда и она сама чуть было не очутилась в нацеленных на неё длинных цепких щупальцах, но… слава богу миновало, и только нестерпимо болел и сильно кровоточил хвост.

«Что бы было, если бы я не нырнула в заросли?»- трепетно вздыхая подумала она, все глубже и глубже зарываясь в песок.

Только глубокой ночью, в кромешной тьме, выбиралась она из своего убежища, и дрожа всем телом, скользила во мраке дна в поисках пропитания. Да только много ли добудешь пищи в такой тьме, куда не может пробиться ни одного лучика.

Однажды, возвращаясь с ночного поиска пропитания, ремора с изумлением обнаружила, что прямо перед входом в укрытие лежит кто-то и дышит так, что вздымается цветущая на дне осока. Трепеща от страха, она бросилась было убегать, но осознав в какой мере бессмысленно, покидать это обжитое место, даже толком не разобравшись в причинах, побудивших её к бегству, остановилась.

Подплыв поближе, она обнаружила перед собой тяжело дышащую громадную чёрную тушу с серо-белым брюхом. В широко разинутой пасти, между острыми зубами неподвижно лежащей акулы шныряли мелкие рыбёшки, старательно сдирая с зубов кусочки мяса. Обнаружив такое обилие пищи, ремора тоже бросилась туда. Впервые за многие тревожные голодные дни, она насытилась и с чувством глубокого удовлетворения мирно заснула. Впервые её не тревожили мучительные сны.

На рассвете она проснулась от резких колебаний воды, увидев как всплыла на поверхность акула, которую мигом облепило множество рыбёшек, готовых к дальнему и продолжительному лоцманированию. Акула поплыла по безграничному водному пространству, словно огромная торпеда с высокими гидравлическими свойствами, рассекая его чёрными плавниками. Примкнув к её свите, ремора почувствовала себя на редкость уверенно и спокойно, поскольку каждая представляющая для неё опасность рыба бросалась прочь только при виде проплывающей акулы.

Не особенно разборчивая в выборе своей пищи акула, своими крепкими зубами размалывала и глотала на своём пути всех, кто попадался на её пути: мелких рыб, морских черепах, разнообразных моллюсков и ракушек. Но больше всего ей нравилась бороться с другими акулами, словно соревнуясь с ними в кровожадности. В основном она заглатывала их, а тех, которые были покрупнее её, например, гигантских, сначала разрывала на куски.

Вдруг сердце у реморы ёкнуло – она увидела того самого ската, добычей которого чуть не стала. Электрический скат Морсби расправил свои грудные плавники и грозно шевеля щупальцами, как и прежде, надвигался на неё… Но акула, как ни в чем не бывало, ринулась на ската с разинутой пастью, и не успел скат разразиться электрическим разрядом, как вмиг стал жертвой акулы, которая разорвала его сильным ударом острых, как кинжалы, зубов.

– Вот так его! – впредь пусть знает наших! – ремору переполняло чувство гордости за внезапно совершённую месть, и как-то неожиданно для себя она подумала: «А ведь такой восхитительный альянс с могущественным союзником может привести к восхитительным результатам».

И действительно, стремительная торпеда с мощными челюстями крушила всё на своём ходу. Любое существо, попадавшееся ей на пути, неминуемо становилось её жертвой, было безо всякого промедления перекушено, пережёвано и перемолото многочисленными зубами, которыми была оснащена вся пасть акулы. Она не брезговала ничем – ни отбросами, ни падалью.  Это могло быть и случайно очутившееся в океане существо или предметы, могли быть лошади и собаки, тыквы, или бутылки в плетёной корзинке. И всякий раз, когда та или иная жертва в очередной раз оказывалась разорванной на части или проглоченной живьём, ремора громко восклицала:

– Вот так сила! Вот это союз!   

Однажды, глядя на разрубленную одними ударом челюстей хищную рыбу, ремора призадумалась: «А что на самом деле представляет наш союз? Это чистой воды симбиоз! И заключается он во взаимной поддержке. Следовательно, моя потребность в союзе не уступает той потребности, которую акула должна испытывать во мне. В наших руках сейчас сосредоточена такая сила, обладая которой, можно стать властителями всех морей и океанов».

День ото дня ремора всё больше и больше переполнялась чувством до сих пор ей незнакомым. Это чувство, называющееся храбростью, раньше в ней отсутствующее, теперь стало переполнять её всю и, вдруг забило таким ключом, что она сама себя не узнавала. Неожиданно, ремора пришла к заключению, что больше не желает делиться своим успехом ни с кем, и даже с акулой.

Однажды же перед взором реморы открылось необычное зрелище: невероятно больших размеров с чудовищно большой головой – в треть длины своего туловища, млекопитающее, во рту которого с каждой стороны торчало бесчисленное множество узких тёмно-серых роговых пластин огромной длины, несмотря на внешнюю неуклюжесть, совершало головокружительные скачки, то выскакивая из воды, то плюхаясь всей тушей в океан.

– Идем на таран! – скомандовала ремора, и ей показалось, что акула на самом деле приняла приказ, поскольку, повернулась в сторону этого существа, которое было китом и нацелилась на него.  Сначала акула кружилась вокруг, и улучая момент, массивными зубами вырывала куски мяса и жира из плавников и горла кита, пока тот не ослабел от потери крови настолько, что пошёл ко дну, не в силах защитить себя.

– Я победила! Я победила! – ликовала ремора. – Я всесильна! Я могущественна! И потому не собираюсь больше делить свою славу ни с кем!

И она отлипла от акулы и нырнула в пучину.

   О дальнейшей её судьбе мы вряд ли когда-нибудь что-нибудь узнали, если бы не один примечательный случай. Когда советское экспедиционное судно «Витязь» посетило Мальдивские острова, группа водолазов, которая занималась сбором кораллов, принялась за работу. Один из водолазов обнаружил, что какая-то рыбина, вплотную приблизившись к нему, проявляет необычно живой интерес к его резиновому сапогу. Он узнал ремору – рыбу-прилипалу. Та пыталась непременно прикрепиться к гладкой поверхности его сапога. Не будучи достаточно знакомым с повадками прилипал, водолаз вообразил, что следом может незамедлительно появиться акула, и отбиваясь от неё ломиком для кораллов, устремился наверх, к берегу, но ремора неотступно преследовала его почти до самого пляжа в жажде прилепиться к сапогу облюбованного ею нового хозяина.

Арутюн Зулумян 

Top