online

Армен Захарян: «Я поклоняюсь всем корифеям живописи»

КУЛЬТУРА

«Наша среда online»Армен Захарян – петербургский художник, который хоть и родился в Армении, но уже в молодости переселился в Санкт-Петербург, который стал ему родным городом. Для южанина, а тем более для типичного армянина, это задача не из простых. Художник, хоть и избегает тусовочные мероприятия, является участником многих групповых городских, зональных, республиканских художественных выставок.

— Вы, фактически, родились в Армении, что вам запомнилось о своей стране?

— Говоря откровенно, помню очень немного. Родился я в Ереване, в районе Ареш, вблизи возвышенности Кармир блур.

– Где вы учились?

— Учился я в средней образовательной школе №45, рисовать я ходил в Дом культуры, в мастерскую Рудольфа Петросяна. Затем, в течение долгих лет проходил у него индивидуальные уроки по рисованию. Когда искусствовед Генрих Игитян посетил нашу школу, он был удивлен нашей информированностью в области искусства, мы уже имели представление о таких художниках как Ван Гог, Поль Гоген, Сальвадор Дали и даже, Мауриц Эшер. Меня, даже ребёнком удивляло, что есть люди, которые не знают этих имён. Дело было в том, что на уроках Петросян доставал с книжных полок каталоги этих великих мастеров искусства, и мы их увлеченно рассматривали. А ведь тогда не было ни интернета, ни такого количества информации, как сейчас.

– Каким образом вы переехали в Ленинград, ведь тогда именно так назывался наш город?

— Я переехал в Ленинград из Красноярска, куда с друзьями отправился на заработки. В Красноярске мы строил дома. Из Красноярска я сначала отправился в Москву, а уже оттуда приехал в Ленинград, где в это время жил мой старший брат. Теперь он уже вернулся в Армению и живёт там, а я остался жить в Ленинграде, теперь уже в Санкт-Петербурге. Таким образом, я устроился жить в общежитии и искал работу. Мне предложили работу художника-оформителя в гостинице «Октябрьская», и я уже готов был согласиться, но тут поступило предложение от пансионата «Дюны» быть таким же специалистом у них, и я принял это более интересное предложение.

— Чем это предложение оказалось интереснее?

— Этот пансионат находится на берегу Финского залива, при пансионате находился клуб, где проводились различные увеселительные мероприятия и показывались фильмы, требовался художник, который бы стал изготовлять афиши, транспаранты, плакаты, и место обитания само по себе было чудесным. 

 – Что послужило причиной, что вы не вернулись на Родину?

— Я практически уже разрешил все жизненно важные вопросы и необходимости возвращаться уже не было, к тому же я поступил учится в вечерние рисовальные классы при академии художеств, где проучился около 4-х лет. В скором времени я начал выставлять свои работы. Только в самом пансионате «Дюны» мне удалось провести несколько своих персональных выставок.

– Что означает быть художником межотраслевого молодежного производственного центра «Контур»?

— Центр «Контур» это — организация, которая перманентно организовывала выставки, осуществляла продажу картин. Но в скором времени они перестали существовать. 

– Вы научились снимать кино?

— Снимать фильмы я учился, будучи в популярной в Петербурге телевизионной студии «Десятка». Наша студия снимала ежедневные телевизионные события. Своей популярностью наша студия  шла следом за популярной передачей Александра Невзорова «600 секунд»..

– Какие культурные мероприятия вы проводили в национальном центре «Урарту», где вы работали?

— «Урарту» это был прекрасный армянский ресторан, который находился на улице Руднева, для постройки которого был специально привезен туф. В центре «Урарту» у меня несколько раз проводились персональные выставки. Там были очень хорошие мероприятия, где я познакомился со многими интересными персонами.  К сожалению, этого ресторана больше не существует. Следом за этой выставкой у меня последовала другая, которая состоялась в здании Джазовой филармонии.

– Расскажите о своей выставке «Невограф» в   редакции журнала «Нева», как это происходило?

— Выставку мне предложил организовать искусствовед Виктор Лавров, в редакции журнала «Нева», где он проводил ежегодные выставки. В этой выставке принимали участие многие петербургские художники.

– Расскажите о своем участии на московских международных биеннале по графике.

— Это биеннале, в которой я принял участие, организовал Олег Яхнин.

– Что за центр современной молодежной культуры «Факел», каким образом вы там принимали участие?

— Эта организация проводила очень много выставок, у них имеются роскошные выставочные залы, где можно делать прекрасные экспозиции. Узнав, что я являюсь художником, мне предложили организовать выставку под названием «Философия художника». В их помещении экспозиция моих работ представлялась в трех залах, в каждом из которых выставлялись картины различных жанров. В одном из залов я демонстрировал документальный фильм, где чередовались все мои произведения, этот фильм я изготовил еще в 90-ые годы. Фильм имеет длительность в полтора часа и сопровождается музыкой. Те, кто видел этот фильм, утверждали, что он смотрится с большим увлечением.

— Что представляет собой фонд Михаила Шемякина, как вы там выставлялись?

— В музее проводилась выставка «Метаморфоза головы», где я представил три картины, там же состоялась также выставка «Разрез в искусстве», на которой я представил еще три своих произведения. 

– В музее городской скульптуры, который проводит выставки в Петербурге, всегда бывает интересно, вы можете рассказать, как это происходит?

— Я люблю эти мероприятия, и уже несколько раз принимал в них участие. Состоялась выставка, посвященная советскому кинематографу, на которой я представил свою картину «Образы Андрея Тарковского.  В другой раз я предложил выставить армянский хачкар. В музее городской скульптуры также выставлялась моя работа «Небо и земля». Еще, на первом этаже музея представлялся мой проект «Ввысь. Портрет в поисках духовности», который прошел очень эффективно, поскольку мне удалось выставить 25 портретов.

– Что служит причиной вашего вдохновения?

— Рисовать для меня такая же потребность, как потребность для любого человека пить и есть. Доставая из всех тайников угощения, я, словно принимаюсь за изготовление деликатеса в виде нового художественного произведения. Когда же я не работаю, я испытываю себя страшно неуютно. 

– Во время работы, используете ли вы национальные мотивы?

— Непременно, это происходит самопроизвольно. Где-бы я не был и чем-бы не занимался, национальные особенности всегда будут меня преследовать, не могу же я избежать собственной сути, хотя быть армянином – непростая участь. Несмотря на то, что я работаю, создавая произведения различных жанров, во всех моих произведениях, хочу я того или нет, национальные мотивы всегда присутствуют.

— Есть ли художники, которым вы следуете?

— Нет, как таковых нет. Все художники разные. Разве можно отдавать предпочтение, скажем Ван Гогу больше, чем Полю Гогену? Разве можно сравнивать друг с другом картины Сальвадора Дали и Рене Магритта? Я поклоняюсь всем корифеям живописи.

– Понятие ностальгии реально существует или это вымысел, придуманный людьми?

— Ностальгия, конечно, существует. Когда шла война, я переживал за свою Родину всеми фибрами своей души. Мне причиняет огромное страдание то обстоятельство, что среди правительства нет ни одного человека, который готов пожертвовать своими амбициями ради того, чтобы исправить возникшую ситуацию в стране…

Рецензия к портретному ряду «Ввысь. Портрет в поисках духовности» Армена Захаряна. 

В течение столетий жанр портрета в Европе не получал развития, ибо церковные каноны ставили художникам очень строгие ограничения, которых требовалось придерживаться. Портреты того периода представляли собой упрощенные изображения ликов святых и только в средние века святым и другим персонажам на картинах стали придавать черты реальных людей. Начиная с Х века, интерес художников к этому жанру вырос. Лишь мастерам Высокого Возрождения, удалось отстранившись от религиозной составляющей портретного искусства, изобразить личность портретируемого, передав его богатый внутренний мир.

  Первые портреты появились в 1619 – 1695 годах, когда француз Андре Фелибьен, будучи официальным придворным историком искусства короля Людовика XIV, предложил называть словом «портрет» изображения «человеческих существ».

С середины XIX века в портретном жанре утвердился реализм. В поисках новых смыслов художники изображали высокопоставленных лиц в парадных костюмах.

Портреты суперзвезд – стали феноменом, который ввел в 60-х XX столетия американский поп-артист Энди Уорхол.

 Продолжая традиции художников прошлых поколений, петербургский художник Армен Захарян, обращается к приемам поп-арта и создает ансамбль портретов культовых персон, акцентируя внимание на том, что взгляды у всех портретируемых обликов запрокинуты ввысь, словно жаждущие увидеть нечто сверхъестественное. Отличительной особенностью портретного ряда является нестандартный ракурс изображаемых персонажей: анфас взглядом ввысь, взглядом, обращенным в неведомые высоты. Именно в такие минуты каждый человек задается вопросами: «Кто «Я? Зачем живу? В чем тайный смысл Жизни?», эти вопросы периодически задает себе каждый человек, а они в свою очередь порождают множество других вопросов. Именно с этих таинств и начинается долгий путь к себе, самый сложный и волнующий, который только можно вообразить, а главное самый продолжительный, длиной в жизнь.     

Художнику Армену Захаряну удалось уловить мгновение, когда каждый из портретируемых испытал сильное сакральное потрясение. Таким образом, художник делает зрителя сопричастным этому волшебно чудодейственному моменту, и представив образы-портреты в единой экспозиции, создаёт громкую мажорную, вовлекающую в общий творческий процесс мистерию. 

Арутюн Зулумян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top
%d такие блоггеры, как: