online

Ара Айтаян: «Важно сосредоточиться на главном»

ИНТЕРВЬЮ

«Наша Среда online»«Художественное творчество отражает закономерности мироздания, скрытые за внешними, наносными явлениями действительности. Эти закономерности, которые художник постигает интуитивно, выражаются через соотношение абстрактных форм (цветовых пятен, линий, объёмов, геометрических фигур) в произведении» — говорил Василий Кандинский.

 Ара Айтаян увлекается разными цивилизациями, работает в музеях, стремится иметь контакт с разными временами, как-то сблизиться с тем, что уже было сделано на визуальной почве, ищет новые тропы, исследует пройденные пути в искусстве. Об этом можно судить и по его выставкам, хотя персональных в Армении у него было немного. Зато выставок в Америке, Франции, Голландии, Китае, Японии, Аргентине, и России предостаточно.

 Ара Айтаян – человек, ищущий, находящий и умеющий отстоять свои мироощущения и взгляды, и в то же время, как художник, обладает собственным стилем и творческим лицом.

— Будучи хорошо знакомым с вашей семейной родословной, у меня создается впечатление, что у вас не было другого выхода, кроме того, как стать художником, но и здесь диапазон того, чем вы занимаетесь, очень широк. Это и картины, и исследования, и кураторские проекты, и статьи, и монографии, и история культуры. Есть ли особые предпочтения, среди всего того, что входит в круг ваших интересов?

— Вы правы, это правда, я вырос в творческой среде и с детских лет видел мое предназначение сугубо в искусстве. Решающий момент настал, когда в одиннадцать лет, занимаясь и музыкой, и живописью, в какой-то момент понял, что должен определиться, что творческий акт создания образа невозможно ничем заменить. Что касается статей и кураторских проектов, то это важно для меня, так как я считаю, что искусство творят индивидуумы, но они принадлежат среде, атмосфере, которые и определяют характер их творения. Эти интервенции мне помогают тоньше почувствовать время и людей меня окружающих.

— Создается впечатление, что ваши интересы уже давно вышли за рамки Армении, и в то же время, проблемы культуры в стране тоже не остаются для вас безразличными. Я не ошибаюсь?  

— Для любого художника важно понимание исторического момента времени, выпавшего на его долю. Многих эта проблема не интересует, и может быть в этом их счастье, потому что так им легче жить и творить. Но когда вдруг осознаёшь, насколько всё в искусстве взаимосвязано друг с другом, или например, то, что художники, которые открывают в искусстве новые пути, так глубоко проникают в недра созидания культур народов, что по-другому относиться к этому вопросу невозможно, и творчество в этом случае для них становится орудием познания и открытия.

— Вас сильно беспокоят вопросы характера Запад – Восток? Что вы думаете по этому поводу?

— Этот вопрос мне интересен не только потому что моя, армянская цивилизация находится на рубеже этих понятий, которые мы можем воспринимать как в философском так и географическом значении. В сегодняшнем океане цивилизационного и культурного обмена для меня важно пощупать истоки той или иной традиции, которые со временем превращаются в универсальные художественные стили. Я все ещё принадлежу к тем утопистам, которые верят, что цивилизации и народы имеют конкретную почву и предназначения, некоторые рождают идею, другие вводят идею в жизнь, третьи синтезируют и сопоставляют идеи и так далее…

 – Тривиальный традиционный вопрос: С чего вы начинали?

— На голову художника всегда может свалиться нечто новое. Но если всерьёз, то осмелюсь считать условным началом 92- ой год, когда я осознанно сосредоточился на натюрморте.

– Мы живем в сложное время, когда трудно сказать, что ожидает человечество: прогресс или полный крах. А как по-вашему?

 — Единственное, что стремительно прогрессирует, то это усовершенствования методов загнать человечество, или человечность в угол.

— Насколько велика роль искусства для социума сегодня?

— И искусство бывает разным и подходы к нему бывают разными в разных странах в сегодняшние дни. Нет единой формулы. Но, по-моему, у искусства имеются шансы развития в тех странах, где искусству предоставлена роль акцентировать внимание на существующие проблемы, где его не боятся.

— Каждое время ставит свои вопросы перед искусством: импрессионисты, фовисты, кубисты, абстракционисты, концептуалисты, постмодернисты, каждый из них видел и решал весьма конкретные художественные задачи, какие задачи требуют решения сегодня?

— Время «измов» постепенно угасает. С профессиональной точки зрения, за последнее столетие было сделано так много интересных открытий, что было бы честнее постараться понять и изучать их суть. Перевернуть страничку, считая, что нам знакома эта формула и пройти дальше будет нечестно. Многие находки ещё пребывают в теоретической стадии, и для моего поколения будет честью погружение и исследование начатого.

— Можно ли вас называть абстракционистом?

— Если считать, что уже давно грани между художественными течениями условные и расплывчатые, то было бы правильнее отметить, что только некоторые мои работы являются абстрактными, но было бы неправильно называть меня художником-абстракционистом. Сегодня формулировки основоположников течений и применяемые в них приемы не соответствуют друг другу.

— В своем творчестве вы придерживаетесь какого-либо направления или поиски могут изменить область ваших исследований?

— Стараюсь держать двери открытыми, не ограничивая подходов.

— Какие художественные вопросы вы стремитесь разрешить?

— Стремлюсь развивать иррациональное видение мира. Меня интересует сущность иллюзии и многозначность визуального восприятия.

— Влияние каких художников вы испытываете в своем творчестве?

— Несомненно на меня повлияли близкие отношения с новатором и классиком армянского искусства Рубеном Адаляном, но на меня подействовало не только его творчество, но и долгие беседы с ним о проблемах искусства. Есть художники, которые обнаружили нечто новое в своем творчестве, например, работа Хуана Миро «Усадьба» с деревом в центре. Меня поразило сопоставление конкретного мотива со свободой интерпретации. Ещё «Тайная вечеря» Тинторетто Лондонской национальной галереи. В этой работе было предчувствие рождения нового человека, нового искусства.

— Вы изучаете национальные и народные особенности, когда бываете с выставкой в той или иной стране? Какие интересные наблюдения вы сделали в этом направлении?

— Мне всегда интересно, когда какой-нибудь универсальный стиль или тенденция проникают в страну со своими своеобразными традициями. И как это новое осваивается, какой потенциал видят в новом языке и какой результат из этого получается, например, первые портреты маслом на холсте в Японии под влиянием голландцев, или датские маринисты с пейзажами под влиянием немецких или французских романтиков. К сожалению, этот приём формулировать широкую, ещё не визуализированную идею в конкретной форме дальнейшего развития больше не получил.

— Имеется ли кредо, которого вы придерживаетесь в своем творчестве?

— Перестаю работать над тем, к чему у меня пропадал интерес.

— Какие задачи, и не только как художник, вы собираетесь разрешить в ближайшие годы?

— Сузить спектр интересов и сосредоточиться на главном.

Беседу вели: Арутюн Зулумян и Зинаида Берандр

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top