online

Знаете ли Вы, что погромы армянского населения в городе Баку осуществлялись в 1905, 1918 и в 1990 годах?

В течение XX  века армяне Баку  трижды подвергались беспрецедентным  по методам осуществления  и по последствиям погромам.

Первые погромы, в результате которых армянская община понесла большие человеческие и имущественные потери,  произошли зимой и летом 1905 года. В  результате антиармянской агитации и религиозного фанатизма  около 1000 армян  стали жертвами резни.

Следующие  погромы армян Баку произошли  в сентябре 1918 года, когда армянское гражданское население  оказалось  перед лицом турецких и азербайджанских войск. Предав город грабежу и насилию, турецкое командование осуществило массовые аресты, убийства и грабежи армян. Около 20 000 армян ( примерно 1/3 армянского населения Баку)  стали жертвами жестокости турецко-азербайджанских банд.

С 13 по 19 января 1990 года  произошли третьи широкомасштабные погромы армянского населения Баку. Сотни армян стали жертвами нетерпимости и ксенофобии азербайджанских националистов. Для спасения своих жизней около 200 000 армян были вынуждены,  бросив свое имущество и дома, покинуть Баку и стать  беженцами.

В результате погромов в январе 1990 года имевшая вековые традиции армянская община Баку прекратила свое существование.

Источник: www.baku.am

Погромы армян в 1905 году

armyanskie_pogromy_baku1Народные волнения в Петербурге 9 января 1905 года отозвались в других крупных промышленных центрах России. Волна распространилась и на кавказские города, включая Тифлис, Батум и Баку. Начавшиеся в Баку митинги и забастовки рабочих закончились поджёгом ряда нефтяных скважин. Эти события сопровождались антиармянской агитацией в среде азербайджанских тюрок (далее тюрки).

Вскоре на домах тюрок и русских появились сделанные углём надписи «Йа Аллах» (с Богом) и «урус» (русский).

Генерал-губернатор Баку Михаил Накашидзе принимал активное участие в организации армянских погромов 1905 года. Призывы к резне армян стали звучать и в мечетях. Для инициаторов погромов в Баку предлог к ним был делом времени.

6 февраля 1905 года на Парапете около армянской церкви произошел инцидент. Тюрок по фамилии Бабаев выстрелом из пистолета ранил армянского солдата-конвоира. Армяне сдали Бабаева в полицию и потребовали обыскать его, однако тот оказал сопротивление и под пистолетные выстрелы сбежал из полицейской кареты. Возле улицы Кривая разъярённая толпа свела с ним счёты. Единоверцы положили тело Бабаева на повозку и повезли по тюркским кварталам, возбуждая тюрское население против армян.

Приехавшая из Тифлиса в Баку француженка Жозефин Кубли свидетельствует: «… Сын хозяина нашего дома, молодой тюрок, с пистолетом в руке вошёл в комнату. На вопрос о том, что происходит, ответил, что ни они, ни армяне не виноваты в погромах. Им приказали убивать армян, и они в течение трёх дней будут это делать».

Сразу же за сигналом о начале погромов последовали зверские убийства армян. Только в этот день было убито и ранено около 35 армян. 7 февраля погромы возобновились и продолжались три дня и три ночи.

Корреспондент журнала «Новое обозрение» Орест Сёмин так описывал события в Баку: «… Страшные минуты переживает население Баку. На улицах Воронцова, Базарной и Шамаха тюрки безжалостно убивают армян… Ужас сковывает меня, кровь стынет в жилах, когда вспоминаю всё то, что я видел в течение всего трёх часов. На улице Базарная сотни тюрок крушили и грабили магазины армян… На улице Введенской увидел тело убитого армянского ребёнка, в Молоканском саду уже вторые сутки лежит труп убитого врача, убит гимназист Лебедев. 9 февраля в 11 часов утра вместе с русским актёром П. Морским направились на Воронцовскую улицу к месту пожара домов Бабаджанова и Лазаряна. Было навалено около 17-ти обезображенных обугленных трупов, пять из которых были трупами детей… За магазином сапожника Власова послышались выстрелы, когда подошли поближе, то увидели как ворвавшиеся в дом армянина тюрки пытали и резали жильцов».

Тюрки напали на дом богатого армянского купца Балабека Лалаева. В результате погибли 20 человек, в том числе брат Лалаева. Врач Урбанович, еврей по национальности, был свидетелем гибели дома Лалаева: «… Тюрки начали палить по дому Лалаева. Губернатор упрекал, что якобы из дома Лалаева стреляли по невинным тюркам. Лалаев категорически отвергает это и просит губернатора обыскать его дом и убедиться, что оружия нет. Разъярённая толпа грабит дом Лалаева, выносит его на улицу и расстреливает вместе с женой».

Резню в Баку невозможно скрыть. О совершённых насилиях и бесчеловечных варварствах тюрок по отношению к армянам свидетельствуют не только иностранцы, но и сами тюрки.

В журнале «Бакинские известия» тюрок-свидетель пишет: «… В той части города, где живу и я, мусульмане всю ночь готовились к войне. С раннего утра началась пальба, которая со временем усиливалась… Услышав выстрелы, я выбежал из дома и увидел, что дом Бабаджанова на Церковной улице окружён тюрками… Один из толпы предложил спалить дом. К шести часам вечера дом был в огне. Всё сгорело, кроме подвального этажа, где были большие коробки. Несчастные люди скрывались в них. Разъяренная толпа нашла девятерых, вывела их и на глазах у всех растерзала. Я не могу описать тот ужас, который был запечатлён на лицах жертв. В том же месте толпа нашла десять женщин. Одна 50-ти летняя женщина молила отпустить её сына, который был единственным выжившим из сгоревшего дома. Вскоре присутствующие стали свидетелями того, как со двора горевшего дома выходит некое подобие человека, закрывшее голову подолом пальто. Мать узнала сына, но увидевшая новую жертву толпа разорвала его на части. Мать упала к дымящимся брёвнам и потеряла сознание. Она тоже сгорела перед дикой разъярённой толпой».

Сообщение корреспондента журнала «Тифлисский листок» описывает душевное потрясение от погромов в Баку: «Нет, нет, я не могу рассказать и десятую, даже сотую долю увиденного там. Нужно увидеть собственными глазами, чтобы суметь хотя бы смутно представить произошедшую там кровавую драму. Царит общее убеждение, что резня армян − эта ужасная бойня – организована. Все тюрки вооружены… В первый день кровавых событий в больницу были перевезены 34 трупа: все армяне, только один грузин. Все убиты со спины. Тюрки расстреливали сзади… Когда приехал на место резни, потемнело в глазах, закружилась голова, чуть не потерял сознание, еле сдержав себя. Первое, что попалось мне на глаза, был несчастный худой маленький старик, которому после трёх пулевых ранений саблей отсекли голову.

На кладбище Баку на одной из груд трупов был брошен труп беременной женщины. Варвары несколькими ударами кинжала вспороли живот несчастной и, вытащив ребёнка, бросили его на труп».

В течение продолжавшегося три дня кровопролития были убиты 205 (218) армян, ранены −121.
Семья Лалаева была одной из последних жертв. 9 февраля истёк строк, отпущенный губернатором Накашидзе на погромы. Генерал-губернатор вместе с епископом Ананией Ширванаци и другими влиятельными армянскими деятелями обошёл город с белым флагом оповещая наступление мира. Погромы тотчас же прекратились.

В дни армянских погромов с 6 по 9 февраля в городе царил произвол, а значит жизнь и имущество армян были в опасности. Впоследствии из-за угрозы возобновления погромов и во избежание новых жертв армянская молодёжь создала группы самообороны из 5-10 человек для защиты армянских кварталов, улиц и домов. Итальянский историк и дипломат Луиджи Виллари объяснял, что это было обусловлено многочисленностью тюрок и тем обстоятельством, что они были лучше вооружены.

После февральских погромов в городе установился временный мир. Но население Баку должно было подвергнуться новому погрому. Избиение служащих управления в городском совете, обходы вооружёнными группами нефтепромыслов, угрозы и ставшие регулярными забастовки свидетельствовали о близости второго погрома в Баку. В конце августа погромы и кровавые столкновения возобновились. В течение одной недели существенная часть нефтяных скважин была уничтожена. Невозможность точного определения числа жертв была обусловлена пожарами. На этот раз число жертв было больше: было убито 300-400 человек, ранены – 700.

Заранее спланированная резня исполнялась неукоснительно. Тюрки не щадили даже тех, кто пытался спрятать и спасти армян. Так, спасший несколько армянских семей французский инженер Мишель Тимони стал жертвой августовских погромов: тюрки бросили Мишеля в горящую буровую яму.

В результате погромов тысячи рабочих лишились работы и средств к существованию. Были сожжены Каспийская, Кавказская, “Петров”, Балаханская и другие, принадлежавшие армянам, нефтяные компании, склады, театр Бекендорфа. Ущерб от августовских погромов достигал около 25 миллионов рублей, особенно пострадали армянские компании, так как пожары были направлены именно против армян. За августовскими событиями последовала резня, возобновившаяся 20 октября.

21 октября на Николаевской улице подожгли дома Мирзабекяна, Шагиданяна, Будугяна и еще 13 домов. В числе убитых армян был священник Месроп Хорхоруни. 24 октября погромщики ворвались в армянскую богодельню и убили шесть женщин и детей.

Во время февральских погромов 1905 года, армяне понесли большие потери, однако, оправившись от замешательства, во время возобновившихся в последующие месяцы нападений они смогли дать тюркским бандам организованный отпор и нанести им ощутимые потери.

Русский писатель и общественный деятель Максим Горький, касаясь событий на Кавказе, отметил в памфлете «Русский царь»: «На Кавказе армяне были убиты руками верноподданых тюркских татар. Однако этому явлению был придан вид национальной ненависти и нужно верить, что это так и что это правда. Но как могло случиться, чтобы армяне и татары, которые веками жили вместе, вдруг стали бы врагами…».

Погромы армян Баку в 1905 году были первыми из трёх антиармянских погромов. В результате новых погромов в конце XX века город покинуло около 200 000 армян, ставших беженцами.

Погромы армян в 1918 году

armyanskie_pogromy_baku2Спланированный и осуществлённый Турцией геноцид против армянского народа в Западной Армении имел своё продолжение в Восточной Армении и в других районах Закавказья, населённых армянами. Турецкое нашествие преследовало несколько целей: завладеть бакинской нефтью, вытеснить Россию из Кавказа, соединиться с мусульманами Закавказья и Северного Кавказа, открыть дорогу к Туранскому миру и уничтожить армянский элемент, являющийся преградой к осуществлению пантюркистской программы.

К началу 1918 года реальной силой в Баку были: руководимая большевиками Бакинская коммуна, Армянский национальный совет, который возглавлял подавляющее большинство армянского населения, и Мусульманский национальный совет. Среди мусульман доминирующие позиции занимали партия «Мусават» и Дикая дивизия. Армянский национальный совет несколько раз обращался к Мусульманскому национальному совету, призывая открыть дорогу для возвращающихся с фронта армянских солдат, но безрезультатно.

В начале марта 1918 года в Ленкоране (город на юге Азербайджана) покончил жизнь самоубийством офицер Дикой дивизии и сын богача Аджи Зейнал-Абди Тагиева.

Вооружённый сторожевой отряд этого войскового соединения из 43-48 человек на корабле переправил его тело в Баку. На корабле сторожевой отряд расстрелял несколько солдат-большевиков. Когда отряд Дикой дивизии передал тело Тагиеву и поднялся на корабль, чтобы вернуться, солдаты-большевики разоружили их. Это возмутило мусульманское население города, а «Мусават» объявил, что в случае не возвращения конфискованного оружия поднимет на ноги своих единоверцев. Между коммуной и «Мусаватом» начались переговоры. Третья сила Баку, Армянский национальный совет, попыталась примирить стороны. Конечный срок переговоров между большевистской властью и «Мусаватом» был назначен на шесть часов вечера 17 марта. Однако, не дожидаясь окончания этого срока, в пять часов мусульманское население города начало нападения. Начались вооружённые столкновения. Сопротивление длилось два дня и две ночи и закончилось поражением «Мусавата», большинство главарей которого бежало в Елизаветополь, а некоторые скрылись в близлежащих мусульманских деревнях. В это же время Армянский национальный совет укрыл от большевиков и приютил нескольких тысяч мусульман. Об этом свидетельствует заявление З. Тагиева, размещённое в газете «Знамя труда» от 29 марта 1918 года, где говорится: «В Баку царит спокойствие. Исходя из интересов процветания края, я лично считаю своим долгом заявить во всеуслышание, что события в Баку не носили характер армяно-татарских столкновений. В течение всего времени столкновений татары не причинили вреда проживающим в татарских районах армянам. А армянская часть населения спасла более чем 14 000 мусульман…».

9 апреля 1918 года была создана Закавказская Демократическая Федеративная Республика (Закфедерация), однако она просуществовала недолго. Откровенная враждебность Османской Турции, с одной стороны, и протурецкая ориентация мусульманского населения Закавказской республики, с другой, − расшатали основы новообразованной республики. 26 мая был провозглашен распад Закфедерации, а 27 мая было объявлено о создании Азербайджанской Республики. Получив подкрепление, турецкие дивизии начали военный поход для взятия Баку.

31 июля Мусульманская армия Кавказа во главе с Нури пашой (племянником одного из организаторов Геноцида армян военного министра Энвера паши) перешла в крупномасштабное наступление.

После двухмесячной обороны утром 15 сентября 1918 года турецко-азербайджанские войска вошли в Баку. Три дня и три ночи город подвергался грабежу и насилию. Позже это было названо «Великими Ужасами Баку». Всё оставшееся в Баку армянское население было предано огню и мечу, а их имущество – разрушено и разграблено.

Ужасы осуществлённых против армян погромов 1918 года были документированы иностранными дипломатами, военными, журналистами, а также пережившими те события людьми.

Исключительным источником для исследования трагедии в Баку 1918 года является книга Бахши Ишханяна «Великие Ужасы Баку», в которой очевидец подробно представляет фактологические и статистические данные.

«Три дня подряд беспрестанно турецкие аскеры, местные многотысячные мусульманские банды и хлынувшие из окрестностей крестьяне грабили, захватывали и уносили всё то, что желали и что могли унести из домов, магазинов, канцелярий, учреждений и церквей армян…» писал очевидец тех событий.

Еврей по национальности писатель и публицист Сергей Рафалович, который был свидетелем ужасов Баку, описывая сентябрьские погромы 1918 года в своей статье «Правда о событиях в Баку», пишет: «В течение нескольких дней на больших повозках и грузовиках вывозились из города трупы. Даже после восьми дней после погромов в центральных и привокзальных частях города, где я лично был на улицах и в домах, стоял невыносимый трупный запах. В разрушенных до основания квартирах я видел окровавленные трупы изнасилованных и убитых женщин, грудных детей».

Майор Генерального штаба Османской империи Майер в послании к руководителю Германской кайзеровской делегации генералу фон Крессу от 20 сентября, направленному из Тифлиса, сообщает следующее об уничтожении армян Баку и царящей политической ситуации: «… Множество армян, в числе которых женщины и дети, а также годные для военной службы пленные, уничтожены. О нескольких тысячах нет пока точных сведений. Заслуживающие доверия местные жители утверждают, что их число намного больше, чем число армян, убитых в марте. Немцы, которым можно верить, независимо друг от друга называли число 10 000… Убили также двух только что поселившихся немцев (они не были поддаными империи) и изнасиловали нескольких только что поселившихся немецких женщин (не являвшихся поддаными империи). Насилия имели место и по отношению к австрийцам (подданые монархии) и русским…».

Турецкий автор Эссад бей в своей книге «Кровь и нефть» пишет. «В последующие три дня свидетели сообщали, что летописи истории вряд ли могут припомнить другой такой случай погрома. Все армянские дома постепенно подвергались нападению, а жители — резне. Спасались только те армяне, которых прятали их друзья-магометане. Единственной сложностью магометан была необходимость отличить армян от других, особенно от евреев, чей внешний вид в значительной степени был схож с армянами. Многие армяне пытались выдать себя за евреев, а многим евреям угрожали вместо армян. К счастью, дальновидное правительство проинструктировало, что каждый, кто подвергся устрашению, и кто притворился евреем, должен был быть немедленно обследован для подтверждения своего еврейства. В течение трёх дней по ошибке был убит только один еврей, которого приняли за армянина. Намного труднее приходилось еврейским девушкам, которые не имели при себе какого-либо подтверждения своего еврейства, а правительство строжайше запретило подвергать бесчестию еврейских девушек. Для предотвращения недоразумений, несколько еврейских солдат турецкой армии действовали в эти три дня в качестве экспертов и с лёгкостью спасали своих соотечествениц».

Эссад бей описывает в своих воспоминаниях ту жестокость и беспримерные истязания, которым подвергались армяне: «… Снова пролилась кровь на улицах нефтяного города. Беспощадно убивались мужчины и женщины. «Победители» вскрывали тела своих жертв, раздавливали их черепа, ложились на трупы, вопили бред о своей победе, буквально плавали в крови. Они разрывали их тела, рубили их, перегрызали горла и пили кровь. Несколько сот армян не были сразу же убиты, а были перенесены на большую городскую площадь, где их сторожили солдаты. Любой магометанин − ребёнок, женщина, старик − мог прийти и убить их. Жертвы стояли закованные в цепи и выдавались по требованию мстителя. В качестве доказательства мести иные макали одежду в кровь врагов, чтобы показать её дома. На второй день паша разрешил своим офицерам также принять участие в грабеже. Каждый считал своим долгом совершить убийство на улице. Даже части тел армян стали символом этих дней».

Дж. Каялофф в своей книге «Падение Баку» также описывает трехдневные страдания армян: различные свидетельства, неопубликованные документы, которые стали основой для создания книги, являются ценным материалом для знакомства с деталями армянских погромов в Баку 1918 года. Особенно важен рапорт К.М. Эвангулова генералу И. Багратуни: «Грабёж, убийства, изнасилования достигли своего пика. Во всём городе продолжалась резня армянского населения и грабёж всего немусульманского населения. Они разбивали двери и окна, врывались в квартиры, выносили мужчин, женщин и детей, убивали их на улице. Из всех домов слышались нечеловеческие вопли подвергшихся нападению людей. Варварская толпа татар и аскяров с дикими криками выбегала на улицу для поиска новых жертв. Ужасы «Варфоломеевской ночи» были ничем по сравнению с убийствами в Баку 15 и 16 сентября. В некоторых местах образовались горы погибших тел, многие из которых имели ужасные огнестрельные раны. Самая ужасная картина была у входа в казначейство на улице Суруханская. Вся улица была покрыта телами мёртвых детей не страше девяти-десяти лет. Около 80 тел имели раны от мечей и штыков, а горла многих были перерезаны: было очевидно, что несчастные были зарезаны как агнцы. С улицы Телефонная мы слышали крики женщин и детей и выстрелы. Спеша спасти их, я был вынужден вести машину по телам мёртвых детей. Жуткий звук дробящихся костей и разрывающихся трупов, колёса, которые были облеплены внутренними органами мёртвых тел, были невыносимы. … Турецкий полковник и солдат закрыли глаза руками, опустили головы. Они боялись смотреть на страшную резню. Потрясенный от увиденного, водитель хотел уехать с улицы, но тут же встречал другое кровавое зрелище…».

Консулы нейтральных стран в Баку предъявили жалобу Нури паше. В жалобе говорилось:

18 сентября 1918 года
Его превосходительству
Ферик Нури паше
Командующему Мусульманской армией Кавказа
Баку
«Мы, нижеподписавшиеся представители нейтральных государств, считаем нашим долгом исключительно из гуманных соображений выразить Вам как Главнокомандующему турецких войсковых частей решительный протест против систематических зверств и грабежей, которые были совершены после взятия города Баку.

Без рассмотрения военных соображений считаем, что главную вину произошедшего нужно искать в следующем:

1) регулярная армия с большим опозданием вошла в город, через 48 часов после захвата, с опозданием была организована также и необходимая комендантская служба;

2) войска, которым было приказано защищать население, по всей видимости не получили чётких инструкций защищать равным образом все нации, что, как наверняка известно также и Вашему превосходительству, особенно в этом случае было бы крайне необходимым.

Эти события имели особенно неприятное воздействие на нас, так как 15 сентября генерал Мурзель паша от Вашего имени дал торжественное обещание датскому и персидскому консулам «защищать жизнь и имущество населения города» при том, что речи не было о каких-либо исключениях.

Целью данного протеста является напоминание Вашему превосходительству о Вашем письменном обещании и требование хотя бы сейчас предпринять самые действенные меры для восстановления законности и обеспечения жизни и имущества всех граждан вне зависимости от национальности.

Вместе с тем, мы смеем позволить себе обратить внимание Вашего превосходительства на то, что учитывая интересы наших соотечественников, а также международные экономические интересы, связанные с Баку, мы чувствуем себя обязанными доложить нашим правительствам о случившемся и о нестабильном в настоящий момент положении в городе. Мы оставляем за собой право требовать возмещения и удовлетворения понесённых нашими соотечественниками во время грабежа города убытков и несправедливости».

Погромы армян в 1990 году

baku-pogromС 13 по 19 января 1990 года в Баку произошла третья крупная резня армянского населения. По причине своей национальной принадлежности местная 200 000 армянская община была подвергнута репрессиям, резне и изгнана из города.

Уже в течение 1988-1989 гг. все азербайджанские средства массовой информации, в особенности телевидение, были полны антиармянской агитацией, что подготовило почву для резни армянского населения в столице Азербайджана. Народный фронт Азербайджана (НФА), где доминировало радикальное крыло, открыто призывал изгнать из города армян и занять их квартиры. В течение всего 1989 года армяне, жившие в Баку, боялись выходить на улицу, так как из-за своей национальной принадлежности подвергались нападениям, побоям и грабежу в городском транспорте и на улицах. В 1989 году в Баку были зарегистрированы многочисленные убийства армян. Частыми стали также случаи грабежа и выселения жильцов из своих домов. Из-за национальной принадлежности многих армян освобождали с работы.

Январские погромы 1990 года в Баку были заранее подготовлены. Работа была проделана в нескольких направлениях. В частности, была развёрнута широкомасштабная антиармянская пропаганда в средствах массовой информации, инициатором и направляющим которой была азербайджанская интеллигенция. Выступая по телевидению и радио, многие представители азербайджанской интеллигенции подчёркивали, что армяне занимают важнейшие должности и лучшие квартиры в городе. Следующим важным компонентом механизма осуществления погромов была скоординированная работа сотрудников ЖЭК-ов, служб милиции и скорой помощи. Сотрудники ЖЭК-ов уточняли наличие зарегистрированных в городе армян по спискам продовольственных карточек. Была составлена карта города со всеми подробностями, разделённая на округи и кварталы, на которой были отмечены участки с компактным проживанием армян. Заранее были составлены также списки принадлежащих армянским жителям домов и адреса квартир. Погромщикам помогали также правоохранительные органы, обеспечивая их безнаказанность. В свою очередь врачи скорой помощи выдавали поддельные врачебные справки, согласно которым причиной смерти армян были сердечно-сосудистые заболевания, а не насильственные действия.

13 января 1990 года погромы армян в Баку приняли всеобщий характер. В этот день город был полон митингующими, в частности на площади Ленина собралось от 70 000 до 100 000 человек, которые требовали отставки властей и расправы над армянами. Всё это происходило с ведома и при попустительстве руководителей СССР и Азербайджана. После митинга разделившаяся на группы толпа под руководством активистов НФА начала дом за домом «очищать» город от армян. Беженцы потом рассказывали, что существовала чёткая схема осуществления насилия: группа погромщиков, ворвавшись по указанным адресам в квартиры армян, начинала избиение и насильственные действия. Существует множество свидетельств об совершенных с исключительной жестокостью зверствах и убийствах. Армян выбрасывали из окон, забивали железными прутьями и ножами, насиловали женщин, многих сжигали заживо. Затем следовал визит членов НФА с так называемыми «законно оформленными» документами в квартиру. Погромщики предлагали армянину, владельцу квартиры, для спасения своей жизни немедленно отправиться в порт. Очевидцы свидетельствуют, что как только армянского жильца выдворяли из его дома, сразу же появлялся новый хозяин с официальным ордером в руках. Армянам позволяли брать с собой только то, что они могли унести с собой. Остальное имущество, документы на дом, ценные вещи, даже книжки сберегательной кассы конфисковывались.

Во время трагических событий 1990 года в Баку на улицах, рабочих местах, в домах, в общественном транспорте сотни бакинских армян были подвергнуты избиениям и получили тяжёлые телесные повреждения. Большая часть депортированных были стариками, многие из которых, не выдержав жестоких побоев, унижений, огромных душевных потрясений, умерли по дороге или сразу после прибытия в больницы. Беженцы, добравшиеся на пароме до города Красноводска Туркменской ССР, самолетами были перевезены в Ереван. Это были, избитые, в повязках старики. Волна насилия и армянских погромов перекинулась затем на русское население Баку, в частности на семьи военнослужащих, среди которых также были жертвы и множество раненых.

13-20 января 1990 года Баку был полностью во власти погромщиков, которые на глазах у милиции и внутренних войск совершали ужасное насилие. Руководство СССР не вмешивалось в эти события, хотя в городе было достаточно военных подразделений и внутренних войск МВД СССР, которые могли бы быстро навести порядок. Серьёзность положения диктовала необходимость введения комендатского часа для установления порядка, однако центральные власти медлили. Убийства и грабежи продолжались вплоть до 20 января, когда под предлогом «восстановления» порядка советские войска вошли в город. Для сохранения в Баку советской власти М. Горбачёв подписал указ о введении чрезвычайного положения. Исполнение указа было возложено на командующего воздушно-десантной дивизией ВС СССР А. Лебедь. После ввода войск, было оказано сопротивление, в результате которого погибли около 150 азербайджанцев, а также солдаты и случайные прохожие.

Точное число жертв армянских погромов, организованных в Баку, еще не установлено. По мнению ряда исследователей это число превышает 400. Исследование произошедших в Баку событий усложняется также распространением беженцев по всей территории бывшего СССР и трудностью опроса всех пострадавших. В результате, армянское население Баку было вынуждено покинуть город. Исключение составляют лишь живущие в смешанном браке армяне, число которых достигает нескольких сот человек.

В Баку фактически повторился сценарий насилия, произошедшего в Сумгаите в феврале 1988 года: многочисленные митинги, пропаганда ненависти, использование азербаджанцев-беженцев из Армении, предварительный отбор квартир, бездействие правоохранительных органов, а также зверские действия по отношению к беспомощным старикам, женщинам и детям. Но масштаб произошедшего в Баку был несравнимо больше.

Погромы Баку нашли отражение в ряде европейских и американских СМИ. 18 января группа сенаторов направила совместное письмо М. Горбачёву, в котором выразила беспокойство по поводу армянских погромов в Баку.

29 марта 1990 года было проведено закрытое заседание Верховного Совета СССР посвященное произошедшим в Баку событиям. Азербайджанская делегация потребовала создать комиссию для расследования подробностей введения войск в Баку и оценки их действий. В ответ на это министр обороны Д. Язов, министр внутренних дел В. Бакатин, глава КГБ В. Крючков рассказали присутствующим подробности погромов, представив такие сведения о резне, которые не были отражены в прессе. Ускорившийся процесс распада СССР помешал доведению до конца расследованию дела о резне армянского населения Баку.

Погромы армян в январе 1990 года были осуждены Европарламентом и Конгрессом США. Последствием ужасных событий являются сотни тысяч беженцев, а также сотни убитых и подвергнутых пыткам. Произошедшие в Баку события не получили правовой оценки, а понесенные потери не были компенсированы.
Источник: janarmenian.ru
Фото: i002.radikal.ru, nnao.ru, janarmenian.ru

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top