online

Женщина, придумывающая смыслы

КУЛЬТУРА

«Наша Среда online» — Инна Гринчель родилась в Ленинграде. Родители Инны – известные экономисты. Отец – доктор экономических наук, профессор, мать – доцент в СПбГУ. Инна с детских лет сильно увлеклась чтением. Причем, больше всего, ее интересовали книги о животных. Да так сильно, что она стала грезить, что станет зоологом. Она пыталась завести дома небольшой зоопарк, родители сопротивлялись, как могли. Один раз, Инне пришло в голову препарировать найденного мертвым белого хомяка и она, выделала его шкурку по древней технологии индейцев. Так что, интересы Инны к животным, к вопросам жизни и смерти, к найденным предметам, к коже как художественному материалу и к экологическим проектам получили свое начало уже в раннем возрасте.

Родители Инны часто ездили в зарубежные командировки, и иногда брали ее с собой, что, несомненно, сильно повлияло на формирование вкуса у маленькой девочки. Ей еще не исполнилось и семнадцати лет, когда она, совсем юная, одна, без родителей, оказалась в Праге с этюдником в руках. На целых два летних месяца. Она принялась рисовать и…продавать свои акварельные картинки на Карловом мосту. Люди подходили к ней, с удивлением наблюдали, как из-под кисти молодой особы, рождались городские этюды, и нередко, на месте, покупали их. Инна, воодушевленная успехом и получившая независимость, накупила себе кучу модной одежды, и даже почувствовала себя востребованной художницей. Но Инна уже поступила тогда в Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной и пришлось свои амбиции вводить в рамки студенческой жизни. Она была одной из немногих, кто поступил сразу после окончания школы, и потому она оказалась в институте одной из самых юных студентов. Учиться было непросто. Она предпочитала больше времени проводить за чтением в библиотеке, чем заниматься практикой. Из-за неуспеваемости, на третьем курсе, Инну едва не отчислили из-за неуспеваемости по художественным дисциплинам. Однако, в результате, она все же закончила курс обучения, и более того, с редким в те годы «свободным дипломом». После этого она ненадолго отправилась в Прибалтику — восполнять неосвоенные в юности приемы и техники работы с кожей. Ей очень нравились работы прибалтийских дизайнеров. Вскоре ей предложили вести художественный кружок в одном из Домов культуры. И тогда она предпочла проводить занятия именно по коже. С целью набрать себе учеников, она написала статью в газете “Ленинградская правда”. Обучаться к ней пришли много желающих изучить новое ремесло. Приходили даже люди пенсионного возраста. В результате, сложилось так, что девушка лет 22 должна была преподавать взрослым дяденькам и тетенькам то, чем сама она пока толком не владела. Но они успешно осваивали ремесло вместе!

Инна Рассохина-Гринчель, выпускница Высшего художественно-промышленного училища им. В.И. Мухиной, ярко дебютировала в художественной жизни Петербурга в начале 90-х. Работы из кожи, выполненные молодой художницей, не укладывались в рамки прикладного искусства, но являли некое органичное соединение профессионального дизайна и арт-объекта, где работа с формой всегда сочеталась со смысловым контентом. Потом пошли выставки Союза художников во вполне респектабельном ЦВЗ «Манеж», где работы Инны, тогда еще Рассохиной, удивляли необычным материалом и качественным уровнем «сборки». Когда Инну принимали в Союз художников, председатель Союза Иван Уралов сказал: — А теперь рассмотрим работы очень зрелого мастера, которые сами за себя говорят и не нуждаются в комментариях. Однако внезапно обнаружив рядом Инну, он воскликнул: — Так оказывается, это женщина, и все больше и больше удивляясь, добавил: “Ого, да это оказывается молодая девушка”. Инну приняли.

И вот последовала свобода передвижения по миру, и художница отправилась в Берлин с персональной выставкой. Потом, очутившись на выставке «Документа» в Касселе и глубже ознакомившись с тем, что происходит в современных культурных пластах, Инна заинтересовалась альтернативным Союзу Художников искусством, и на родине, в Петербурге, подружилась с арт-центром «Пушкинская, 10». История «Пушкинской-10» началась в конце 1980-х годов, когда в одном из ленинградских домов возник сквот, объединивший неформальных музыкантов, художников и других представителей андеграундной тусовки. Это было одно из знаковых неформальных достопримечательных мест в городе. Здесь Инна увлеклась перформансами, работала с некоторыми театрами. В продолжении поисков собственного творческого языка у Инны стали появляться работы, находящиеся на грани дизайна или декоративного искусства.

Музей украшений в Пфорцхайме — один из немногих музеев, где можно так подробно узнать и увидеть историю украшений. Собрание музея создавалось в начале 19 века из частных коллекций. В разных отделах представлены вещи, создаваемые ювелирами и часовщиками на протяжении пяти тысячелетий: начиная с доисторических культур и до сегодняшнего времени. Именно там, в этом музее состоялась выставка “Авангард в русском ювелирном искусстве”. Выставка включала сто двадцать произведений западных и российских мастеров, работающих в этом направлении, охватывала период 1960-1990-х годов. Необходимо было убедиться, что искусство российских художников, несмотря на все исторические коллизии, к концу XX века вполне органично вливается в общий поток развития европейского ювелирного искусства. На эту выставку организатор выставки Фриц Фальк пригласил Инну поучаствовать, причем предложив ей представить все, что ей самой вздумается. Бумажная масса, из которой Инна Гринчель создавала свои ювелирные изделия, — это ее авторское know-how. Художница включает в нее раковины, рыбью чешую, пепел (он придает украшениям вид благородной патины), битое стекло (которое сверкает не хуже алмазов), глину, полудрагоценные камни. В дизайне украшений используются подлинные артефакты – окаменелости, уголь, обломки старинных и современных предметов. Для участия в выставке Инна взяла с собой около 40 работ и невольно нажила себе врагов. Ну сами представьте: по всему периметру помещения каждому был предоставлен небольшой сектор, работы участников тщательно выбирались выставочным комитетом, а Инна Гринчель высыпала в центре в качестве ювелирных изделий, все, что ей пришло в голову, в том числе, каменно-бумажные свои булыжники. Открывая экспозицию Фриц Фальк также отметил: “Я в России встретил очень интересного автора, Инну Гринчель-Рассохину, художницу, которая относится к тем, которые идут первыми, и придумывают новые смыслы, новые работы и новые концепты. И следом за ними идут все остальные”.

Моментом славы художника и дизайнера Инны Гринчель стала выставка объектов, разукрашенных увеличенными отпечатками ее собственной кожи в галерее Navicula Artis на Пушкинской 10. Импульсом к этому, как она вспоминает, послужила фраза продавца из интерьерного салона: «Ковры из зебры с хорошей скидкой для дизайнеров, ранения заделаны!». Тогда художница, испытав боль за животных и придумала этот проект. Изображения с гигантскими отпечатками пальцев скоро разошелся по страницам практически всех глянцевых журналов и по интернету. Манифест Инны Гринчель гласил: «Гриндизайн – это разновидность зкологического дизайна, который должен, по идее, не портить природу и одновременно все производить из натуральных материалов». Плюс увлекли художницу идеи вторичного использования материалов и вещей – ресайклинг. «Природа отдыхает, овечки и коровки пасутся, крокодилы щурятся – предметы покрываются любыми материалами с рисунком моей кожи. Сами предметы могут быть старыми, надоевшими – подушки, стулья, лампы».

Другая выставка Инны Гринчель — «Трансформация», показанная в одной из центральных галерей Таллина. «Мне интересно было попробовать объединить в своих работах, и таким образом исследовать античный эталон и «новую телесность», скульптуру и декоративно-прикладное искусство — говорит художница. Здесь также прослеживается тематика противопоставления прекрасного и безобразного, китча и классики.» За основу своих произведений Инна Гринчель взяла копии знаменитых образцов античной скульптуры: изваяния голов Венеры Милосской, Аполлона Бельведерского, Геракла, Гомера, Октавиана, Августа. Гринчель попыталась трансформировать античные образы, «переодев» их в тонкую цветную, позолоченную и посеребрённую натуральную кожу, частично покрыв бумажной массой. «Мои герои балансируют на грани гламура и явного родства с мумиями и древними масками. Такое укутывание в натуральную кожу, которая когда-то дышала и чувствовала, делает скульптуры физиологичными» – говорила художница.

На уже другой выставке в музее Эрарта «Регенерация» художница продолжает эту тему, и вновь петербургская традиция почитания классики свидетельствует об органичном бытовании генно-модифицированного эллинизма в сегодняшнем мире. Греки создали идеал, гармоничное сочетание телесности и духовности в понимании не инфернальном, а светском. Взяв болванки здоровых духом и телом греческих богов и героев, и поместив их в конкретные исторические периоды, художница с помощью определенной технологии порождает неожиданные новые образы.

Вторая часть проекта была связана с природой. Скульптуры из бумажной массы и пепла: стволы деревьев, с просвечивающими сквозь содранную кору сердцем и мясной плотью, выглядели очень натурально. Автор слово задается вопросами: возможна ли регенерация природы после того, как человек “прибрал природу к рукам”? Где предел дозволенного вмешательства? Какая среда обитания ждет всех в будущем? Надолго ли природа будет способна регенерировать? Работы Инны Гринчель притягивают и странно завораживают, удивляют неким философским, чисто концептуальным видением мира. Этот экологический проект есть послание о том, что и деревья живые, как люди и животные. В городской среде осуществляется вырубка живых деревьев, и причина того не экологическая, а административно – бюджетная. Срубить дерево – это стоит денег, и посадить дерево – тоже. В результате, каждое спиленное дерево должно вызывать боль у людей словно стремится снова напомнить, что, уничтожая природу, человек, прежде всего, уничтожит себя.

Кураторская работа – это тоже одна из форм деятельности Инны Гринчель. Начиная с 2014 года по сей день Инна занимается тем, что регулярно организовывает задуманный проект «Балтийская Биеннале Искусства Книги». В рамках проекта состоялись выставки и круглые столы, лекции и мастер-классы. Осуществлять этот емкий проект было непросто. Но, несомненно, ей очень помогали люди, работающие там, где проходили выставки: музей Анны Ахматовой, IFA, музей Русский Левша, галерея «Борей». В проекте Инна Гринчель представила также свои необычные книги, созданные из земли и пепла. В центре каждого листа сделала вставку из натуральной кожи, на ней с помощью гравировки нанесён текст хайку собственного сочинения. “Каждая книга похожа на архитектурное сооружение” – говорит Инна

Совсем недавняя выставка в галерее Борей — проект «Пустота», серия картин, почти монохромных, изображающих пустынные ландшафты, с едва намеченной линией горизонта, где взгляду не на чем остановиться – то ли это море, то ли снежная пустыня, то ли туман над болотом. Чтобы создать визуальное напряжение, драматургию, контраст, автор использует чужеродный элемент, продукт женских домашних рутинных практик, условно столетней давности – салфеточки. Пустота как суть и сущность. К этой идее, присутствующей у Лао Цзы и в дзен-буддизме, обращается художница в представленных на выставке работах. Восприятие выставки направлено на отказ от насильственно создаваемых смыслов и погружение в глубины души, мира, пустоты. Пересечение двух, казалось бы, не сочетаемых жанров, как монохромная абстракция и рукоделие находят стыковку в пустоте, в чем художественное произведение и получает свое осмысление. В целом, проект сделан на основе найденных предметов (излюбленный конёк художницы в последние годы) Проект этот задуман, как цикл выставок. «Мои произведения достаточно условны. Я понимаю, что это не живопись в понимании живописца. Это, скорее, медитация, где отражается некое мое состояние. Предметность и беспредметность соединяются в композиционном единстве различных и противоречивых практик: живописной и рукодельной.»

Инна Гринчель: Работает в области современного искусства и дизайна, основные сферы приложения к реальности — интерьер и мода. Делает скульптуры и инсталляции, книги из нетрадиционных материалов. От использования кожи животных перешла к своей собственной или заказчика, создавая произведения на основе увеличенных отпечатков рисунка линий.Произведения находятся в коллекциях Государственного Русского Музея, Отдела редкой книги библиотеки Эрмитажа, музее Эрарта, Deutsches Ledermuseum в Германии, John Rylands Library в Великобритании, Schmuckmuseum Pforzheim в Германии и др. Как представитель России вошла в сборник 100 художников переплета “ContemporarydesignerbookbindersTheOleanderPress, byPhilippWard

Арутюн Зулумян

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top