online

Юрий Визбор

Vizbor_YuryЮрий Иосифович (Юзефович) Визбор (20 июня 1934 — 17 сентября 1984) — советский автор-исполнитель песен (бард), киноактёр, журналист, прозаик, сценарист, драматург, поэт, художник, один из основоположников жанра авторской песни, создатель жанра песни-репортажа, автор более чем 300 песен.

Юрий Визбор родился 20 июня 1934 года в Москве, в семье командира Красной Армии. Вот фрагмент автобиографии Юрия Визбора:

«Я родился по недосмотру 20 июня 1934 года, в Москве, в родильном доме им. Крупской, что на Миуссах. Моя двадцатилетняя, к тому времени, матушка Мария Шевченко, привезённая в Москву из Краснодара молодым, вспыльчивым и ревнивым командиром, бывшим моряком, устремившимся в семнадцатом году из благообразной Литвы в Россию, Юзефом Визборасом (в России непонятное для пролетариата „ас“ было отброшено, и отец мой стал просто Визбором)»…
В 1937 году отец Юрия был репрессирован (в 1958 году он был посмертно реабилитирован). В 1941 году семья переехала на Сретенку, с образом которой впоследствии связаны многие мотивы в творчестве Визбора-барда.

Из автобиографии:

В четырнадцать лет под влиянием «большой принципиальной любви» в пионерском лагере, где я работал помощником вожатого, я написал первое стихотворение, которое начиналось следующим четверостишием:

Сегодня я тоскую по любимой
Я вспоминаю счастье прежних дней
Они как тучки пронеслися мимо,
Но снова страсть горит в груди моей.

Тетрадка с тайными виршами была обнаружена матушкой при генеральной уборке. Состоялось расследование насчёт «прежних дней». На следующий день на своём столе я обнаружил «случайно» забытую матушкой брошюру «Что нужно знать о сифилисе». Всё-таки матушка была прежде всего врачом.

О себе я полагал, что стану либо футболистом, либо лётчиком. С девятого класса я повадился ходить в аэроклуб, летал на По-2 и Як-18.

Впоследствии многие произведения он посвятит футболу и «небу».

В 1951 Визбор окончил московскую среднюю школу № 659 и поступил в Московский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина.

Мне позвонил приятель из класса Володя Красновский и стал уговаривать поступать вместе с ним в пединститут. Мысль эта мне показалась смешной, но Володя по классной кличке Мэп (однажды на уроке он спутал английское слово «мэм» с «мэп») уговорил меня просто приехать и посмотреть это «офигительное» здание. Мы приехали на Пироговку и я действительно был очарован домом, колоннами, светом с высоченного стеклянного потолка. Мы заглянули в одну пустую и огромную аудиторию — там сидела за роялем худенькая черноволосая девушка и тихо играла джазовые вариации на тему «Лу-лу-бай». Это была Света Богдасарова, с которой я впоследствии написал много песен. Мы с Мэпом попереминались с ноги на ногу и я ему сказал: «Поступаем». (из автобиографии Ю. Визбора).

В это время в МГПИ учились Юрий Ряшенцев, Юлий Ким, Ада Якушева, Пётр Фоменко, Юрий Коваль.

В том же году Визбор, согласно имеющимся сведениям, сочинил свою первую песню «Мадагаскар». В начале 1950-х МГПИ был одним из центров нарождавшегося жанра самодеятельной, или авторской песни и Визбор сразу стал ярчайшим представителем этого жанра. К периоду учёбы относятся десятки его ранних песен, в том числе гимн МГПИ-МПГУ:

Много впереди путей-дорог
И уходит поезд на восток.
Светлые года
Будем мы всегда
Вспоминать.

Много впереди хороших встреч,
Но мы будем помнить и беречь
Новогодний зал,
Милые глаза,
Институт.

В 1955 Визбор окончил МГПИ по специальности «Русский язык и литература», с августа по сентябрь работал по распределению учителем средней школы на станции Кизема Печорской железной дороги (Архангельская область). В октябре того же года был призван в ряды Советской Армии. Проходил срочную службу в воинских частях, расположенных на территории Кандалакшского горсовета Республики Карелия (ныне: Мурманская область). К концу службы был радистом 1-го класса, чемпионом военного округа по радиосвязи. Сочинял стихи и песни на армейские темы, публиковал их в газете соединения и военного округа. К теме Кандалакши Ю. Визбор возвращался и в более поздние годы («Ах, как мы шли по Кандалакше, была дорога нелегка…»).

В октябре 1957 уволился в запас из армии в звании старшего сержанта, начал работать журналистом. Был одним из организаторов звуковой газеты «Говорит Комсомолия». В 1958 Визбор женился на Аде Якушевой, у них родилась дочь Таня. Песни Визбора, распространяемые в неофициальных магнитофонных записях, приобретают популярность среди интеллигенции вообще, студентов и туристов в особенности, сперва в Москве, а затем и по всей стране.

В 1962 принял участие в создании радиостанции «Юность».

В 1964 выступает как создатель жанра песни-репортажа: в первом номере журнала «Кругозор» публикуется первая песня-репортаж «На плато Расвумчорр».

Одним из серьёзнейших увлечений Визбора всю жизнь были путешествия и горные походы. Поэт занимался альпинизмом, участвовал в экспедициях на Кавказ, Памир и Тянь-Шань, был инструктором по горнолыжному спорту.

Увлечение горными вершинами и альпинизмом нашло отражение в песнях («И надеясь на верного друга и горные лыжи…», «Поминки» и др.) и сделало песни Визбора популярными среди туристов. Не все знали, кто именно являлся автором этих песен, они считались народными.

Первую роль в кино Визбор сыграл в 1966 году, снявшись в фильме М. Хуциева «Июльский дождь». По собственному признанию Визбора, когда режиссёр позвонил ему и предложил сняться в кино, он воспринял это как розыгрыш. Тем не менее для непрофессионального актёра дебют Визбора оказался очень убедительным, и роль обаятельного «человека с гитарой», обольстителя девушек Алика стала одной из его главных удач. В фильме Визбор исполнил три песни — «Простите пехоте» Б.Окуджавы, «Обеденный перерыв» Е. Клячкина и собственную «Спокойно, дружище, спокойно».

В дальнейшем Визбор довольно регулярно снимался в кино, отметившись в таких знаковых для 1960-70-х гг. фильмах, как «Красная палатка», «Начало», «Дневник директора школы». Особенно удачной стала главная роль в фильме Л.Шепитько «Ты и я», где он сыграл в паре с Аллой Демидовой. Также примечательна его роль в фильме Андрея Смирнова «Белорусский вокзал» (1970). Редкое обаяние позволяло актёру делать запоминающимися даже маленькие эпизоды.

Несколько особняком стоит в актёрской карьере Визбора роль рейхсляйтера Мартина Бормана в многосерийном телевизионном фильме «Семнадцать мгновений весны». Она нехарактерна для Визбора, к тому же, вопреки обыкновению, озвучена не самим актёром. Однако именно она стала «визитной карточкой» Визбора-актёра и остаётся ею до сих пор.

Визбор имел киногеничную внешность, красивое открытое лицо с доброй улыбкой, обладал большим обаянием. Несмотря на отсутствие артистического образования, он успешно справлялся с творческими задачами в кино благодаря природному артистизму, обаянию, а также большому опыту публичных выступлений с собственными произведениями.

В марте 1984 года Визбор пишет свою последнюю песню — «Цейская». Всего за 33 года им написано более 300 песен, и более пятидесяти его стихотворений положено на музыку другими композиторами.

С апреля 1984 года тяжело болен раком печени. 17 сентября 1984 Визбор скончался в Москве. Похоронен на московском Новокунцевском кладбище.

Источники: https://ru.wikipedia.org, http://vizbor.ru/

* * *

Над рекой рассвет встает,
Гаснет звездный хоровод,
И восходит над страной утра вестник.
Наш туристский лагерь встал,
Боевой звучит сигнал,
И, чеканя шаг, несется песня:

Пусть дождь нас ожидает на пути,
Пусть немало предстоит еще пройти,
День встает лучистый,
Снова в путь, туристы!
Пусть нам грозят морозы и снега,
Пусть яростно палатку рвет пурга,
Но песня нас зовет
Вперед!

Пусть дорога вдаль пылит,
Знает дело замполит,
И туристский лагерь дружен с песней звонкой.
Переправу наведем,
Где олень прошел, пройдем,
Ветру дружбы мы поем вдогонку:

Пусть дождь нас ожидает на пути,
Пусть немало предстоит еще пройти,
День встает лучистый,
Снова в путь, туристы!
Пусть нам грозят морозы и снега,
Пусть яростно палатку рвет пурга,
Но песня нас зовет
Вперед!

Наши реки широки,
Наши горы высоки,
И спокоен взгляд советского солдата.
Мы за мир, но если вновь
Враг пролить захочет кровь,
Наш туристский штык блеснет булатом!

МИЛАЯ МОЯ

Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены,
Тих и печален ручей у янтарной сосны,
Пеплом несмелым подернулись угли костра,
Вот и окончилось все — расставаться пора.

Припев: Милая моя, солнышко лесное,
Где, в каких краях
Встретишься со мною?

Крылья сложили палатки — их кончен полет,
Крылья расправил искатель разлук — самолет,
И потихонечку пятится трап от крыла,
Вот уж действительно пропасть меж нами легла.

Припев.

Не утешайте меня, мне слова не нужны,
Мне б отыскать тот ручей у янтарной сосны,
Вдруг сквозь туман там алеет кусочек огня,
Вдруг у огня ожидают, представьте, меня!

Припев.

НОЧНАЯ ДОРОГА

Нет мудрее и прекрасней средства от тревог,
Чем ночная песня шин.
Длинной-длинной серой ниткой стоптанных дорог
Штопаем ранения души.

Словно чья-то сигарета — стоп-сигнал в ночах:
Кто-то тоже держит путь.
Незнакомец, незнакомка, здравствуй и прощай, —
Можно только фарами мигнуть.

То повиснет над мотором ранняя звезда,
То на стекла брызнет дождь.
За спиною остаются два твоих следа,
Значит, не бесследно ты живешь.

В два конца идет дорога, но себе не лги, —
Нам в обратный путь нельзя.
Слава Богу, мой дружище, есть у нас враги,
Значит, есть, наверно, и друзья.

Не верь разлукам, старина, их круг —
Лишь сон, ей-богу.
Придут другие времена, мой друг,
Ты верь в дорогу.
Нет дороге окончанья, есть зато ее итог:
Дороги трудны, но хуже без дорог.

СЕРЕГА САНИН

С моим Серегой мы шагаем по Петровке,
По самой бровке, по самой бровке.
Жуем мороженое мы без остановки —
В тайге мороженого нам не подают.

То взлет, то посадка,
То снег, то дожди,
Сырая палатка,
И почты не жди.
Идет молчаливо
В распадок рассвет.
Уходишь — счастливо!
Приходишь — привет!

Идет на взлет по полосе мой друг Серега,
Мой друг Серега, Серега Санин.
Сереге Санину легко под небесами,
Другого парня в пекло не пошлют.

Два дня искали мы в тайге капот и крылья,
Два дня искали мы Серегу.
А он чуть-чуть не долетел, совсем немного
Не дотянул он до посадочных огней.

То взлет, то посадка,
То снег, то дожди,
Сырая палатка,
И почты не жди.
Идет молчаливо
В распадок рассвет.
Уходишь — счастливо!
Приходишь — привет!

Домбайский вальс

Лыжи у печки стоят, гаснет закат за горой.
Месяц кончается март, скоро нам ехать домой.
Здравствуйте, хмурые дни, горное солнце, прощай.
Мы навсегда сохраним в сердце своем этот край.

Нас провожает с тобой гордый красавец Эрцог,
Нас ожидает с тобой марево дальних дорог.
Вот и окончился круг, помни, надейся, скучай.
Снежные флаги разлук вывесил старый Домбай.

Что ж ты стоишь на тропе, что ж ты не хочешь идти.
Нам надо песню допеть, нам надо меньше грустить.
Снизу кричат поезда. Правда, кончается март.
Ранняя всходит звезда, где-то лавины шумят.

Ты у меня одна

Ты у меня одна. Словно в ночи луна.
Словно в степи сосна. Словно в году весна.
Нету другой такой ни за какой рекой.
Нет за туманами, дальними странами.

В сумерках города. В инее провода.
Вот ведь взошла звезда, чтобы светить всегда.
Чтобы будить в метель. Чтобы стелить постель.
Чтобы качать всю ночь у колыбели дочь.

Вот поворот какой делается с рекой.
Можешь отнять покой. Можешь махнуть рукой.
Можешь отдать долги. Можешь любить других.
Можешь совсем уйти, только свети, свети.

***

Зимний вечер синий, лес закутал в иней,
Под луною ели стали голубей,
Замели снежинки все пути-тропинки,
Замели метели память о тебе.

Я и сам не знаю рядом с кем шагаю
По путям вечерним, по глухим ночам,
Лес стоит как в сказке, и нехитрой ласки
Хочется, наверно, и тебе сейчас.

А с тобою в паре, ходит статный парень,
Отчего же часто ты вздыхаешь вновь,
В этот вечер синий слишком нежен иней,
Слишком больно гаснет старая любовь.

Фанские горы

Я сердце оставил в Фанских горах,
Теперь бессердечный хожу по равнинам,
И в тихих беседах и в шумных пирах
Я молча мечтаю о синих вершинах.

Припев:
Когда мы уедем, уйдем, улетим,
Когда оседлаем мы наши машины,—
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.
Какими здесь станут пустыми пути,
Как будут без нас одиноки вершины.

Лежит мое сердце на трудном пути,
Где гребень высок, где багряные скалы,
Лежит мое сердце, не хочет уйти,
По маленькой рации шлет мне сигналы.

Припев.

Я делаю вид, что прекрасно живу,
Пытаюсь на шутки друзей улыбнуться,
Но к сердцу покинутому моему
Мне в Фанские горы придется вернуться.

Припев.

Я ВЕРНУЛСЯ

Здравствуй, здравствуй, я вернулся!
Я к разлуке прикоснулся,
Я покинул край, в котором
Лишь одни большие горы,
Меж горами перевалы, —
В том краю ты не бывала, —
Там звезда есть голубая,
В ней угадывал тебя я.

Здравствуй, здравствуй, друг мой вечный!
Вот и кофе, вот и свечи,
Вот созвездье голубое,
Вот и мы вдвоем с тобою.
Наши дни бегут к закату,
Мы, как малые ребята,
Взявшись за руки, клянемся —
То ли плачем, то ль смеемся.

Здравствуй, здравствуй, милый случай!
Здравствуй, храбрый мой попутчик!
Разреши идти с тобою
За звездою голубою.
И на рынок за хлебами,
И с корзиной за грибами,
И нести вдвоем в корзинке
Наших жизней половинки.

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top