online

Юбилейный вечер Григория Блехмана в посольстве Армении

В Москве, в здании посольства Республики Армения 30 сентября 2015 года прошёл творческий вечер поэта, писателя,  публициста, литературный критика — Григория Исааковича Блехмана.

Сэда Вермишева и Григорий Блехман. Фото Юрия Кувалдина

Сэда Вермишева и Григорий Блехман. Фото Юрия Кувалдина

Поэтесса Сэда Вермишева, давний друг посольства, стала организатором и ведущей вечера.

Много тёплых слов в адрес юбиляра сказал Секретарь Союза писателей России Геннадий Иванов.

Маргарита Прошина говорит о Григории Блехмане, что пишет ли он о Николае Гумилёве, или об Александре Твардовском, или о Давиде Самойлове — всюду мы слышим негромкий голос друга, о котором говорил Пришвин, такого друга, который прочтёт, поймет и откликнется умным словом. Григорий Блехман обладает особой грустно-проникновенной интонацией, повествуя, к примеру, в повести «Девочка из Магадана», о тяжёлых судьбах своих героев, которые, несмотря на безысходность, сохраняют свет и душевное тепло, или с доброй иронией в повести «Графоман» об «отдельных недостатках» в стране не известно кого победившего социализма. В поэзии и прозе Григория Блехмана присутствует и глубина нестандартной мысли, и печальные картины реальной жизни, и драма, и юмор. Нелёгкие судьбы у его героев, но, как полагает Блехман:

Просто так ничего не бывает.
Знак судьбы — и случается вдруг —
Среди лета метель завывает,
В безмятежность уходит испуг,

В четких линиях призраки бродят,
Силуэт переходит в черты…
Просто так ничего не проходит —
Не бывает объем пустоты.

Сэда Вермишева, Григорий Блехман, Маргарита Прошина, Юрий Кувалдин. Фото Александры Шевцовой.

Сэда Вермишева, Григорий Блехман, Маргарита Прошина, Юрий Кувалдин. Фото Александры Шевцовой.

Душевная теплота, тактичность, которыми пронизаны произведения Григория Блехмана, наполняют нас светом, надеждой и верой в то, что всё обязательно будет хорошо, не сейчас, но будет непременно. У таких необыкновенных людей как Григорий Блехман жизнь измеряется не прожитыми годами, а написанными сердцем и умом произведениями.

Григорий Блехман часто размышляет о том, что в памяти остаются не разговоры, а некая квинтэссенция. И если в результате разговора её не возникает, значит, к такой беседе, применима знаменитая строчка Тютчева: «Мысль изреченная есть ложь». Это ни хорошо и ни плохо. Это — данность. Потому что говорить и СКАЗАТЬ — разные вещи. Говорим мы все. Нередко очень складно, тепло, душевно, порой, зажигательно. Но суть или детали таких разговоров часто забываются. Потому что они, даже, если на важную для тебя или злободневную тему были вторичны, уйдут.  О подобном ты мог слышать, читать, обсуждать… Так мы устроены.

У Григория есть такие строки:

Нет срока давности у памяти,
И каждый раз находишь в ней,
Как-будто для тебя незанятой,
Любую отдалённость дней.

И потому всё проходящее
Лишь изменяет окоём,
Легко врываясь в настоящее,
Когда ты с памятью вдвоём.

 

Сэда Вермишева, Григорий Блехман

Сэда Вермишева, Григорий Блехман

Вспоминаются мысли Григория Блехмана о том, что если стихи — это что-то моментальное: записываешь сразу, а потом в каких-то местах ищешь более точное выражение или «незаезженное» слово, то проза — труд иной. Здесь происходит примерно так, как когда-то сформулировал один крупный учёный: «Наилучший способ понять то, что не даёт тебе покоя, — написать об этом книгу». И хотя речь он вёл о проблемах научных, мысль, похоже, высказал универсальную. Ведь и в литературе, когда, казалось бы, начинаешь писать о том, что уже созрело и в душе, и в голове, по мере того как пишешь, постоянно приходят новые подробности, уточнения, дополнения и сокращения. А, порой, и варианты, поскольку, когда история переходит на бумагу, иной раз можно иначе понять то, что, казалось бы, уже ясно.

 

Юрий КУВАЛДИН
“Наша улица” №191 (10) октябрь 2015

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top