online

Язык дружбы, культуры, мира

«Кто не знает иностранных языков,
ничего не знает и о собственном языке.»
Гёте

Анаит Багян

«Наша Среда online» — Я родилась и живу в Арцахе, в высокогорном селе. С детства слышала армянскую речь. Русскую речь я слышала только летом, когда к нам в гости приезжали наши родственники из Баку. Я играла с их детьми и выучила несколько слов.

Когда мне исполнилось семь лет, по настоянию моего отца дядя повез меня в Баку,где я пошла учиться в русской школе. Быстро я освоила русский, училась хорошо, но очень тосковала по родному дому и по матери.

После окончания первого класса я с семьей и дядей поехала в Ленинград, в гости к другому дяде. Эта поездка произела на меня большое впечатление. Я увидела большой город с архитектурными памятниками, впервые побыла в Петродворце. Тогда я еще не знала, что бывают и белые ночи, что метро может помчаться и под Невою. Это была моя первая встреча с русской столицей и с русской культурой. Бабушка моя очень любила меня. Она потребовала, чтобы дядя на неделю повез меня в Арцах. Я побыла неделю в родном доме, спала в объятьях матери, и после уже никто не смог оторвать меня от неё. И я пошла во второй класс уже армянской школы. Выучила буквы, писать, читать. Но русский глубоко проник ко мне в душу.

Чтобы не забыть русский, родители отправляли меня на летние каникулы в Баку или в Ленинград. В 1983 году мне было уже четырнадцать, когда я во второй раз поехала в Ленинград. Супруга моего дяди была русская. Она преподавала в школе биологию. Людмила Меликовна возила меня по музеям, картинным галереям. Была я в Историческом музее, в Ботаническом саду, гуляла по Летнему саду. Долго я стояла у памятника Крылову и любовалась героями его басен, а он как будто смотрел на меня и знакомил с баснями, с русской литературой.

Все лето я провела в Ленинграде. Была в Исакиевском соборе, в Эрмитаже, в Зимнем дворце. Увидела «Медного всадника», памятник Петру I, построившему этот музей под открытым небом, который сегодня гордо носит его имя.

Была я также на Пискаревском мемориалном кладбище, читала дневник Тани Савичевой, которая погибла во время блокады. Тогда никому в ум не приходило, что блокаду придется пережить и нам, арцахцам.
С дядей и тётей мы на электричке ездили на дачу, в Васкелово. Загорали у реки, ходили в лес за ягодами, ветками отбивались от комаров. Спала я на чердаке, читала русские сказки, ела щи, пила парное молоко.

Однажды во время конкурса я прочитала стихотворение Ольги Берггольц «Ленинградский салют». Все стоя аплодировали, а я заплакала. Все думали от радости, а я от печали, потому что своими глазами я увидела большое кладбище, где были похоронены все те, которым не было суждено увидеть победу и этот салют.

Много раз я была в России, но первые поездки оказали на меня большое впечатление. Эта культура, этот простодушный народ, этот волшебный язык, эта простота, нежность и красота помогли мне глубоко изучить и поистине полюбить русский. Позже я написала:

И эти купола, музеи и дворцы,
И этот летний сад, и Пушкина следы,
И шум Невы, мосты и эстакады,
И ночи белые, авроры и закаты,
И медный всадник, столб Победы,
Адмиралтейство, Музей блокады.
Все это символы державы,
Культуры, дружбы и военной славы.

Я узнала, что в Петербурге сидел в тюрме армянский писатель Ованес Туманян, и что Короленко пришел к воротам тюрмы в день освобождения Туманяна, узнала что Таманян приехал из Ленинграда, чтобы построить новый Ереван, что долгое время директором Эрмитажа был один из братьев Орбелли. В

Вековые связи людей, народов, культур оказываются самыми сильными.
В школе я училась хорошо. Мои родители хотели, чтобы я стала врачом. Но я уже решила, кем я стану. Я снова не оправдала надежду родителей. Поступила в Педагогический институт иностранных языков имени В. Я. Брюсова, который получил Орден дружбы народов.

Я горда тем, что очень хорошо знаю свой родной язык, и что преподаю армянским детям русский. Знание родного языка помогло мне глубоко изучить русский — язык дружбы и мира.

АНАИТ БАГЯН

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top