online

Яна Джангирова. Временно отсутствующий

jangirova_yana (2)Он легко нашел здание вокзала и вошел. Мраморный пол сверкал чистотой, но кое-где зияли мусорные язвочки. Он вышел на перрон и огляделся. На рельсах лежала заржавевшая тишина. Он вернулся в здание вокзала и окинул взглядом ряды сидений. На одном и том же месте, но на расстоянии в 5-6 рядов друг от друга, сидело три человека. Первой ему попалась на глаза женщина, укачивающая ребенка. Следом сидел инвалид, чистящий яблоко. Самой последней оказалась хорошо одетая девочка-подросток. Он сел к ним спиной, но левее, чтобы нарушить этот несокрушимый ряд. Неожиданно раздался громкий голос, исходящий откуда-то сверху.

       — Прибытие поезда задерживается на 6 минут…

Он подивился такой точности и удовлетворенно улыбнулся, пытаясь все же рассмотреть, откуда исходил голос. 6 минут. Это было ничтожно мало, но вполне достаточно, чтобы предаться размышлениям. Он так любил эти острые предсобытийные ожидания. Предвкушение всегда волновало его сильнее, чем все, что происходило потом. Он на минуту закрыл глаза, опять почувствовав этот сладкий озноб. Он испытывал от ожидания почти сексуальное удовольствие.

Устроившись поудобнее, он дружелюбно оглянулся на остальных присутствующих, но те даже не ответили на его взгляд. Это его совершенно не смутило, и он принялся разглядывать зал ожидания. Затем перевел взгляд на свои руки и принялся их изучать. Когда ждать оставалось минуты две, он вздрогнул от неестественно громкого голоса:

       — Прибытие поезда задерживается на 6 минут…

Он устремил взгляд туда, откуда исходил голос, но никакого громкоговорителя там не было. Его соседи спокойно занимались своими делами. Он попытался вернуть себе невозмутимость, убедив себя, что старое объявление просто повторили по ошибке. Но когда прошло еще несколько минут, он невольно напрягся.

— Прибытие поезда задерживается на 6 минут…

Он хлопнул ладонью по подлокотнику и встал. Женщина на миг перестала укачивать ребенка и бросила на него подозрительный взгляд. Он всмотрелся в сверток, который она укачивала, и ему показалось, что ребенок слишком мал и на удивление спокоен. Впрочем, он в этом ничего не понимает.

— Простите, вы…

Женщина сделала страшные глаза и быстро приставила палец к губам, показывая на ребенка. Он принес свои немые извинения и сел на свое место. Медленно и невозмутимо вползала жара. Когда снова раздался голос, он вскочил и чуть не налетел на человека в форменной фуражке. Тот улыбнулся и протянул руку:

— Я Начальник Вокзала. Поезд, к сожалению, задерживается, приносим свои извинения.

Он с опозданием подал руку и почувствовал себя значительно увереннее.

— Надолго?

Взгляд Начальника Вокзала застыл, но скоро вновь обрел осмысленность.

— На 6 минут. Мы объявили. Здесь ведь слышно?

Начальник Вокзала говорил очень громко, но женщина со спящим ребенком на руках даже не реагировала. Из-за спины инвалида выглянула девочка-подросток. Начальник Вокзала прошелся по рядам и вышел в противоположную дверь.

Возвращаться в свое жесткое и неудобное сиденье не хотелось. Он вышел на перрон, чтобы не слышать это объявление через каждые 6 минут, но здесь голос звучал еще громче. Когда он вернулся в зал ожидания, Начальник Вокзала радостно бросился к нему:

— А мы беспокоились, что вы ушли!

Он неопределенно пожал плечами и только сейчас заметил, что на груди у каждого из присутствующих были прикреплены значки со странными аббревиатурами. На лацкане пиджака Начальника Вокзала он увидел буквы ВП. Заметив его взгляд, Начальник откашлялся, готовясь, видимо, к долгой речи.

— Это мое изобретение. Каждому выдается соответствующий значок…

Начальник Вокзала замолчал, пережидая, пока закончится очередное объявление о 6-минутном опоздании поезда, и продолжил:

— … чтобы каждому было отведено полагающееся ему место в жизни.

— В жизни?

Начальник Вокзала проигнорировал его вопрос, взял за рукав и подвел к женщине с ребенком.

— УН. Это категория Уезжающие Навсегда. Все их сторонятся, потому что Уезжающие Навсегда, даже незнакомые, надолго заражают грустью. Избавиться от нее можно только одним способом — самому перейти в их категорию.

Женщина попыталась заговорить, но Начальник Вокзала шарахнулся от нее и прижал руки к ушам. Она покорно опустила глаза и замолчала. Инвалид медленно ел яблоко, смачно пережевывая его. Начальник Вокзала приветственно поднял руку и с силой хлопнул его по плечу.

— ВП — самая уважаемая категория. Большие умницы!

Начальник Вокзала закашлялся и успокоился только к следующему объявлению об опоздании поезда.

— ВП — Всегда Провожающие. Они рады всем, кто уезжает, потому что им на всех наплевать. Они здесь всегда и провожают все поезда. Они терпеть не могут этих прощальных слез, потому что о горе они знают намного больше всех нас. Они мудры, несгибаемы и стойки. Учитесь!

Начальник Вокзала потоптался и заставил себя отойти от инвалида, не обращавшего на него никакого внимания.  Девочка-подросток прилежно выпятила грудь со значком.

— ЖМ. Самая уважаемая категория. Жены Машинистов.

— Жены?!

— Да.

— Но ведь она еще ребенок…

Начальник Вокзала серьезно посмотрел на него и укоризненно покачал головой.

— А вы? — спросил он Начальника Вокзала, пытаясь переменить тему.

Тот любовно погладил свой значок.

— Я здесь хозяин. Полноправный хозяин. Потому что я — ВП, Всегда Приезжающий.

— Откуда?

Начальник Вокзала обвел вокруг себя рукой.

— Отовсюду. Отовсюду…

Ему надоело. Он кивнул и хотел, было, пройти мимо, но Начальник Вокзала остановил его.

— А кто вы?

Взгляд Начальника Вокзала мгновенно утратил мягкость. Какое-то безумие.

— Никто. Я просто встречаю поезд.

Начальник Вокзала ахнул и бросился к сидевшим.

— ВВ! ВВ!

— Что это за..?

Его последнее слово утонуло в объявлении об опоздании поезда. Он начал терять терпение. Девочка-подросток встала и прошла мимо него, снисходительно улыбнувшись:

— Всегда Встречающий.

Инвалид противно выплюнул непрожеванную кожуру от яблока. Девочка-подросток пошла обратно и дерзко посмотрела на него. Тут он впервые подумал, что Начальник Вокзала прав — так могут смотреть только взрослые женщины, которые знают о мужчинах все. Начальник Вокзала военным шагом подошел к нему и раскрыл ладонь.

— Берите значок. Таких значков всегда не хватает. Этот на сегодня последний.

— Да не нужно мне! Сумасшедший дом…

Начальник Вокзала преградил ему путь и ловко прицепил значок к лацкану. Он резко развернулся и ударился коленом о сиденье.

       — Прибытие поезда задерживается на 6 минут…

Он выбежал на перрон и нервно всмотрелся вдаль. И только тут он заметил, что где-то вдалеке шпалы упираются в какую-то стену. Он спрыгнул на рельсы, присел и приложил руку к железу. Оно не дрогнуло. Ржавые шпалы были мертвы. Он встал и наткнулся на взгляд.

— Посторонним ничего руками не трогать!

Глаза Начальника Вокзала стали такими же холодными и ржавыми, как рельсы. На перрон вышла девочка-подросток и, спокойно посмотрев вдаль, ушла в здание вокзала. Начальник Вокзала облегченно вздохнул, но тут же деланно нахмурился:

— Кого вы встречаете?

Он, подтянувшись на руках, вскарабкался на платформу, заправил сорочку в брюки и по привычке оставил руки на поясе. Начальник Вокзала это заметил.

— Это поза агрессии. Она всегда у ВВ.

        — Прибытие поезда задерживается на 6 минут…

Он подошел к Начальнику Вокзала и посмотрел ему в глаза.

— Что здесь происходит?

Начальник Вокзала недоуменно обернулся, как бы призывая в свидетели еще кого-то.

— Вот Жена Машиниста. Она уже 5 лет ждет своего мужа, и поэтому я перевел ее из разряда Всегда Встречающих.

— А не лучше ли было наоборот?

Начальник Вокзала замолчал, пропуская объявление об опоздании поезда.

— Нет! Вот она знает, кого конкретно ждет. И ждет уже 5 лет.

— А женщина с ребенком?

— С ребенком?

Начальник Вокзала посмотрел на него осуждающе.

— Какой ребенок? Это же кукла. Она тоже ждет его. Своего ребенка, которого никогда у нее не будет. Уже 20 лет. И поэтому она Уезжающая Навсегда. Всякому ожиданию рано или поздно приходит конец.

— Ждет 20 лет ребенка? Здесь?!

— Отдайте значок! — Начальник Вокзала не на шутку разозлился.

Он инстинктивно дернулся, когда Начальник Вокзала протянул к нему руку. Рука застыла на миг и опустилась.

— А инвалид?

— Тсс…

Начальник Вокзала замер в благоговейном почтении перед объявлением об опоздании поезда и продолжил:

— А инвалид ждет, что все вернется назад. Всего лишь на 10 лет назад, когда он был таким же, как все. Все конкретно. Он с легкостью провожает всех из своей жизни, потому что такой она ему теперь не нужна. А кого ждете вы?

Начальник Вокзала подошел к нему вплотную и отряхнул с его рубашки пылинки собственного недоверия.

— Девушку… свою.

Он сам не понял, зачем это сказал.

— Единственную девушку, которую вы любите, или любую, кто сможет избавить вас от удручающего одиночества, придать вашей жизни хоть какой-то смысл и удовлетворить вашу…

Начальник Вокзала замялся.

— Ваши застарелые желания? Она заполнит вас, спасет от самого себя на время — и исчезнет, когда вы пресытитесь ею и обретете давно забытую внутреннюю гармонию и уверенность в себе. Исчезнет спокойно и навсегда, сохранив о вас только самые лучшие воспоминания, и именно тогда, когда этого захотите вы.

— Пошел вон! — Он оттолкнул Начальника Вокзала и направился к зданию.

— Прибытие поезда задерживается на 6 минут…

Он вернулся в зал ожидания. Жена Машиниста посмотрела на него совершенно безучастно. Женщина с ребенком прижала к себе сверток и сама как будто превратилась в сверток. Инвалид порылся в засаленной сумке и достал мерзкую холодную курицу.

Он вышел на улицу и поднял руку на замерцавший в темноте огонек такси. Огонек подмигнул ему и исчез. Он развернулся и столкнулся лицом к лицу с Начальником Вокзала.

— Пройдет 6 минут после вашей с ней встречи — и вы уже заскучаете. И снова станете чего-то ждать. Даже порой искусственно, потому что не ждать вы уже не можете. Сначала будете ждать чего-то от нее, а потом, когда она окончательно себя исчерпает и уже не сможет вас наполнять, —  от кого-то другого. Но тоже всего 6 минут, не больше.

Начальник Вокзала сжал его плечо и неожиданно улыбнулся:

— Через 6 минут после ее приезда вы оставите ее и вернетесь сюда. Пресыщенный, но пока довольный. Сначала вернетесь мысленно. Потом сам. Потому что по-настоящему вы живете только эти 6 минут, когда чего-то ждете. Все остальное время — это так, заполнение пустоты и ублажение себя. Пожалуй, я переведу вас в разряд ЦР.

— Кого?

— Циничных Романтиков. Вечно неудовлетворенные, агрессивные и злые на жизнь, потому что она дает им только возможность чего-то от себя ждать. Все остальное им дается с огромным трудом, и их самые главные желания никогда не исполняются. А они все ждут и воюют с жизнью в надежде, что хоть раз ее победят. Они никогда не бывают довольными до конца, и раз за разом впадают в отчаянное и депрессивное ожидание другой, лучшей участи, пока это ожидание не превращается в их суть. Они нервны, потому что их мысли и чувства всегда опережают текущую под их ногами жизнь. От настоящего они бегут, будущее — никак не догонят. Как поезд, который ушел 6 минут назад.

Он молча обошел Начальника Вокзала, вернулся в зал ожидания и сел на свое место. Потом встал и пошел к буфету. Там никого не было. Он перелез за стойку и взял первое попавшееся. Когда он подошел к женщине с ребенком, она подняла на него пустые глаза. Он протянул ее свертку какую-то черствую шоколадку, которую нашел на полке буфета. Женщина оживилась, стала похлопывать сверток и просить его поблагодарить. Сверток не шелохнулся. Он подошел к Жене Машиниста, но в последний момент не решился сесть рядом и только посмотрел ей в глаза. Она все поняла — и не удивилась. «Вдобавок ко всему я стал засматриваться на малолеток», — подумал он, но эта мысль не вызвала в нем чувства неловкости. Ну да, заполнение пустоты и ублажение себя. Инвалид с зависшей на губе кожицей от курицы долго смотрел на поставленную рядом пыльную бутылку портвейна, но потом гордо отодвинул ее от себя.

 

       — Прибытие поезда задерживается на 6 минут…

— Довольно, с меня хватит! Кто-нибудь мне скажет, когда придет этот проклятый поезд?!

На его крик никто не отреагировал. Только девочка устало встала.

— А поезд уже ушел.

— Как ушел? Когда? И из него никто не вышел?!

— 6 минут назад. Нет, никто…

Он выбежал на перрон, но все было, как прежде.

Инвалид доел курицу и мерзко расхохотался, вытирая жирные пальцы о скамейку.

Он вышел из здания вокзала и пошел пешком. Он шел среди ночи, шарахаясь от ее незнакомых обликов. Ночь страшна. Он заставлял себя идти и не оглядываться. На груди блеснул значок, и он развернул его к свету. ВО. Временно Отсутствующий.

— Прибытие поезда задерживается…

 

ЯНА ДЖАНГИРОВА

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top