online

Хроника Академии наук СССР

IBASХРОНИКА АКАДЕМИИ НАУК СССР [1]

Словарь современного русского литературного языка из стадии организационных и подготовительных робот, начатых со второй половины 1937 года, перешел в период реального осуществления. Ленинградская типография АН СССР набирает [его] с середины 1940 года. I том словаря на буквы А и Б, объемом около 70 печатных листов. Том II, на букву В, займет приблизительно 80 печатных листов. Большая часть его сдана в набор в октябре 1940 года; окончание этого тома будет представлено в типографию до начала 1941 года. В 1941 году будут окончательно отредактированы томы III и IV. Последующие томы должны обрабатываться и сдаваться в печать безостановочно и регулярно по планам, установленным Институтом языка и мышления имени академика Н. Я. Марра АН СССР [2].

Некоторая медлительность в работе по составлению Словаря объясняется сложностью его задач, трудностью их выполнения и недостатком соответствующих специалистов. Приходилось в процессе работы создавать новые кадры из молодых сотрудников; необходимо было правильно и целесообразно организовать работу и установить в коллективе словарных работников взаимоотношения, обеспечивающие рост молодых сил и достаточно успешную работу по составлению Словаря.

Теоретические основы вновь издаваемого академического Словаря и необходимые практические указания для ведения словарной работы изложены в особой брошюре, изданной под заглавием: «Проект Словаря современного русского литературного языка». После некоторого опыта работы этот печатный проект обсуждался на заседании Отделения литературы и языка, по поручению которого был рассмотрен и исправлен особой комиссией, избранной из членов Отделения.

В настоящее время точно установлены научный профиль нового академического Словаря, его структура, семантическая и грамматическая обработка, источники, объём; словом, все необходимое, что должно определять внутреннее содержание и внешнее оформление Словаря.

Объем Словаря современного русского литературного языка определен приблизительно в 15 томов от 75 до 100 печатных листов каждый. Расположение слов в нем групповое, подобное принятому в Толковом словаре Даля расположению слов по «гнездам», но более дробнее, наименее затрудняющее читателей в разыскивании слов при справках. Эта система построения Словаря принята потому, что словарь всякого языка вообще есть не перечень входящих в него слов, но система словоупотреблений, связанных по происхождению и значению. В действительности, например слова век, вечный и вечность, вес и вешать, друг и дружба, день и дневной гораздо естественнее поместить рядом, чем разбрасывать их в разных местах словарного издания на основании алфавитного порядка, который не оправдывается никакими теоретическими соображениями, противоречит взаимоотношениям слов и объясняется только прочно установившейся традицией и привычками читателей. Бесспорно, что алфавитный порядок ускоряет нахождение справок, но он в то же время разрушает естественные связи слов; между тем словопроизводственный порядок дает полную возможность уяснять значения и отношения слов по их происхождению и имеет для себя полное научное оправдание.

В противоположность издававшемуся перед этим Словарю русского языка новый Словарь современного русского литературного языка не будет полным собранием всех слов, которые могут встретиться в русской письменной и разговорной речи. Например, материалы, которыми располагает в настоящее время Словарный отдел Института языка и мышления, дают около 6000 слов для буквы А, из них для Словаря было отобрано только около 2000. Отбор производился на основании существующего в наше время употребления слов в литературном языке. Для Словаря выбирались слова общепринятые, общеизвестные, составляющие ходячий словесный актив и необходимый пассив, т.е. слова, которые мы имеем в запасе на разные случаи, слова, которые в известных условиях могут оказаться нужными в процессе речи. Само собой разумеется, что отбор слов для Словаря литературного языка заключает много чрезвычайно трудных и спорных моментов, но без такого отбора нельзя построить нормативный словарь литературного языка, что является одно из важнейших задач. Поэтому на произведенный отбор следует смотреть как на опыт, как на помощь употреблению, которую можно оказать по состоянию имеющихся знаний и материалов. Фактически существующее в живом и письменном языке разговорное употребление не может быть охвачено с математической точностью никаким словарем. При том литературное употребление подвижно; он частью нарождается вновь, частью отмирает и не может утверждаться раз и навсегда и для всех эпох и случаев. Для нас важно отметить некоторые словоупотребления вымершие, устарелые — архаизмы, слова, возникшие вновь — неологизмы, слова местные — провинциализмы. Это во многих случаях можно и должно делать и делается.

Однако словарь, составленный из актуальных слов русского литературного языка, а также из слов, сопровождаемых пометами: устарелое, новое, областное слово, собственно дает лишь указание, рекомендацию, совет для употребления слов и отнюдь не является мерой их искоренения, запрещения или насильственного внедрения. В потребностях выражения мысли, в условиях художественного или научного творчества могут получать жизнь слова провинциальные, лил вышедшие из современного речевого оборота, или же созданные вновь. Это вполне рационально, необходимо и законно в процессе естественной жизни и роста языка.

По принятой за основание словарной работы мысли В. И. Ленина, «Словарь современного русского литературного языка» опирается на произведения новой русской литературы от Пушкина до наших дней. Основным его источником будет не только классическая художественная литература, стихи и проза, но также произведения выдающихся русских критиков, публицистов и ученых.

При этом Словарь должен с  необходимой полнотой отражать политическую жизнь страны Советов, представляя лексику и фразеологию, созданную и принятую в письменном и разговорном литературном языке эпохи диктатуры пролетариата, в условиях советского строительства и нового, социалистического производства. Работники Словаря знают и помнят, что в нашей стране выросли поколения людей с новыми взглядами на жизнь, социальные отношения и природу — люди с современными научными и общественными потребностями, которым должна удовлетворять наша наука, в частности и словарная продукция.

Основная часть словарного текста — определения значений слов — исходит из их понимания и употребления в современном языке. Цитаты располагаются, начиная от исторически позднейших, например: М. Горький, И. Тургенев, А. Пушкин и т.п. Слова политического значения объясняются с точки зрения научного материализма, основы нашего понимания жизни и природы.

          Словарь, не сходя с научных позиций, должен служить практическим нуждам нашего времени, и потому он должен быть последовательно нормативным и представлять собой руководство и образцы правильного употребления слов русского языка в отношении их формы, изменений значения, слогоударения, синтаксических сочетаний и фразеологических оборотов.

Словарь назначается для широкого массового обращения; поэтому он должен быть изложен по возможности просто и доступно. Однако простота и доступность изложения не должны снижать научного качества словарных статей, и Словарь должен быть интересным и полезным пособием для всей советской интеллигенции, особенно для писателей, журналистов и ученых нашей страны.

В настоящее время Словарь обеспечен более или менее достаточными научными средствами, научной рабочей силой и связью с научными учреждениями и многими членами Академии Наук, представителями различных социальностей. Ведущий работу Словарный отдел Института языка и мышления имеет в своем распоряжении картотеку выписок на разные слова из русских авторов в числе более 4 миллионов карточек, которые в годы подготовительных работ приведены в полный порядок и постепенно пополняются.

В числе необходимых библиографических пособий имеется довольно полная коллекция старых и новых словарей, необходимых для работы.

Для справок по русской лексике средних веков, не зарегистрированных в печатных словарях, работники Словарного отдела пользуются рукописной картотекой отдела Словаря древнерусского языка.

Руководящим научным органом Словарного отдела является редакционная коллегия Словаря, состоящая из трех действительных членов Академии Наук и двух членов — корреспондентов:

Главная редакция и авторы-составители:

■ Чл.-корр. АН СССР В. И. Чернышев (главный редактор);
■ И. М. Абрамович;
■ канд. филол. наук А. М. Бабкин (зам. председателя);
■ С. Л. Баженова;
■ канд. филол. наук Е. Э. Биржакова;
■ чл.-корр. АН СССР С. Г. Бархударов (главный редактор);
■ О. Е. Березина;
■ Д. И. Буторин;
■ акад. В. В. Виноградов;
■ К. С. Горбачевич;
■ И. Л. Городецкая;
■ чл.-корр. АН СССР В. М. Жирмунский;
■ старш. научн. сотр. И. К. Зборовский (ученый секретарь);
■ Е. А. Иванникова;
■ чл.-корр. АН СССР Е. С. Истрина;
■ Г. А. Качевская;
■ канд. филол. наук Л. С. Ковтун;
■ канд. филолог, наук Г. П. Князькова (секретарь);
■ 3. Т. Короткевич;
■ акад. И. Ю. Крачковский;
■ действ. чл. АН УССР А. Н. Криштофович;
■ О. Д. Кузнецова;
■ А. И. Литвиненко;
■ К. А. Логинова;
■ чл.-корр. АН СССР С. Е. Малов;
■ И. М. Мальцева;
■ A. Ф. Марецкая;
■ Н. М. Меделец;
■ А. И. Молотков;
■ акад. С. П. Обнорский;
■ докт. филол. наук С. И. Ожегов;
■ акад. С. П. Обнорский;
■ П. И. Павленко;
■ Ф. Д. Перевозчикова;
■ В. П. Петушков;
■ Т. Н. Поповцева;
■ старший научный сотрудник В. И. Пономарев;
■ В. В. Розанова;
■ Г. А. Разумникова;
■ Р. П. Рогожникова;
■ И. Ф. Рудакова;
■ старший научный сотрудник С. С. Советов;
■ Ю. М. Северинова;
■ Г. А. Стахова;
■ М. Н. Судоплатова;
■ докт, филол. наук К. А. Тимофеев;
В. А. Тихомирова;
■ акад. И. И. Толстой;
■ докт. филолог, наук Б. В. Томашевский;
■ акад. В. Ф. Шишмарев;
■ старших научных сотрудник И. А. Фалев;
■ В. П. Фелицына;
■ докт. филолог, наук Ф. П. Филин (председатель);
■ Т. А. Фоменко;
■ В. Н. Цыганова. et al.] (MMK).

Для направления научной работы Словаря и критической оценки вышедших в печати его томов создан при Академии Наук Совет Словаря, состоящий из 40 академиков[3]. Он должен обсуждать каждый вышедший том и давать указания для дальнейшего ведения словарной работы. В состав Совета входят ученые разных специальностей, к которым Словарный отдел обращается за консультацией по отбору и объяснению слов, имеющих знание научных терминов.

Вся словарная работа ведется коллективно, обсуждается на собраниях Словарного отдела, в заседаниях рабочей и главной редакций, в редакционной коллегии Словаря. Общие вопросы, связанные с работой Словаря, решаются на собраниях Института языка и мышления и на сессиях Отделения литературы и языка АН СССР. По мере надобности к участию в работе привлекаются специалисты, не входящие в состав Академии Наук.

***

«Особое место среди толковых словарей русского языка занимает семнадцатитомный ‹Словарь современного русского литературного языка›. Это самый полный из законченных словарей русского языка. Увеличение его словника идет за счет более широкого включения устаревших, специальных, просторечных и областных слов, так или иначе представленных в литературе XIX — XX вв. Очень важной отличительной его особенностью является помещение всех производных слов, засвидетельствованных в письменных источниках и реально существующих в устной литературной речи: Можно сказать, в словаре представлено все богатство словообразования русского литературного языка. В семнадцатитомном словаре учитываются также такие значения и употребления слов, которые опускаются в других словарях изза краткости этих словарей, широко показываются разного рода сочетания слов, варианты грамматических форм и ударений (в том числе устаревшие, просторечные и пр.), приводится гораздо больше цитатиллюстраций, чем в других словарях, даются справки, в каком из прежних словарей то или иное слово было помещено впервые; имеются и некоторые другие особенности, составляющие специфику данного словаря».

Федот Филин.

 

The prospect or the instructions of  the Great Academic Dictionary was initially launched in 1937. WWII forced the editors to postpone the process of publishing the first volume by 8 years. The dictionary was published in 17 volumes during the years of 1948-1965 containing more than 120,000 (exactly 120,480) words. Therefore,  28 years have passed from the moment of the initial decision made to produce the dictionary. It took only 15 years for the readers to wait to see the last XVII volume, completing the entire set.

All the preparatory works planned for its second edition had failed due to fundamental changes in Russia. However, the new edition of the Great Academic Dictionary is successfully executed.

Since the year 2004, the beginning of its production, 21 volumes of the total 30 have been published just in nine years. The entire set is anticipated to be completed by the year 2018 or possibly earlier. The Great Academic Dictionary will contain close to 200,000 words. By far, the  editorial staff of the Great Academic Dictionary is undoubtedly more reactive and responsible in comparison to the same work held and executed by the French Academy or Berlin Academy likewise.

The Stalinist era achieved the 17-volumed Dictionary of Contemporary Russian Literary Language[4] and infected Leningrad and Moscow linguistic circles with “ideological war” Slavists and Communists (against some slavists) which left both sides crippled with no sensible outcome. Many academicians were executed, exiled to Siberia or had become part of a deeply rooted bureaucratic systemic corruption. Apart from this upheaval and nightmare, the dictionary project was finished quite successfully.  The Dictionary of Contemporary Russian Literary Language or the GAD1 was and still is the most cherished Russian dictionary all over the world.

The sudden collapse of the Soviet Union had caused so much damage to the entire Academy and the process of republishing the second edition of the Dictionary of Contemporary Russian Literary Language. The bitter taste of the second edition of the Dictionary of Contemporary Russian Literary Language or the GAD2 is still evident. Had Joseph Stalin been still alive, then the GAD2 would have been finished with no problem or «как миленький»… There are 100 thousand disappointed owners of this dictionary. However, on a positive note, this could make a great Soviet lexicographical memorabilia in years to come as a perfect example of the dysfunctional state of the Soviet Union.

          The preface to the Great Academic dictionary indicates the following valid excuse for the previously unfinished business: «Социальные, политические, экономические изменения в жизни общества в конце XX века оказали существенное воздействие на язык. Появилось много новых понятий и, следовательно, слов, их обозначающих, произошла актуализация сфер деятельности экономики, банковского дела и т.п., терминология которых ранее находилась на периферии литературного языка или рассматривалась как специфически профессиональная, но теперь вошла в обиходную речь общества. Вновь широко стали употребляться в речи слова, которые в 30 — 80-е годы XX века оценивались как устарелые. Так возникла задача подготовки нового толкового словаря, отражающего языковое сознание общества последних десятилетий XX века, — ‹Большого академического словаря русского языка›»[].

          However, time marches on forward (C. Gorbachevich, A. Gerd, 2004). Many critics are still attached to the fact of what happened during the XX century lexicographical period.

The XX century is simply over. It was started and filled with great events, continued its course dramatically and ended tragically leaving behind unimaginable problems that effected on the “natural” process of the continuity in life,  history, and especially in lexicography. Therefore, the Academy had no choice left behind by the past to make this transition period as smooth as possible. The chance was to start all over again! Previous life and lexicography in the XX century had left no reasonable bridges  behind to continue lexicographical achievements together in the XXI century.

The Marxist-Leninist Dictionary of Contemporary Russian Literary Language is a complete self-sufficient and well developed closed circle on its own for the time being. The problem of continuity becomes amply obvious particularly when lexicographical materials and facts have to be defined and re-defined for the XIX century. Thousands of words and word combinations used on a daily basis representing socialist political and economic order (i.e. абсентеизм, абсолютизмавтократия, авторитет, анархизм библия, бойкот, гегемония, гласность, глобализация, глобальный, господство, демократия, евангелия, империализм, индустриализация, инициатор, кандидат, капитализм, класс, колхоз, коммунизм, консенсус, король, коррупция, кризис, лидер, меритократия, монополия, многопартийность, общество, общественный, пацифизм, перестройка, политбюро, политическая власть, плутократия, политический плюрализм, противоречие, рабство, репрессия, рынок, собственность, социализм, средства производства, труд, сталинизм, урбанизация, феодализм, чиновник, экономический кризис, эксплуатация etc.) have appeared in a vulnerable state of “no outlet” boxes caused by ideologically prepared the definitional system. Almost 100 [1917-1991] years of Russian literature, language, history, science, press, television, textbooks were exacerbated by the ideological flood of vocabulary praising socialist and communist doctrines. However, this particular period of lexicography will be a part of a new dictionary, the Dictionary of the XX Century of the Russian Language (in-vitro project).

«Кому нужно, чтобы изменения слов в языке и сочетание слов в предложении происходили не по существующей грамматике, а по совершенно другой? Какая польза для революции от такого переворота в языке? История вообще не делает чего-либо существенного без особой на то необходимости. Спрашивается, какая необходимость в таком языковом перевороте, если доказано, что существующий язык с его структурой в основном вполне пригоден для удовлетворения нужд нового строя? Уничтожить старую надстройку и заменить ее новой можно и нужно в течение нескольких лет, чтобы дать простор развитию производительных сил общества, но как уничтожить существующий язык и построить вместо него новый язык в течение нескольких лет, не внося анархию в общественную жизнь, не создавая угрозы распада общества? Кто же, кроме донкихотов, могут ставить себе такую задачу?» [6]&[7].

_________________________

[1] Хроника, Известия Академии наук СССР, Отделение литературы и языка, том I, № 3, страницы 137-139, Издательство АН СССР, 1940.

Bulletin de lAcadémie des sciences de lURSS. Classe de sciences littéraires et linguistiques, tom I, № 3, pp. 137-139, Moscou & Leningrad, 1940.

[2] Академия Российская (также Императорская Российская академия, Российская академия) — созданный Екатериной II и княгиней Е. Р. Дашковой по образцу Французской Академии (LAcadémie française) в 1783 году центр по изучению русского языка и словесности в Петербурге. Главным результатом деятельности этого продукта Русского Просвещения явилось издание Словаря Российской Академи. В 1841 году Академия была ликвидирована и преобразована во 2-е Отделение Императорской СанктПетербургской Академии Наук. С 1917 учереждение было переименовано Российская Академия Наук в Петрограде.

АН СССР с 1925 в Ленинграде, научно-исследовательское учреждение, основано в Петрограде в 1921 как Институт яфетологических исследований, с 1922 Яфетический институт. В 1930 в его состав вошла Комиссия русского языка АН СССР, с 1931 назывался Институт языка и мышления (помещался на Университетской набережной, 5; отделы: исследовательский, педагогическо-пропагандистский, словарный и терминологический, в дальнейшем структура менялась). В 1921—34 институт возглавлял его основатель академик Н. Я. Марр, в 1934—50 — академик И. И. Мещанинов. В 1950 институт слит с московским Институтом русского языка в единый Институт языкознания АН СССР, на основе секторов института, оставшихся в Ленинграде, в 1956 образовано Ленинградское отделение Языкознания института. С 1952 по 1991 г. — Ленинградское отделение Института языкознания Академии Наук СССР (ЛО ИЯ АН СССР). С 1991 г. Институт лингвистических исследований Российской Академии Наук.

[3] См. Terminal Objectives XI under chapter “Мысли бесчисленного множества людейfor complete credits of almost all who participated in the making of the GAD1, GAD2 and the new GAD.

[4] Some sources indicate as The Dictionary of Modern Russian Literary Language which is incorrect translation into English. Modern is called a period in history and literature beginning with the Age of Enlightenment and the conclusion of the Baroque period in the XVIII century, succeeding the Renaissance and Early Modern periods. Whereas, Contemporary  is a period in literature with its setting generally after the 1930’s to the present day (up to year 2000).

[5] Большой академический словарь русского языка (далее БАС3), том 1, страница 4, Москва & Санкт-Петербург, 2004.

[6] См. Joseph Stalin, Marxism and Problems of Linguistics. Примечание. Статья И. Сталина фактически завершила дискуссию о так называемом «Новом учении о языке» Н. Я. Марра, которую проводила газета с 9 мая. Дискуссия в «Правде» началась неожиданно, в разгар последнего наступления марристов (шедшего с конца 1948 г.), которые в ходе масштабной «проработочной» кампании до сих пор одерживали верх (в том числе административными средствами, вплоть до увольнения) над всеми действительными и мнимыми оппонентами. Выступление Сталина повернуло кампанию на 180 градусов; вместо очередной волны проработок и, возможно, репрессий против оппонентов «Нового учения» сам марризм был окончательно развенчан и сошёл со сцены.

[7] И. В. Сталин И.В. Марксизм и вопросы языкознания, Сессия отделений общественных наук Академии Наук СССР, посвященная годовщине опубликования гениального произведения И. В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания». Издательство Академии наук СССР, 1951 г.

 

ВСЕ СТАТЬИ

Поделиться ссылкой:




Комментарии к статье


Top